Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Герои, заслонившие собой Москву

После того как в июне 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз, Казахстан стал одной из кадровых кузниц Красной Армии. В самом начале войны в республике были сформированы 14 дивизий и 6 бригад. Отсюда же на фронт уходили солдаты, которых впоследствии в народе уважительно стали называть «панфиловцами».

Гражданские в военном строю

Формирование 316-й стрелковой дивизии (сд) началось 12 июля 1941 года. Незадолго до этого военного комиссара Киргизской ССР генерал-майора Ивана Панфилова отозвали из отпуска и приказали срочно явиться в Москву, где поручили скомплектовать дивизию в г. Алма-Ате (совр. Алматы).

Поскольку первоочередные казахстанские дивизии были уже отмобилизованы, 316-я создавалась «сверх плана». В её состав вошло множество добровольцев, в том числе и тех, кто имел бронь от призыва. В основном в ряды дивизии влились люди немолодые, семейные, лет тридцати пяти. Именно зрелостью и настроем этих солдат был обусловлен высокий боевой дух дивизии.

Ещё одной особенностью подразделения стала его многонациональность. Костяк 316-й составляли русские, казахи, киргизы, украинцы. Например, в батальоне под командованием старшего лейтенанта Бауыржана Момыш-улы треть бойцов составляли казахи, остальная часть – русские и украинцы. «Киргизским» называли между собой 1077-й полк, потому что его скомплектовали из призывников г. Фрунзе (совр. Бишкек). А 1075-й и 1073-й полки оказались «казачьими», так как первый – был сформирован из числа семиреченских казаков, а второй – из жителей станиц Надежденской и Софийской. Всего же под началом Панфилова находились солдаты и командиры 28 национальностей.

Штатное расписание 316-й сд предусматривало наличие трёх стрелковых полков (сп), артиллерийского полка (ап), батальона связи, отдельного сапёрного батальона, отдельной автороты, медсанбата, отдельной разведывательной мотострелковой роты, полевого хлебозавода и полевой почтовой связи.

Но целью комдива было не просто сформировать армейское подразделение, а за несколько недель успеть сделать из него боевой слаженный коллектив, который сможет достойно проявить себя на поле боя. Учитывая то обстоятельство, что многие из новобранцев ранее в армии не служили, предстояла большая работа.

Главное, чему генерал хотел научить своих солдат, – не бояться вражеских танков, так как с ними неизбежно пришлось бы столкнуться. Эту задачу Панфилов решил, заменив танки обычными тракторами. Так что вскоре бойцы, забрасывавшие сельхозтехнику деревянными гранатами, отточили свои действия до автоматизма и были готовы встретиться с вражескими бронированными машинами.

От рядового до генерала

Иван Васильевич Панфилов вошёл в историю как генерал с трагической судьбой. Командира 316-й сд маршал Советского Союза Рокоссовский в своих мемуарах описывал так: «Простое открытое лицо, некоторая даже застенчивость вначале. Вместе с тем чувствовались кипучая энергия и способность проявить железную волю и настойчивость в нужный момент. О своих подчинённых генерал отзывался уважительно, видно было, что он хорошо знает каждого из них».

Военную карьеру Иван Панфилов начал в 22-летнем возрасте, когда в 1915 году был призван в царскую армию. После Февральской революции 1917 года его избрали в члены полкового комитета, а в октябре 1918-го он попал под принудительную мобилизацию в Красную Армию.

После Гражданской войны Панфилов поступил в Киевскую пехотную школу. По её окончании в 1923 году его направили в Среднеазиатский военный округ. В 1938-м он был назначен военным комиссаром Киргизской ССР. А на следующий год ему присвоили звание комбрига (с 1940 года – генерал-майор).

Передовой рубеж

На комплектование 316-й сд было отведено чуть более месяца. И уже 18 августа дивизия была направлена в район Великого Новгорода в состав 52-й резервной армии. Однако события на передовой развивались стремительно, фронт ежедневно смещался на восток.

В результате Новгород был оккупирован немецкими войсками, и 316-й пришлось выгружаться в г. Боровичи, что на 180 км восточнее областного центра. На марше дивизия подверглась авианалёту и понесла первые потери.

Совершив стокилометровый переход на запад, вверенные Панфилову подразделения заняли позиции во втором эшелоне армии и оборудовали полосу обороны близ посёлка Крестцы. Однако повоевать на занятом рубеже не довелось: из-за прорыва обороны Западного фронта 316-ю сд спешно грузят в эшелоны и перебрасывают на московское направление. Сначала она передаётся в состав 5-й, а затем 16-й армии.

Разгрузившись в Волоколамске, среднеазиатские полки заняли полосу обороны протяжённостью в 41 км, прикрыв город с запада. Между тем, согласно уставу 1939 года, дивизия могла оборонять фронт длиной 8–12 км и глубиной 4–6 км. То есть в октябре 1941-го подразделение вытянулось в тонкую одноэшелонную линию, прорыв которой в одном месте сводил на нет все усилия по защите Волоколамска. Тогда, желая придать позициям бóльшую устойчивость, Панфилов выстраивает противотанковую оборону по принципу организации противотанковых пунктов и районов на наиболее опасных направлениях, где концентрируется вся имеющаяся в наличии артиллерия и сооружаются противотанковые заграждения. Всего в полосе дивизии было создано 10 таких опорных пунктов.

Очень кстати пришлись выделенные из резервов армии два артиллерийских полка (207 орудий различных калибров) и танковая рота, состоящая из двух средних и двух лёгких пулемётных танков.

Суть новаторской панфиловской тактики заключалась в «отсечных позициях» в глубине обороны и «артиллерийских засадах», когда расчёты на направлении вражеского удара располагались так, чтобы прорвавшиеся танки попадали под фланговый обстрел. Ещё одно нововведение – создание троек бойцов, встречавших лобовую атаку на полевых позициях и вооружённых такой новинкой, как противотанковое ружьё системы Дегтярёва (ПТРД), а также гранатами и бутылками с зажигательной смесью.

Кроме того, по распоряжению командующего 16-й армией генерал-лейтенанта Рокоссовского в 316-й дивизии создаются мобильные истребительные противотанковые отряды в составе взвода и роты сапёров, передвигающихся на автомашинах и имеющих запас противотанковых мин и бутылок с «коктейлями Молотова».

Между тем ежедневно через позиции панфиловской дивизии из окружения выходят люди. Их генерал вновь ставит под ружьё и определяет на оборонительные позиции.

А по ночам в сторону немецких передовых частей, готовящихся к наступлению, выдвигаются небольшие ударные группы, чтобы нанести неприятелю максимальный урон. Но для Панфилова важны не результаты этих вылазок, а то, чтобы его бойцы поверили в себя и поняли, что гитлеровцы тоже уязвимы и победить их можно.

Боевое крещение

15 октября 1941 года дивизия Панфилова вступила в бой с наступающим врагом. Ей противостояли 35-я пехотная дивизия (пд), 2-я, 5-я и 11-я танковые дивизии вермахта. 1075-й сп, стоящий на левом фланге, в течение 16–17 октября отбивал атаки немцев, но, в конце концов, вынужден был оставить свои позиции у совхоза Болычево. Таким образом, неприятелю удалось вклиниться в оборону на стыке 16-й и 5-й армий.

С утра 18 октября немцы возобновили наступление в районе обороны 1075-го сп. В ходе боёв полк понёс тяжёлые потери и при отступлении потерял всю приданную ему артиллерию (1 артдивизион). Панфилов приказал отвести подразделение за реку Руза в районе села Осташево и не допустить форсирования реки немцами. Однако выполнить приказ комдива не удалось ввиду явного превосходства противника в силах. Неприятель занял село, что создало угрозу захвата Волоколамска с юга. До города по дороге оставалось 17 км.

Тогда в помощь поредевшему 1075-му сп из резерва 16-й А были выделены 768-й противотанковый полк и несколько дивизионов реактивных миномётов.

19 октября немцы вновь предприняли атаки со стороны села Осташево в направлении Волоколамска. Но на этот раз бойцы 316-й сд встретили их артиллерийским и миномётным огнём, не дав продвинуться ни на километр. А с 20 по 23 октября на левом фланге дивизии установилось относительное затишье, вызванное перегруппировкой немецких частей и восстановлением подбитой техники.

Но возникла угроза на правом фланге, где сосредоточилась свежая немецкая пехотная дивизия. Для противодействия ей на опасное направление был перемещён 138-й пушечный артиллерийский полк (ап). Также 18 октября 316-й сд по личному указанию Сталина придавалась танковая бригада, срочно переброшенная из-под Мценска.

Усиление на этом участке обороны было не напрасным, потому что уже 23 октября здесь последовало наступление неприятеля. Удары поочерёдно приняли на себя сначала 1073-й, а потом и 1077-й сп. Одновременно с юга атаки немцев сдерживал 1075-й сп. Наступление по всему фронту вылилось в ряд прорывов обороны и вынужденному отступлению частей дивизии за реку Лама.

26 октября 1077-й сп с приданным 525-м лёгким ап закрепился у деревни Алферьево (к северу от Волоколамска), 1075-й сп занял оборону у деревни Жданово (к югу от города), а место потрёпанного в боях и отведённого в резерв 1073-го сп занял подчинённый дивизии 690-й сп 126-й сд. Именно в зоне ответственности последнего 27 октября немецкими войсками и будет прорвана оборона, после чего 316-я сд оставит Волоколамск. Таким образом, по шоссе до Москвы останется чуть более 100 км.

По оценке штаба Западного фронта сдача столь важного рубежа 316-й сд произошла из-за того, что она в течение 12 дней вела непрерывные бои и, понеся большие потери, не пополнялась, в то время как немцы дополнительно ввели в дело моторизованный корпус. Кроме того, приданный 690-й сп был не до конца сформирован, и его командование проявило неуверенность на поле боя.

За сдачу Волоколамска Панфилов мог поплатиться не только погонами. Лишь заступничество командующего армией спасло его от трибунала. Рокоссовский понимал, что комдив сделал в сложившейся ситуации всё, что мог и даже более того, задержав превосходящие силы неприятеля на полторы недели и нанеся ему значительный урон в живой силе и технике. Поэтому несмотря на отступление за заслуги в октябрьских сражениях 316-я дивизия 17 ноября 1941 года была награждена орденом Красного Знамени, а 18 ноября одной из первых стала именоваться гвардейской за номером 8.

Стойкость и мужество, проявленные панфиловцами на разных участках фронта под Волоколамском, были отмечены и немцами. В докладе командира 5-го армейского корпуса вермахта сказано: «316-я русская дивизия имеет в своём составе много хорошо обученных солдат и ведёт поразительно упорную борьбу».

Если бы немецкий генерал знал, что его отборным силам противостоят вчерашние рабочие, служащие и колхозники, многие из которых лишь несколько месяцев назад впервые в жизни взяли в руки оружие, он бы крайне удивился.

В преддверии сражения

Оставив рубеж у реки Лама, 316-я сд занимает новую линию обороны восточнее Волоколамска: от деревни Ремягино (на севере) до деревни Ширяево (на юге), общей протяжённостью около 20 км, что для ослабленного в сражениях соединения было очень много.

После октябрьских боёв численность дивизии сократилась с 11 347 (в момент формирования) до 6–7 тысяч человек. При этом на передовой личного состава было ещё меньше: в 1075-м сп насчитывалось 1 534, в 1073 сп – 1 666, в 1077-м сп – 2 078 солдат и командиров.

Кроме того, в дивизии осталось совсем мало артиллерии: часть пушек оказалась разбитой, часть пришлось бросить при отступлении. И для борьбы против немецких танков имелись лишь противотанковые ружья, гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Характеристики последних предполагали практически рукопашный бой, так как поразить с их помощью вражеские бронемашины можно было только с минимальной дистанции.

В наиболее вероятном месте продвижения противника Панфилов поставил уже проявившие себя в прошлых боях 1075-й и 1073-й сп. Центр прикрывал 690-й сп, правый фланг – 1077-й сп.

Здесь, столкнувшись с немецким танковым клином группы армий «Центр», генералу Панфилову и многим его бойцам придётся принять последний бой и обессмертить свои имена.

Согласно плану второго этапа операции «Тайфун», командование вермахта намеревалось мощными ударами 2-й и 3-й танковых групп стремительно обойти Москву с юга и севера, окружив город, при этом 4-я танковая группа должна была войти в советскую столицу с запада. Всего на московском направлении вермахт развернул 51 дивизию, в том числе 13 танковых и 7 моторизованных.

Уверенность фашистского командования в победе была столь велика, что в частях в канун общего наступления в ходу была фраза: «Завтракаем в Волоколамске, а поужинаем в Москве». На торжества в честь взятия столицы СССР в Берлине даже были отпечатаны пригласительные билеты. А к Рождеству немцы планировали завершить военную кампанию, приняв капитуляцию Советов.

Остановившие лавину

16 ноября группа армий «Центр» возобновила наступление на Москву. И 316-я сд вновь оказалась на направлении главного удара 4-й танковой армии. Острие немецкого наступления было нацелено в левый фланг панфиловской дивизии, который прикрывал 1075-й сп под командованием полковника Ильи Капрова. Его позиции атаковала 2-я танковая дивизия 40-го танкового корпуса, численностью в 90 танков, накануне разделённая на три боевых группы.

Две из них предназначались для взлома советской обороны, третья – для зачистки местности от окружённых групп красноармейцев.

Выдвижение 2-й боевой группы, включавшей в себя более 50 средних и тяжёлых танков, а также пехоту, началось в 6:30 и было поддержано штурмовой авиацией и артиллерией. Противостоять гитлеровской «броне» должны были два взвода ПТРД и одна противотанковая пушка.

К 10:00 немцы заняли деревню Нелидово и, прорвав оборону на участке 6-й роты, позиции которой находились фактически в чистом поле, овладели деревней Петелино, а к 11:00 вошли в село Большое Никольское. Остатки роты отступили за насыпь железной дороги.

Но несмотря на то, что к 13:00 большинство опорных пунктов 1075-го сп было потеряно, советские солдаты и офицеры продолжали сопротивляться наседающему врагу.

Следующей фазой немецкого наступления стало выдвижение около полудня 1-й боевой группы из деревни Морозово. Проведя разведку боем в районе позиций 5-й роты 1075-го сп у деревни Ширяево, вражеские танки проследовали вдоль опушки леса, усиленной завалами и минно-взрывными заграждениями, и повернули в сторону разъезда Дубосеково, подступы к которому обороняла 4-я рота под командованием капитана Гундиловича и политрука Клочкова.

Место для этого опорного пункта выбрал лично Панфилов и сделал это весьма удачно. Окопы находились на возвышенности, и рельеф местности не позволял обойти их с фланга. Сбить защитников с занятой позиции можно было лишь с помощью лобовой атаки, что для штурмовой группы было не лучшим (но единственным) тактическим решением.

Именно здесь разгорелся жаркий многочасовой бой. Вражеские цепи шли в атаку, перед советскими окопами теряли боевой порядок, откатывались назад, перестраивались, пополнялись и снова устремлялись вперёд. Как свидетельствовали соседи панфиловцев слева – 50-я конная дивизия корпуса Доватора, канонада у Дубосеково продолжалась практически весь день и затихла только к заходу солнца, это говорило о том, что сопротивление там сломлено.

В ходе этого сражения и наступающие, и обороняющиеся понесли большие потери. Достаточно сказать, что из 4-й роты в 140 человек уцелело всего 20–25. В числе погибших оказался и политрук Василий Клочков. Согласно официальной версии он бросился со связкой гранат под гусеницы танка. Но местные жители, хоронившие павших, сообщили, что политрук был сражён осколком мины.

Мало кто знает, что этот человек ещё при жизни стал легендой. Он единственный на всём Западном фронте, а, возможно, и во всей армии, всего за один месяц боёв был награждён двумя орденами Красного Знамени, из которых успел получить лишь один. Между тем Василий Клочков не был профессиональным военным. Ротным политруком он стал после того, как оставил должность заведующего трестом столовых города Алма-Аты.

О подвиге бойцов 316-й сд, оборонявших разъезд Дубосеково, впервые сообщила газета «Известия» 19 ноября 1941 года, не назвав ни одной фамилии, кроме командира 1075-го полка.

Следующее упоминание об этом бое было 27 ноября в газете «Красная звезда» в заметке под авторством В.И. Коротеева. Фамилии героев в ней также не назывались.

Аналогичная статья за подписью А.Ю. Кривицкого (литературного секретаря) появилась на следующий день в той же «Красной звезде». Но подвиг вновь остался безымянным.

И лишь 22 января 1942 года в очерке Кривицкого «О 28 павших героях» впервые был опубликован список воинов-панфиловцев, остановивших немецкие танки под Волоколамском. А после того, как тираж «Красной звезды» распространился в воинских частях, командующий Западным фронтом генерал армии Жуков вышел с ходатайством перед Наркомом обороны о присвоении 28 бойцам 316-й сд звания Героев Советского Союза. 21 июля 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардейцам, перечисленным в газетном очерке, было посмертно присвоено высокое звание.

Это был единственный случай за всю войну, когда звания Героя удостоился не один человек, а бойцы по списку.

Итоги боёв 316-й сд на московском направлении нашли отражение в войсковых документах. Как следовало из боевого донесения командования дивизии в штаб армии, в период с 16 по 18 ноября 1077-м сп было уничтожено 9, 1073-м сп – 5, 1075 сп – 4 немецких танка. Итого – 18.

Батальный эпилог

Командующий 16-й армией не строил иллюзий по поводу того, что 316-я сд удержит занимаемые на подступах к Волоколамску позиции. По замыслу Рокоссовского её задачей являлось как можно больше измотать и максимально задержать противника. В целом же армиям Западного фронта нужно было продержаться до готовности трёх формируемых армий – 1-й ударной, 20-й и 10-й. И этого удалось достичь в полной мере.

За пять дней наступления немецкие танковые и пехотные дивизии продвинулись к востоку от Волоколамска на 15–25 км. Такой темп, от 3 до 5 км в сутки, довольно низок даже для пехоты. Таким образом, вермахт не смог выйти подвижными соединениями на оперативный простор и поставленной задачи не выполнил.

За этот успех немногочисленным советским дивизиям, прикрывающим московское направление, пришлось заплатить высокую цену. В частности, два из трёх полков 316-й сд были полностью разбиты: к 20 ноября личный состав 1077-го сп сократился до 700, 1073-го сп – до 200, 1075-го сп – до 120 человек, в приданном дивизии 690-м сп осталось 180 бойцов.

В целом вся 316-я стрелковая дивизия сражалась достойно и явила массу примеров героизма. Так, 1073-й полк после прорыва немецких танков занял круговую оборону и держал её до последнего патрона. А рота 1075-го полка при помощи шести танков даже выбила противника из деревни Шишкино и оборонялась там почти сутки. Группа сапёров из 1077-го полка погибла на окраине деревни Строково, прикрывая отход своей части на другой рубеж. Командование 1075-го сп 16 ноября оставило командный пункт только тогда, когда спустя 12 часов после начала боя к нему подошли немецкие танки и начали в упор расстреливать позиции. Командир дивизии генерал-майор Иван Васильевич Панфилов был рядом со своими сражающимися полками и погиб 18 ноября в селе Гусенёво от осколка мины.

Получив сообщение о гибели Панфилова, Иосиф Сталин распорядился с военными почестями похоронить генерала-героя в Москве на Новодевичьем кладбище.

23 ноября за успешные действия в ходе боёв на Можайской линии обороны 8-я гвардейская стрелковая дивизия получила почётное название «Панфиловская». За всю историю существования Вооружённых Сил страны Советов только две дивизии были названы в честь своих комдивов: в Гражданскую войну – Чапаевская, в Великую Отечественную – Панфиловская.

Волей случая в список представленных к званию Героя Советского Союза попали имена лишь 28 человек, принимавших участие в бою у Дубосеково. На других участках обороны 316-й сд бойцы сражались с не меньшей отвагой и доблестью. Все они, облачённые в шинели казахи, русские, киргизы, белорусы, украинцы и другие, в грозном 1941 году были спаяны одной судьбой и одной целью: не пропустить врага вглубь своей страны. И эту задачу они выполнили с честью. Недаром генерал-полковник Эрих Гёпнер, командовавший 4-й танковой группой, чьи ударные силы столкнулись с 8-й гвардейской дивизией в ноябре 41-го, называл её в своих донесениях командующему ГА «Центр» генерал-фельдмаршалу Федору фон Боку «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти».

Навеки в памяти народной

Несмотря на то, что 8-я гвардейская дивизия в результате боёв 16–20 ноября под Волоколамском была обескровлена, её участие в битве за Москву продолжилось.

Поняв бесперспективность и невозможность достичь успеха в районе Волоколамского шоссе, немецкое командование перебросило 4-ю танковую группу на Ленинградское шоссе. Практически одновременно, 26 ноября для устранения критической ситуации Панфиловская дивизия передислоцируется на тот же участок фронта, в район деревни Крюково (ныне в составе г. Зеленограда Московской области), и совместно с другими частями 16-й армии Рокоссовского сначала останавливает немецкую «броню», а 30 ноября переходит в контрнаступление, в ходе которого особенно ожесточённые бои развернулись за деревни Пешки и Крюково. Последняя была превращена немцами в опорный пункт с дотами и танковыми засадами. В течение нескольких дней она восемь раз переходила из рук в руки, и 7 декабря 1941 года была освобождена силами 8-й гвардейской стрелковой дивизии имени генерал-майора И.В. Панфилова и 1-й гвардейской танковой бригады.

Спустя две недели средне-азиатская дивизия была отведена в тыл для отдыха и пополнения.

Благодаря газетным публикациям о 28 героях-панфиловцах, совершивших подвиг у разъезда Дубосеково Волоколамского района Московской области, узнал весь Советский Союз. Их именами впоследствии в разных регионах великой страны были названы улицы, парки, школы, предприятия, колхозы, о легендарном бое писали песни, пьесы, повести. А бойцы, ценой собственной жизни не пропустившие вражеские танки к советской столице, стали символом мужества и стойкости.

В 1975 году у поселка Дубосеково был открыт мемориальный комплекс «Подвигу 28». Он состоит из шести монументальных скульптур высотой 10 метров, которые олицетворяют воинов шести национальностей, сражавшихся в рядах дивизии Панфилова. Эти каменные богатыри, застывшие с оружием в руках и всматривающиеся вдаль, напоминают всем ныне живущим о мужестве и несгибаемости человеческого духа.

О героях, защитивших в 1941-м Москву от фашистских захватчиков, помнят на просторах СНГ и поныне. В городах Алматы и Бишкек, родных для 316-й стрелковой дивизии, центральные парки названы в честь бойцов-панфиловцев. Также в казахской и кыргызской столицах есть улицы, носящие имя прославленного комдива Панфилова.

Владимир Патрин

22.07.2017

партнёры