Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Каменный сад близ отрогов ТЯНЬ-ШАНЯ

Город, расположившийся в центре большого оазиса, в плодородных долинах рек Чирик и Ангрен, считается одним из самых древних в Центральной Азии. Его история насчитывает уже более 2200 лет, за это долгое время он из небольшого селения превратился в прекрасный современный мегаполис. Здесь многочисленные парки и скверы изобилуют великолепными фонтанами, тенистые аллеи дарят прохладу в летний зной, а широкие улицы и проспекты помогают ощутить масштабность пространства. Этот город, соединивший в себе вековую мудрость Востока и юношеский задор современности, зовётся Ташкентом.

Цветок, возросший на солнцепёке

Первые упоминания о городе встречаются в летописях начиная со II века до н.э. Об этом же периоде говорят и археологические раскопки, проведённые в южной части современного Ташкента. Там обнаружены следы первого оседлого поселения Шаш-тепа, которое принято считать исходной точкой развития современной столицы Узбекистана.

В древних письменных источниках город фигурировал под разными именами: Чач-тепа, Чач, Ши, Чжэши, Юэни, Бинкент. А привычное для нас название – Ташкент – появилось лишь в XI веке. Оно переводится с узбекского языка как «каменный город».

За долгие годы своего существования Ташкент видел многих завоевателей и входил в состав нескольких великих империй и ханств. В X–XII веках здесь правили династии Караханидов и Хорезмшахов, в XIV–XV веках – Тимуридов, в XVI–XVII веках – Шейбанидов. В XVIII веке Ташкент оказался в составе Кокандского ханства.

В 1867 году «Каменный город», считающийся «воротами» в благодатную Ферганскую долину, был избран в качестве центра вновь созданного Туркестанского генерал-губернаторства (с 1886 года – Туркестанского края), в который первоначально входили Сырдарьинская и Семиреченская, а затем добавились Ферганская и Закаспийская области. К тому времени в городе было 78 тысяч жителей.

Этот период стал новой вехой в истории Ташкента, потому что практически сразу после обозначенного события началось возведение нового города, первым объектом которого оказалась Ташкентская крепость. Граница между старым и новым городскими секторами пролегла по каналу Анхор. И так исторически сложилось, что старая часть города стала средоточием ремесленной и торговой жизни, а новая, образованная на месте садов, полей и дач, – промышленным центром.

Учитывая то, что узбекская столица находится в зоне резко континентального климата, а жара и засуха – явления здесь привычные, немаловажным событием стал запуск в 1874 году городского водопровода и канализационной сети. А чуть позже во дворце великого князя Николая Константиновича (двоюродного брата Александра III) появился первый фонтан. Это чудо инженерной мысли настолько понравилось местным жителям, что вскоре фонтаны стали появляться повсюду. И представить себе Ташкент без них уже не было возможным.

Прежде на Востоке в жаркий полдень найти прохладу и свежесть можно было вблизи арыка или хауза – особого водоёма прямоугольной формы. Как правило, рядом с ними располагались открытые террасы – айваны, где люди отдыхали, обменивались новостями, заключали сделки, слушали уличных музыкантов. Здесь же находились многочисленные чайханы и харчевни, и запахи ароматных блюд струились над водой.

Сегодня город потребляет около 1,5 миллиона кубометров воды, а его водная система представлена большим количеством каналов и небольших рек, часть из которых имеет искусственное происхождение. Причём цепочка каналов устроена таким образом, что каждый последующий сохраняет направление и бóльшую часть воды предыдущего.

Живительная влага для города необходима. Ведь летом температура воздуха в тени здесь поднимается до +35–40° C.

А время примерно с 25 июня по 3 августа получило у местных жителей особое название – чилля. Этим словом обозначают период изнуряющего 40-дневного безветренного летнего зноя, когда отмечается годовой максимум температур. И если жители Сибири, привычные к холоду, порой в шутку говорят, что у них «потеплело» до – 30° C, то в Узбекистане, напротив, сообщают друг другу о «похолодании» до + 30° C.

Восходящая звезда Востока

В отличие от старого города, где в организации пространства наблюдалась некоторая хаотичность, новая часть возводилась в соответствии с генеральным планом, предусматривающим центрально-радиальную застройку. Вдоль проложенных улиц тянулись арыки, по берегам которых высаживались пирамидальные тополя, белые акации, карагач, китайские ясени, тутовые деревья. Для того чтобы саженцы не погибли от засухи, их дважды в день – рано утром и вечером – поливали. Эти усилия не прошли даром: через несколько лет Ташкент по весне уже тонул в зелени, а воздух наполнялся благоуханием цветов и фруктовых деревьев.

Дома в новом городе строились из кирпича, в основном в один и два этажа. Более высоких зданий не предполагалось из-за угрозы их обрушения, прежде всего в результате землетрясений, которые в этом регионе не редкость. Толстые стены и высокие потолки жилищ даже в жаркое время года обеспечивали комфортные условия проживания. К каждому дому прирезался участок земли для разбивки сада и обустройства двора, где некоторые хозяева выкапывали небольшие пруды, заполняя их арычной водой.

К началу XX века Ташкент представлял собой развитый культурный и промышленный центр. Здесь действовали такие учебные заведения, как мужская и две женских гимназии, учительская семинария, кадетский корпус и школа прапорщиков, а также ряд училищ: военное, ремесленное, техническое железнодорожное, реальное, Мариинское четырёхклассное женское и два четырёхклассных мужских.

Среди новостроек выделялись красивые общественные здания, несколько церквей, банки, губернаторский дворец и др. Многочисленные широкие городские площади были обрамлены густой зеленью деревьев, и всюду наблюдалось обилие рукотворных водных артерий и сооружений.

В 1902 году к столице Туркестана была подведена железная дорога, действующая на конной тяге, а в 1913 году по улицам города пошёл первый трамвай. Четыре года спустя количество трамвайных линий увеличилось до семи, а их общая протяжённость – до 20 вёрст.

Как отмечали путешественники, посещавшие Ташкент в начале прошлого века, его цветники, плодовые деревья, виноградники отчасти напоминали Южную Францию.

В журнале «Вокруг света» за 1902 год был опубликован очерк одного из гостей туркестанского края. Вот, что он писал: «Костюмы самых ярких цветов – зелёного, красного, жёлтого и голубого – перемешиваются в один грандиозный букет, пропитанный пряными ароматами, несущимися из отдела благовоний. Этот живой букет, беспрерывно движущийся и гудящий, как пчелиный рой под ясным солнечным небом, представляет взорам восхищённого путешественника интересную картину восточной жизни».

Был в истории период, когда Ташкент ненадолго лишился своего столичного статуса. Произошло это в 1924–1930 годы. Тогда в качестве «первого города» Узбекистана выступал Самарканд. Однако вскоре стало понятно, что эта роль больше подходит Ташкенту. Наряду с этим он стал и административным центром Ташкентской области.

Город эвакуации

В 1968 году на экраны советских кинотеатров вышла в прокат кинокартина для детей и юношества «Ташкент – город хлебный», снятая на киностудии «Узбекфильм» по мотивам одноимённой повести Александра Неверова. Фильм рассказывал о мальчике Мише Додонове, отправившемся в 1921 году из охваченного голодом Поволжья в Ташкент, о продуктовом изобилии которого ходили легенды.

В этом стереотипе переплелись правда и вымысел. С одной стороны, Узбекистан, имеющий многовековую культуру земледелия, всегда обеспечивал себя продовольствием, с другой – хлеб дехканину всегда доставался с большим трудом. Но как бы там ни было, слава об азиатском «хлебном городе» ещё с начала XX века разнеслась по всей России. И это подразумевало не только достаток, но и традиционное восточное гостеприимство.

В ходе Великой Отечественной войны, Ташкент вновь подтвердил свою репутацию хлебосольного города. Находясь в глубоком тылу, он принимал из прифронтовой полосы оборудование с эвакуированных заводов и предприятий, рабочие которых буквально с колёс начинали производить военную продукцию.

Также в Узбекистан были перебазированы десятки учебных заведений, готовящих военные кадры для армии. Достаточно вспомнить, что в рядах прославленной панфиловской дивизии, насмерть стоявшей против фашистских захватчиков на подступах к Москве, было 180 воспитанников Ташкентского пехотного училища. Всего же за годы войны только одно это военно-учебное заведение подготовило для фронта несколько тысяч офицеров.

В северо-западном направлении из Ташкента уходили эшелоны со свежесформированными воинскими соединениями, военной продукцией, продовольствием, хлопком, текстилем. Обратно возвращались составы с эвакуированным населением, научными и творческими объединениями. Не иссякал и поток раненых, размещаемых в многочисленных ташкентских госпиталях. Многим из них не суждено было вернуться в строй – более 1200 советских воинов, умерших от ран, нашли своё последнее пристанище на кладбище Ташкента.

В память о героях, павших на фронтах великой войны, в 1975 году в северо-восточной части главной городской площади был открыт мемориал – Могила Неизвестного солдата.

Ещё один памятник боевой славы находится на Хотира майдони (Площадь Памяти), где возле Вечного огня установлена скульптура Скорбящей Матери. Сюда в любое время года приходят люди всех возрастов и вероисповеданий, чтобы почтить память тех, кто отдал свою жизнь за Родину.

Безусловно, в летописи города период времени с 1941 по 1945 год, несмотря на боль утрат и тяжесть трудовых будней, останется одной из самых славных и ярких страниц. Ташкент с полным правом можно назвать городом эвакуации. Через него в войну прошло около миллиона человек из оккупированной врагом европейской части Советского Союза. Для них узбекская столица стала вторым домом, а некоторые по окончанию войны не захотели покидать радушный город, оставшись там навсегда.

В числе эвакуированных в Ташкенте оказалось много известных советских учёных, режиссёров, актёров, поэтов, писателей. В частности, среди мастеров слова, покинувших родные пенаты, были такие литераторы, как Алексей Толстой, Корней Чуковский, Борис Лавренёв, Василий Ян, Мариэтта Шагинян, Борис Горбатов и другие. И уже в 1942 году Ташкент превратился в один из крупнейших литературных центров. К тому времени в Союзе писателей Узбекистана состояло 195 членов, из них 135 – из числа эвакуированных.

Свой след в литературной жизни Ташкента оставила Анна Ахматова, по настоянию властей покинувшая по воздушному коридору блокадный Ленинград.

Называвшая себя «осколком серебряного века», она так писала о Ташкенте:

Я не была здесь лет семьсот,

Но ничего не изменилось.

Всё так же льётся божья милость

С непререкаемых высот.

Память о великой поэтессе узбекская столица бережно хранит и по сей день. В клубе-музее по адресу улица Вахидова, 53 – «Мангалочий дворик», именуемом так по строке стихотворения, стараниями поклонников творчества Ахматовой воссоздана обстановка её комнаты, собраны личные вещи, подарки ташкентским друзьям, автографы, фотографии. И на регулярных творческих вечерах представители местной интеллигенции читают стихи «Сафо XX столетия».

Место всесоюзной стройки

Если по данным переписи 1897 года в Ташкенте проживало 156 тысяч жителей, то сегодня его население насчитывает 2,5 миллиона человек. Это один из крупнейших мегаполисов Центральной Азии, в котором современная элегантность, присущая многим европейским столицам, сочетается с особым восточным колоритом.

Здесь смешалось множество архитектурных стилей: и средневековые постройки, и монументальные здания советской эпохи, и современные ослепительные небоскрёбы из металла и стекла.

Трудно представить, что ещё в конце XIX века в окрестностях Ташкента в многочисленных зарослях камыша (тугаях) вдоль рек и протоков Чирчика водились туранские тигры. К сожалению, сейчас эти животные исчезли из списка местной фауны.

Сегодня Ташкент представляет собой развитый промышленный центр, где представлены предприятия энергетики, машино- и приборостроения, лёгкой, нефтехимической, топливной, пищевой, электротехнической, фармацевтической, деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, горнодобывающей промышленности.

Город стал средоточием научной, культурной, образовательной жизни страны. Здесь находятся сотни профильных организаций, в числе которых – Академия наук, научно-исследовательские институты, более двадцати вузов. Здесь функционируют 11 театров, в том числе Государственный Академический большой театр оперы и балета имени Алишера Навои, 22 музея, выставочные залы, кинотеатры, библиотеки, спортивные арены.

Улицы и площади Ташкента украшают множество памятников, среди которых несколько заслуживают особого внимания. Первый в их числе – Монумент Мужества, установленный в память о трагическом событии 1966 года. Тогда, 26 апреля в 5 часов 23 минуты, произошло катастрофическое землетрясение, получившее название Ташкентское, так как его эпицентр находился в центре города. Несмотря на огромную мощь, колебания земной поверхности шли не в горизонтальной плоскости, а вертикально, то есть город не «качнуло», а как бы «подбросило». От этих 8–9-балльных сотрясений (по 12-балльной шкале MSK-64) тысячи зданий покрылись глубокими трещинами. Но учитывая соотношение силы стихии и количество погибших (9 человек), Ташкентское землетрясение вполне можно считать бескровным. Однако вследствие этого масштабного бедствия в одночасье более 300 тысяч человек остались без крова, так как повреждённые подземной стихией дома восстановлению не подлежали.

В те драматичные дни самым популярным человеком в городе стал Валентин Уломов – учёный-сейсмолог, по чьей инициативе за два года до описываемых событий в Ташкенте была построена небольшая станция для сейсмических наблюдений в Средней Азии. В первые часы после землетрясения только он мог сказать городу, что случилось и чего ждать дальше.

Вечером 26 апреля именно Валентин Уломов стал основным докладчиком на совещании, где присутствовала правительственная делегация. Тогда было принято важное решение: объявить Ташкент ударной всесоюзной стройкой и направить для его восстановления специалистов, стройматериалы и технику со всей огромной страны.

По решению властей вместо реконструкции старых одноэтажных глинобитных домов на их месте было запланировано строительство новых современных многоэтажных зданий. После чего закипела стройка, на которую съехались многие тысячи добровольцев из всех союзных республик.

За короткий срок (три с половиной года) были возведены несколько новых микрорайонов, как в центре города, так и на свободных площадях в его юго-западной части. Впоследствии многие новые кварталы и улицы получили названия городов, оказавших Ташкенту помощь в трудный час.

Дорогие памятные имена

Название «Пахтакор» (узб. – хлопкороб) довольно распространено в Узбекистане. Так называется одна из улиц Ташкента, станция метро, Центральный стадион, город в Джизакской области, компании и организации. Такое же название – «Пахтакор-79» – получил памятник, открытый 11 августа 2013 года на кладбище Боткина и известный каждому жителю узбекской столицы.

Он установлен в память о футбольной команде «Пахтакор», погибшей в полном составе в авиакатастрофе 11 августа 1979 года. Тогда из-за ошибки авиадиспетчеров в небе над Днепродзержинском (совр. Украина) столкнулись два пассажирских самолёта Ту-134А, в результате чего 178 человек погибли. В их числе оказались 17 членов узбекского футбольного клуба, летевших в Минск на матч с местной командой «Динамо», проходивший в рамках чемпионата Советского Союза. Эта катастрофа отозвалась горьким эхом во многих сердцах.

Узбекский спортивный журналист и комментатор Эдуард Аванесов откликнулся на трагедию гимном-реквиемом, в котором есть такие строки:

Летят года, но боль не утихает,

Печаль моя взлетела выше гор.

На перелёте птицы погибают,

Погиб и ты в полёте,

«Пахтакор»…

После авиакатастрофы было принято решение заново создать команду «Пахтакор» и усилить её за счёт игроков других футбольных клубов. К 30-летию катастрофы, в августе 2009 года, в близлежащем к месту падения самолётов посёлке Куриловка был открыт памятник в виде чёрной траурной стелы, расколотой пополам, которую пересекает устремлённый в небо белый журавль. Также на камне изображён летящий клин из 11 птиц и перечислены семнадцать имён членов команды. У подножья памятника лежит гранитный футбольный мяч. На чёрном мраморе выбита надпись: «Памяти футбольной команды «Пахтакор» и всем жертвам, погибшим в авиакатастрофе 11 августа 1979 года. От футбольного братства бывшего СССР».

Многое изменилось с того момента, как распался Советский Союз. Но футбольный клуб «Пахтакор», как и много лет назад, был и остаётся одной из визитных карточек Ташкента.

В новейшей истории он уже 11 раз выигрывал футбольный чемпионат Узбекистана, а в 2007 году стал обладателем Кубка чемпионов Содружества. Поэтому не удивительно, что «хлопкоробы» имеют множество болельщиков не только в СНГ, но и в таких азиатских странах, как Афганистан, Иран, Пакистан.

Говоря о современном Ташкенте, нельзя не вспомнить имя человека, которому он во много обязан своей нынешней красотой и великолепием.

Шараф Рашидович Рашидов (1917–1983) – один из последних лидеров Узбекистана, возглавлявший его почти четверть века, внёс огромный вклад в развитие как республики в целом, так и её столицы в частности.

На годы правления Рашидова пришлось бурное промышленное развитие республики, где к концу 1970-х работало свыше 1600 крупных промышленных предприятий, были возведены десятки ГЭС, налажена добыча золота, урана, построены нефтеперерабатывающие заводы. В ту эпоху на карте Узбекистана появились такие города, как Навои, Зарафшан, Учкудук и многие другие, а уровень грамотности населения с дореволюционных 4% вырос почти до 99%.

Особое внимание Шараф Рашидов уделял Ташкенту. Столицу Узбекистана он стремился превратить в один из красивейших городов Востока.

После уже упомянутого масштабного землетрясения на ставшем судьбоносным для Ташкента совещании Шараф Рашидов сумел доказать союзному руководству, что необходимо не только отстроить новый город, покончив с глинобитными кварталами, но и выделить средства на строительство метрополитена. Ташкент был единственной среднеазиатской столицей с собственным метро, пока в 2011 году не открылся Алматинский метрополитен.

Победивший века и стихию

Долгое время Ташкент находился на пересечении торговых путей, что наложило отпечаток на его облик. На протяжении многовековой истории он всегда был центром торговли, ремёсел, культурной и политической жизни. А это значит, что в разные времена лучшие архитекторы и строители демонстрировали здесь своё мастерство, возводя великолепные архитектурные сооружения, которые пережили не только века, но и природные катаклизмы.

Гостю узбекской столицы знакомство с ней стоит начать со Старого города (Эски-Шахар), где всё ещё можно увидеть лабиринты улочек со старинными зданиями, мечетями, медресе.

Интерес туристов вызывают такие архитектурные жемчужины, как мавзолеи Юнус-хана (XV век) и Калдыргач-бия (XVIII век), величественное медресе Кукельдаш, построенное в XVI веке и использовавшееся в разные времена в качестве учебного заведения, караван-сарая и даже крепости.

Не менее внушительно медресе Барак-хана – религиозный комплекс, возведённый в XVI столетии, состоящий из зданий мавзолея и ханаки, где до 2007 года располагалось Духовное управление мусульман Центральной Азии.

Гордостью столицы является религиозный комплекс Хазрати Имам, возведённый близ могилы одного из первых проповедников ислама в Ташкенте, который жил в X веке. Этот историко-архитектурный ансамбль несколько раз достраивался, и последние изменения претерпел в 80-е годы прошлого века.

Другое старинное здание было построено по распоряжению Амира Тимура (XIV век) над могилой почитаемого мусульманами суфия, шейха Хавенди ат-Тахура. У мавзолея святого до последнего времени росли так называемые сауры Искандера – тысячелетние, потерявшие листву и почти окаменевшие от старости деревья. Ствол одного из них сохранился до наших дней внутри мавзолея.

Из более современных сооружений стоит обратить внимание на башню с Ташкентскими курантами (1947 год) и её точную копию, стоящие рядом со сквером Амира Тимура, а также на самую высокую в Центральной Азии телебашню, «рост» которой составляет 375 метров.

История ташкентских курантов поистине замечательна. Они были открыты в честь второй годовщины Победы над Германией – 9 мая 1947 года. Сложный механизм часов с боем из предместья Кёнигсберга в качестве трофея привёз в столицу Узбекистана Александр Айзенштейн, служивший в войну в интендантских войсках. Для часов специально построили 30-метровую башню, которая стала символом победы в Великой Отечественной войне. В 2009 году, к празднованию 2200-летия Ташкента, неподалёку от старых построен комплекс новых курантов, полностью идентичный раннему образцу.

Можно было бы ещё долго перечислять достопримечательности столицы Узбекистана. Но их список и описание выйдут далеко за рамки статьи и займут не одну книгу. Зато не лишним будет перечислить тех талантливых людей, которые родились здесь и впоследствии прославили родной город. Некоторые из них покинули родину, переехали в ближнее и дальнее зарубежье, другие живут и трудятся в своей стране.

Крайне редко при жизни человеку устанавливают памятник. Однако случай с Владимиром Джанибековым – особый. Бюст этого ташкентца, дважды Героя Советского Союза вот уже 35 лет стоит в центре города. Джанибеков стал 43-м лётчиком-космонавтом СССР и командиром экспедиции, которая впервые осуществила стыковку с орбитальной станцией. Он пять раз подряд побывал на орбите Земли в качестве командира корабля, восемь с половиной часов провёл в открытом космосе.

Ташкент – родина народной артистки РСФСР Рины Зелёной, запомнившейся зрителям по ролям в более чем 50 фильмах, Георгия Юнгвальд-Хилькевича, кинорежиссёра, снявшего более 20 фильмов, среди которых – «Опасные гастроли», «ДʼАртаньян и три мушкетёра», «Ах, водевиль, водевиль», «Узник замка Иф».

На пространстве СНГ не требуют особого представления такие уроженцы Ташкента и его окрестностей, как художественный руководитель ВИА «Ялла» Фаррух Закиров, эстрадная певица Роксана Бабаян, популярный певец, композитор и поэт Юрий Антонов, замечательный композитор и телеведущий Александр Журбин, олимпийская чемпионка по художественной гимнастике Алина Кабаева, заслуженный тренер Узбекистана и России, президент Всероссийской федерации художественной гимнастики Ирина Винер, Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации Элла Памфилова, известные актёры театра и кино Дмитрий Харатьян и Виктор Вержбицкий.

Про Ташкент говорят, что тепло здесь чувствуется во всём: и в погоде, и в его жителях. По мнению видных краеведов, город, стоявший на Великом Шёлковом пути, за тысячелетия своего существования научил разных людей ладить друг с другом, независимо от их религии, характера, уклада жизни, национальности или возраста. И сложившаяся много веков назад общая атмосфера дружелюбия и взаимопонимания не исчезла и по сей день, как не утратились традиции восточного гостеприимства. Так что ташкентцы любого гостя, прибывшего издалека, как и много лет назад неизменно встречают улыбкой и словами: «Мархамат, хуш келибсиз!»

Михаил Тарасов

27.07.2019