Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Без вести не пропавший

«Пропал без вести» – такое известие жена лейтенанта Красной Армии Сергея Сероухова, ушедшего в 1941 году на фронт, получила в 1942 году в Ташкенте, куда была эвакуирована с тремя маленькими детьми из Московской области. Но Анна продолжала верить в то, что муж жив. Спустя годы она узнала, что женское чутьё не обмануло – муж действительно выжил и ещё два года воевал против фашистов, пока не погиб смертью храбрых. До сих пор имя Сергея Сероухова помнят и чтут в одной из стран бывшего соцлагеря.

Известие о том, что муж пропал без вести, давало Анне надежду, что он всё-таки жив. Поэтому она продолжала ждать своего Серёжу даже после того, как отгремели победные залпы и страна начала возвращаться к мирной жизни. Фронтовики ехали в родные города и сёла ещё несколько лет после окончания войны. А от её мужа по-прежнему не было никаких вестей.

В качестве оправдания его молчания, Анна Тихоновна обдумывала разные варианты развития событий, кроме одного…

С ним могло случиться, что угодно, но он точно был жив! Рано или поздно он должен дать о себе знать.

От родных из Подмосковья, остававшихся в захваченном немцами районе, вестей тоже не было. Душа болела и за них.

И вот, когда уже все разумные сроки истекли, сразу две весточки прилетели в одном конверте. Письмо было от сестры Сергея. Но в нём лежал ещё один конверт с посланием на чужом непонятном языке.

Со слов сестры, это уже не первое письмо из-за границы, которые они получили. Предыдущие послания не сохранились, а это, последнее, родственники решили переслать Анне Сероуховой. Странным было то, что адресовано он было самому Сергею в село Алопово, где семья жила до эвакуации.

Вскоре выяснилось, что письмо написано на чешском языке. Его автор – словак Ян Михалец из города Кежмарок. Начиналось оно словами: «Сергей, ты помнишь, что мы обещали найти друг друга после окончания войны, если останемся живы».

И далее он выражал надежду, что Сергей жив и они смогут встретиться и вспомнить их боевое братство, друзей, и павших, и оставшихся в живых.

Подросшие дети Сергея тут же ответили Яну, что их отец пропал без вести в 1942 году. Ответ Михальца пришёл достаточно быстро. Он писал, что его друг Сергей не пропал без вести, а был в концлагере, откуда бежал с неким Иваном родом из-под Киева. Они пробрались через горы и попали в Словакию, где влились в партизанский отряд 2-й бригады им. Сталина, которым командовал подполковник Снежинский.

Много хороших слов писал Ян о Сергее, о том, что это был добрый и сердечный человек. Сергей к Яну относился как к сыну, ведь Михальцу тогда было всего восемнадцать лет. Сероухов учил молодых партизан бдительности, умению обращаться с оружием и другим навыкам.

Условия в горах, где базировался отряд, были очень тяжёлые. Сельчане помогали продуктами, но их не хватало, как не хватало одежды, тёплой обуви и многого другого. Ян сильно обморозил ноги и попал в госпиталь, откуда в отряд уже не вернулся. О дальнейшей судьбе Сергея ему ничего не было известно. Но узнав, что Сероухов домой не прибыл, обещал найти его захоронение, если он всё-таки погиб. В отряде он пользовался большим уважением.

Начавшиеся в 1950-х годах события в Чехословакии прервали переписку.

В 1961 году сын Сергея Васильевича Валентин женился. Своего первенца, продолжателя рода Сероуховых, назвали в честь деда – Сергеем.

Так случилось, что в конце 1970-х брат жены Валентина Сергеевича Сероухова, капитан Семёнов, был направлен на службу в ЧССР. Его попросили найти Яна Михальца или попробовать самому что-то узнать о судьбе офицера и партизана.

Целых четыре года Семёнов пытался через различные общественные организации отыскать участников сопротивления и партизан, воевавших во 2-й партизанской бригаде им. Сталина. И наконец его поиски увенчались успехом. В городе Тренчине он обратился в Союз Словацких борцов против фашизма (ZSPB), секретарём которого была пани Иолана Галбова, согласившаяся помочь в поисках.

Иолана лично обошла всех сельчан с фотографией Сергея Васильевича Сероухова. В одном из домов его хозяин пан Шпртл, взглянув на фото, узнал в запечатлённом на нём человеке советского партизана по имени Сергей, который часто с соратниками останавливался в их доме.

Сам Стефан Шпртл был у партизан проводником в горах. Он рассказал, что в декабре 1944 года немцы особенно зверствовали и теснили партизан, прорывавшихся в горы. Сергей остался прикрывать их отход и отстреливался до последнего патрона. Партизанам удалось прорваться, а Сергей с тремя огнестрельными ранами остался лежать в снегу.

Хоронить партизана немцы не разрешили под страхом смерти, и его тело, лишь присыпанное снегом, пролежало почти до таяния. И тогда, несмотря на угрозы немцев, Стефан с супругой ночью тайно на санках подняли тело партизана в горы и похоронили под буковым деревом, сделав на нём зарубку.

После получения этой информации, Иолана Галбова вместе с председателем Народного Выбора села Мельчице Лесково паном Срватком и другими активистами этого села, в окрестностях которого погиб Сергей Сероухов, организовали эксгумацию останков и идентификацию личности советского партизана. Эта процедура состоялась 6 июня 1980 года. При извлечении останков воина были обнаружены истлевшие от времени удостоверение личности и письмо – последний наказ своим родным.

Кремация останков Сергея Сероухова состоялась в феврале 1981 года. С этого времени ждали разрешение на захоронение советского партизана. Где это будет – в Советском Союзе либо в ЧССР, должна была решить его супруга.

В июне 1981 года Иолана Галбова получила урну с прахом партизана Сергея, а 6 октября 1981 года, в день празднования 37-й годовщины Карпатско-Дукельской операции, по решению первичной организации SZPB была проведена торжественная передача урны с прахом советского партизана в начальную школу села Мельчице Лесково, в «Класс революционных традиций».

В мероприятии приняли участие представители ЧСПБ района Градиште, секретарь ОV СSPB т. Йордан и многие другие представители общественных организаций Тренчанского и других районов.

Стройные ряды пионеров, заполнивших аллеи в направлении Дома революционных традиций при школе, приняли урну партизана Сероухова из рук Галбовой и представителей Местного Народного Комитета (Выбора), сопроводивших этот ритуал словами: «Просим вас, пионеры, взять на себя заботу об этой урне и оказывать ей такое внимание, какое оказывала наша первичная организация. Вам выпала честь отдать таким образом свой долг одному из наших освободителей».

Особенно проникновенные слова произнёс присутствующий на церемонии пан Чаплицкий: «Сероухов, как и остальные советские воины, в ходе войны пришли к нам бороться с ненавистным фашизмом, освободить наш край. Сельчане помнят его до сих пор, а те, что знали его ближе, скорбят об этом человеке.

Сегодня особый день, потому что мы передаём вам урну с прахом одного из освободителей 37 лет спустя после войны. Вы, дети, уже не будете знать, что такое фашистское ярмо, что такое война, не будете знать, как горько, когда враг посягает на свободу.

Вас ждёт великая задача. Сделайте так, чтобы в тех местах, где лежал партизан, всегда цвели цветы. Живите здесь и поднимайте свой край. Это задача вашей организации, за это мы воевали, и за это погиб партизан Сергей».

И продолжил, уже обращаясь к праху погибшего: «Сергей, сквозь твои останки проросла трава этой земли. Врос ты в неё, как камень великой братской жертвы советского народа. Эта земля выдавала и выдаёт свидетельства нерушимой силы, которую создала общая дорога народов и, невзирая на утраты и жертвы в святой войне против фашистской нечисти, принесла миру весть о том, что человек имеет право жить как человек, без гнёта и ярма».

На этой церемонии не было сухих глаз, так велика была дань уважения русскому миротворцу.

Спустя три года праху отца смог поклониться и сын. Он побывал и на том месте, где был похоронен Сергей Сероухов, и в школе, где после кремации была установлена урна с его прахом.

Встретился он и с секретарём местного комитета Союза антифашистов Иоланой Галбовой. Увидев Валентина, она на мгновение застыла. Потом вымолвила сквозь слезы:

– Как похож на отца! Просто одно лицо.

Завязалась тесная дружба семьи советского солдата и тех, кто взял на себя опеку над его останками и памятью о нём.

Вот выдержка из очередного письма: «Здравствуйте, уважаемый Валентин Сергеевич! Прошло уже немало времени с того дня, когда по приглашению партизан-побратимов Вы были у нас в Чехословакии, в маленьком горном селении Мельчице, где сражался и погиб Ваш замечательный отец, партизан Сергей Сероухов. Посылаем Вам фотографии и газету «Боевнии» – орган ЦК Словацкого Союза антифашистов, в которой напечатан рассказ «Помним тебя, Сергей» – о том, как была перенесена урна с прахом Вашего дорогого отца в «Класс революционных традиций». Вам, наверное, интересно будет узнать, что в этом помещении постоянно занимается лучший класс, добившийся в учёбе и общественной работе самых высоких оценок. Для тех, кто учится в нём, это награда. В текущей четверти класс занимает 7 «А». Ребята приносят к урне цветы. Сейчас распустились нежные фиалки. Посылаем жене Сергея Сероухова, дорогой Анне Тихоновне, Вам и Вашим сёстрам их лепестки.

Есть у нас к Вам большая просьба. Расскажите, пожалуйста, о Вашей семье, о том, как жили во время войны без отца, как узнали о его смерти. Каким он был у нас, как помогал людям, как наши жители его любили, мы узнали от некоторых партизан, которые в суровое время воевали в отряде. Просим описать, каким был Сергей Сероухов до войны, случаи из его жизни. Это необходимо нам, чтобы сохранить в памяти поколений славный образ Вашего отца, восстановив хотя бы мозаичную картину его жизни.

С глубоким уважением к Вам и в ожидании Вашего ответа, завуч средней школы в Мельчице Ольга Додекова. Чехословакия».

Анна Тихоновна не отказала в просьбе рассказать о том, каким был её муж до войны: «Весёлым и работящим. Отлично играл на гармошке, мог спеть, сплясать, был, как говорится, душой общества. Жили мы тогда в деревне Алопово Московской области (ныне Калужской). Я была самой молодой учительницей в сельской школе. Сергей – председатель сельсовета. Уважали его односельчане. Был внимательным к людям. С нежностью относился к каждому деревцу и кустику. С гордостью носил значок «Ворошиловского стрелка». Когда родилась первая дочь, у дома посадил дерево. Он его лелеял! Росло оно, летели счастливые наши денёчки».

О храбрости Сергея Васильевича говорит такой случай: «Ехали как-то морозной ночью через лес, а тут волки. Одной рукой меня прижимает и вожжи держит, другой палит из ружья. Так и отбились. Когда приехали, смеялся Серёженька... На войну ушёл в первый день».

Всего шесть лет прожила Анна Тихоновна с мужем. Шесть самых счастливых лет её жизни. Замуж больше не вышла: «Такого, как Сергей, не встретила».

Дочь Юлия рассказывает: «Трое нас осталось у мамы. Старшая Тамара, брат Валентин и я – самая младшая. Отец – командир, политрук. Можно догадаться, что сделали бы с нами оккупанты. Нас эвакуировали в первую очередь. Тамара дорогу помнит смутно, а вот Ташкент тех лет – хорошо: «Тепло, фрукты... Встретили, как родных».

Юлия Сергеевна помнит, как наполнялись слезами её глаза, когда ребята показывали письма с фронта. Им с мамой уже не получать таких писем. Ещё в сорок втором пришло извещение о том, что отец пропал без вести.

Соседи – узбекская семья, разделившая с ними хлеб и кров, работники военкомата, проявлявшие большую заботу о семьях военнослужащих, утешали, как могли. Ведь в то лихолетье было немало случаев, когда даже после похоронной боец подавал о себе весть.

Благодаря переписке с боевыми друзьями Сергея, активистами антифашистского комитета, словацкими пионерами, картина жизни и смерти Сероухова восстанавливалась по крупицам многие годы. Так, выяснилась ещё одна немаловажная подробность. Оказывается, у Сергея Васильевича была оторвана стопа. Можно представить себе, чего ему стоило постоянное напряжение партизанской жизни, тяжёлые переходы в горах. «Мы все поражались мужеству и выдержке этого человека, его способности шутить в самых тяжёлых обстоятельствах», – делился потом воспоминаниями Ярослав Мишек.

В настоящее время, по решению сельской управы Мельчице, прах Сергея Васильевича Сероухова предан земле. На месте захоронения установлена мемориальная плита, на которой всегда живые цветы. Заботу о могиле взяла на себя семья Павликовых, Мирослав и его супруга Злата. Но на могилу Сероухова приходят и другие жители села, особенно в памятные для всей страны даты.

Вот только, несмотря на всю имеющуюся информацию и определённый резонанс, связанный с именем партизана-героя за рубежом, на родине Сергея Сероухова по-прежнему считают без вести пропавшим. Государственные инстанции не торопятся менять вердикт, вынесенный когда-то их предшественниками.

Между тем, эта история открывает ещё одну драматическую страницу минувшего, в которой уместилась лишь одна жизнь, одна из миллионов, принесённых на алтарь Свободы и Независимости народов в смертельной схватке с фашизмом. И каждое новое имя бойца – наше духовное богатство.

Игорь Алексеев
Фото из семейного архива Сероуховых

31.08.2019