Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Дивизия, спасшая Сталинград

В августе 1942 года из-за внезапного прорыва немецкой армией обороны советских войск судьба Сталинграда с его более полумиллионом мирных жителей и беженцев, военными производствами и стратегически важной переправой через Волгу повисла на волоске…

Преамбула событий

Утром 22 августа, форсировав Дон в районе Калача, 6-я немецкая армия внезапным ударом прорвала оборону советских войск. А уже на следующий день 14-я танковая дивизия и 51-й армейский корпус противника рассекли войска Сталинградского и Юго-Восточного фронтов и по открывшемуся 8-километровому коридору устремились к Сталинграду. Совершив марш-бросок в 70 километров, немцы отрезали 62-ю армию от города, оставив его практически без войсковой защиты. Но путь гитлеровцам на городских окраинах преградило единственное боеспособное подразделение, оставшееся в Сталинграде, – 10-я стрелковая дивизия внутренних войск НКВД.

Войска особого назначения

Подразделения НКВД СССР в начале войны имели в основном лёгкое вооружение и для ведения войскового боя не предназначались. Перед ними ставились другие задачи.

В оперативном подчинении десяти главных управлений наркомата находились пограничные, оперативные (внутренние), конвойные, охранные, железнодорожные и некоторые другие соединения. По состоянию на 22 июня 1941 года самыми многочисленными из них были пограничные войска – 167 582 человека.

Лаврентий Берия, назначенный в 1938 году на должность наркома внутренних дел СССР, уделял большое внимание выучке пограничных и внутренних войск. Достаточно сказать, что в период с ноября 1938 по 21 июня 1941 года, как минимум, каждый третий приказ наркома касался различных сторон военной подготовки бойцов в зелёных и васильковых фуражках. Постоянные тренировки приводили к тому, что на общем фоне бойцы НКВД выглядели более подготовленными и мотивированными, чем солдаты строевых частей.

В структуру войск по охране железных дорог и железнодорожных сооружений, особо важных промышленных объектов, а также конвойных войск до войны были введены даже снайперские подразделения.

После немецкого вторжения Постановлением Совета народных комиссаров СССР №1756-762сс от 25 июня 1941 года на войска НКВД была возложена охрана тыла действующей Красной Армии. Однако в первые месяцы войны тыл достаточно быстро превращался в передовую. Поэтому вскоре сотрудники НКВД уже рассматривались в качестве костяка боевых дивизий, формируемых с нуля. Для этого выделялось по 1000 человек рядового и младшего командного состава и по 500 – начальствующего состава. Остальная часть дивизии комплектовалась из числа призывников.

И уже в боях под Москвой приняли участие 4 дивизии, 2 бригады, отдельные полки и ряд других подразделений войск НКВД. Сражались чекисты и под Ленинградом, стоя насмерть и ни разу не отступив без приказа.

После разгрома немцев под Москвой функции внутренних войск НКВД изменились. С января 1942 года им надлежало нести гарнизонную (караульную) службу в освобождённых городах, выявлять и обезвреживать вражескую агентуру, ликвидировать диверсионно-разведывательные группы противника и бандитские формирования. Также на людей в васильковых фуражках возлагалась задача по поддержанию общественного порядка на закреплённой за ними территории.

Вдоль всего фронта создавалась единая линия войскового заграждения – своеобразная граница между действующей армией и тылом. На дорогах выставлялись контрольно-пропускные пункты, где наряды проверяли документы у всех без исключения граждан и военнослужащих, движущихся как в тыл, так по направлению к фронту. Территория вне дорог осматривалась разведывательно-поисковыми группами, которые задерживали подозрительных лиц, а в случае оказания сопротивления уничтожали их.

В прифронтовой полосе

10-я стрелковая дивизия (сд) внутренних войск НКВД была сформирована в феврале 1942 года. Её командиром стал полковник Александр Сараев, начальником штаба – майор Василий Зайцев, военным комиссаром – полковой комиссар Пётр Кузнецов.

Дивизия комплектовалась в Сталинграде, и в её состав входили пять стрелковых полков (269-й, 270-й, 271-й, 272-й и 282-й) и ряд специальных подразделений. Полная численность дивизии составляла 7 568 человек, но лишь 528 из них имели боевой опыт. Основная масса личного состава – кадровые военные из состава пограничных и других войск НКВД.

Полки дивизии формировались в нескольких городах страны. Так, 269-й и 270-й стрелковые полки (сп) состояли из сталинградцев. Причём в их костяк вошла большая группа сотрудников милиции Сталинграда, а также сельских и городских райотделов милиции Сталинградской области. Место в строю заняли и рабочие сталинградских предприятий.

271-й сп передислоцировался из Свердловска, 272-й – из Иркутска. Последним в августе к месту назначения из Саратова прибыл 282-й сп.

Каждый из полков состоял из трёх батальонов, четырёхорудийной батареи 45-мм противотанковых пушек, миномётной роты, имеющей на вооружении четыре 82-мм и восемь 50-мм миномётов, и роты автоматчиков. В свою очередь, в каждый стрелковый батальон входили по три стрелковые роты и пулемётный взвод с четырьмя станковыми пулемётами «Максим».

По окончании формирования дивизия сразу же приступила к выполнению поставленных задач. Уже в марте 269-й, 271-й и 272-й полки приняли участие в пятидневной широкомасштабной оперативно-профилактической операции, направленной на зачистку Сталинграда от «преступного элемента». По её результатам было выявлено 187 дезертиров, 106 уголовников и 9 вражеских агентов. Однако вскоре бойцам и командирам 10-й сд пришлось сменить профиль работы.

Плохо продуманная командованием Харьковская наступательная операция, проведённая в мае 1942 года силами шести армий и пяти танковых корпусов, привела к немецкому контрудару и окружению значительной части войск. В Барвенковском «котле» Красная Армия потеряла 1240 танков и 270 тысяч человек. В результате харьковской катастрофы стало возможным стремительное продвижение немцев на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом на Кавказ и к Волге.

Между тем ещё в то время, когда советские войска стояли в обороне на берегу Дона, части 10-й сд уже приступили к возведению оборонительных сооружений, как на подступах к Сталинграду, так и в черте города. За две недели на вероятных направлениях движения противника было создано 14 батальонных районов обороны, возведено несколько баррикад, установлены минные заграждения.

Не забывали чекисты и про основные обязанности, продолжая нести гарнизонную службу на подступах к городу, обеспечивая войсковое заграждение и следя за порядком. На перекрёстках крупных улиц Сталинграда функционировали контрольно-пропускные пункты, действовали дозоры и патрульные группы. Для выявления преступников и диверсантов несколько раз устраивались тотальные проверки документов в местах массового скопления людей, выяснялись личности беженцев и военнослужащих.

Эти мероприятия имели ощутимые результаты. Например, бойцами 269-го полка было задержано 2 733 человека, среди них 1812 – военнослужащие, которых направили на сборные пункты. У 921 лица не оказалось документов, но несмотря на это вчерашним сотрудникам милиции и НКГБ не составило труда выявить среди них 89 дезертиров и двух шпионов.

Начало великого противостояния

23 августа Сталинград атаковали бомбардировщики 4-го воздушного флота люфтваффе, устроившие самую массовую на Восточном фронте ковровую бомбардировку. За один день, по подсчётам немцев, было совершено более 1500 самолётовылетов и сброшено 1000 тонн бомб. После этого половина жилого фонда города превратился в руины, пригород, состоящий из деревянных построек, выгорел полностью. Все коммуникации были уничтожены, а деятельность гражданских служб парализована. От немецких бомб погибло более 90 тысяч человек. В это же время бойцы 10-й дивизии помогали тушить пожары, доставляли в медсанбаты раненых, задерживали мародёров.

Несмотря на чудовищные разрушения Сталинград по-прежнему рассматривался как важнейший стратегический пункт и крупнейший промышленный район. Здесь находились последние коммуникации, связывающие центральные районы СССР с Кавказом. Здесь же пролегала главная транспортная артерия, по которой доставлялась бакинская нефть, столь необходимая для армии и народного хозяйства. Потеря города могла иметь для советского государства непоправимые последствия. А потому командующий 6-й армией вермахта генерал-лейтенант Паулюс стремился сходу овладеть Сталинградом, тем более что все предпосылки для этого были.

После прорыва немцев к Волге севернее города 62-я армия оказалась отрезанной от Сталинградского фронта и не успевала отойти на внутренний оборонительный обвод, чтобы прикрыть город. На тот момент единственной силой, которая могла противостоять врагу, была 10-я дивизия НКВД.

23 августа в 13 часов полковник Сараев, назначенный к тому времени комендантом укреплённого района и гарнизона города, получил срочное сообщение о стремительном продвижении противника. В это время дивизия только разворачивалась для обороны западных и юго-западных окраин, в то время как немцы уже подходили к северной части Сталинграда. Общая протяжённость фронта, который предстояло занять чекистам, составляла 25 км, что более чем в два раза превышало уставную норму.

Ситуацию спасли танковые экипажи 21-го учебного батальона, которые в полдень отрабатывали учебные плановые стрельбы на танкодроме Сталинградского тракторного завода. Туда вышел передовой отряд 14-го танкового корпуса немцев. Короткая танковая дуэль закончилась тем, что захватчики повернули обратно.

Между тем уже к вечеру 23 августа оборона северных окраин Сталинграда начала приобретать организованный характер. И уже в ночь с 24 на 25 августа части 10-й дивизии НКВД вместе с подтянутыми к передовой подразделениями 1077-го и 1078-го зенитных артиллерийских полков отбили атаку немцев. При этом наступающие не достигли какого-либо успеха, потеряв 43 танка и 5 самолётов.

Постепенно к линии фронта, пролегающей в непосредственной близости от города, подтягивались подразделения 62-й армии и приданные ей силы, в том числе батальон морской пехоты Волжской военной флотилии.

Однако укрепления в пригородной черте, которые должны были занять войска, не были до конца сооружены. Если одни районы имели относительно неплохую в инженерном отношении линию обороны в виде блиндажей, дзотов, окопов полного профиля, то в других – сеть инженерных сооружений только создавалась. На этом фоне прорыв противником одного участка фронта делал бесполезным всю остальную заградительную систему.

Но советские бойцы не теряли самообладания. Мало того, ранним утром 24 августа сводный полк 249-го конвойного полка, по собственной инициативе, при поддержке стрелковой роты 56-го полка НКВД атаковал немецкие позиции на двух высотах севернее села Орловка и к 10 часам занял их.

В ночь на 27 августа немцы, двинув вперёд батальон пехоты и четыре танка, попытались занять потерянные позиции у Орловки, но атака была отбита.

А на следующий день командир 10-й дивизии НКВД отдал приказ бойцам 282-го полка, батальону 249-го и морским пехотинцам при поддержке танков и артиллерии штурмовать две ближайшие господствующие высоты. Бой завершился рукопашной схваткой и бегством немцев из окопов.

Важную роль в одном из ключевых моментов Сталинградской битвы сыграла 2-я рота всё того же 56-го полка, охранявшая на левом берегу Волги железнодорожную понтонную переправу «Причальная-Паромная». Именно эти солдаты внутренних войск НКВД предотвратили попытку немцев занять плацдарм на левобережье. В ночь на 25 августа противник силами трёх рот попытался высадиться в районе станции Паромная, но был вовремя обнаружен наблюдателями и встречен огнём стрелкового оружия. Это заставило штурмовой отряд вернуться на правый берег.

Удержаться любой ценой

Августовские успехи в обороне на северных подступах к Сталинграду были обусловлены тем, что основные силы немцев сковывались действиями 24-й и 66-й армий, пытавшихся перерезать «коридор» к Волге. Но сделать этого не удалось, зато дало возможность 62-й и 64-й армиям отойти к городу и встать на его защиту: первой – на участке Рынок – Орловка – Гумрак – Песчанка, второй – на рубеже Песчанка – Ивановка. Им противостояли переправившиеся через Дон 8-й и 51-й армейские корпуса вермахта.

Уже 3 сентября в районе шоссе Сталинград – Калач немцы сконцентрировали около 200 танков и крупные силы мотопехоты. Встретить их предстояло 272-му полку НКВД под командованием майора Григория Савчука и комиссара Ивана Щербины совместно с почти тысячью курсантов Сталинградского военно-политического училища (СВПУ), подкреплённых резервом 10-й дивизии – сводным батальоном 91-го полка войск НКВД, небольшим количеством артиллерии и 73-м отдельным бронепоездом войск НКВД.

У обороняющихся был приказ: удерживать занимаемый рубеж любой ценой.

На следующий день позиции воинов-чекистов были атакованы превосходящими силами врага. В течение дня порядка десятка раз гитлеровцы шли в наступление, но затем с потерями откатывались назад. Бой то и дело доходил до рукопашных схваток, и к исходу дня немцам удалось вклиниться в участок обороны, занимаемый курсантами СВПУ.

Приказ отбить потерянную господствующую над окружающей местностью высоту 146.1 был выполнен чекистами на рассвете 5 сентября. Однако тут же последовали контратаки противника. На участок обороны 3-го батальона двигались 37 танков с десантом на броне. Несколько из них были подбиты артиллерией, другие ворвались на советские позиции. Тогда комсорг полка младший политрук Дмитрий Яковлев с двумя противотанковыми гранатами бросился под головной танк, утюживший окопы, и ценой своей жизни вывел его из строя. Воодушевлённые подвигом комсомольца бойцы забросали вражеские машины гранатами и бутылками с зажигательной смесью, после чего немцы отступили, чтобы, перегруппировавшись, вновь броситься в атаку.

Исключительно упорное противостояние наблюдалось на участке обороны 2-го батальона. Вытесненные с территории Опытной станции чекисты ударили в штыки и вернули утраченную позицию.

Прорванная оборона на правом фланге 272-го полка, на стыке с отрядом курсантов СВПУ, благодаря контратаке и мощной огневой поддержке бронепоезда и дивизионной артиллерии также была восстановлена.

В этом бою рядовой автоматной роты Алексей Ващенко обессмертил своё имя, закрыв грудью амбразуру вражеского дота и дав возможность бойцам роты подняться в атаку.

7 сентября место до крайности ослабленного, но не сдвинувшегося с рубежа 272-го полка занял 914-й полк 244-й сд. Боевая задача была выполнена: за пять дней две пехотные и одна танковая немецкая дивизия так и не сумели прорваться в город, потеряв на поле боя десятки танков и несколько сотен солдат и офицеров.

На другом участке фронта, на рубеже Гумрак – Разгуляевка (северо-запад), проявил себя 269-й полк НКВД. Начавшаяся в пять часов утра артподготовка и авиаудары по советским окопам длились до 11 часов. А после того как в атаку пошла вражеская пехота, стоявшая впереди «васильковых фуражек», 112-я сд дрогнула, красноармейцы и их командиры, бросая оружие, бежали по направлению к городу. Тогда, чтобы остановить толпу беспорядочно отступающих солдат, бойцы 1-го и 3-го батальонов 269-го полка, не страшась пуль и рвущихся снарядов, покинули окопы и выстроились живой цепью лицом к бегущим. Так удалось вернуть в строй около 900 военнослужащих.

Между тем к Сталинграду с юго-запада подошла 4-я танковая армия гитлеровцев и, заняв станцию Садовая, при мощной поддержке авиации нанесла удар на стыке 62-й и 64-й армий. К 11 часам 7 сентября противник прорвал оборону войск 62-й армии и устремился к городу. Но на его пути оказалась вторая оборонительная линия, которую занимал 269-й полк НКВД. Чекисты встретили врага пулемётным и миномётным огнём, остановив его наступление, а на следующий день отбили ещё одну атаку с участием танков и пехоты.

8 сентября в дело вступил 271-й стрелковый полк НКВД вместе с приданными ему силами. Чуть более двум тысячам бойцов и командиров предстояло выдержать натиск врага, имеющего десятикратный перевес в живой силе, а также обладающего танками и самолётами.

С утра позиции полка подверглись жестокой бомбардировке, длившейся восемь часов подряд. После чего на одном из участков последовала попытка прорыва обороны силами сорока танков и батальона пехоты. Однако бой не принёс немцам желаемого результата. Ещё трижды они шли в атаку, но всякий раз с потерями откатывались назад.

На следующий день, оттеснив ослабленные части 62-й армии, гитлеровцы ударили в оголившийся левый фланг 271-го полка. Критическую ситуацию выправили артиллеристы бронепоезда и 416-го истребительно-противотанкового полка, а также резервная рота автоматчиков, обратившая врага в бегство.

В этот же день немцы взяли в полукольцо несколько частей полка, но, поддержанные артиллерией, эти части смогли вырваться из окружения.

Критический момент обороны

По мере усиления напора противника и увеличения собственных потерь подразделения 10-й стрелковой дивизии НКВД организованно отходили на новые рубежи обороны, ни разу не отступив без приказа.

10 сентября 270-й полк НКВД окапывался уже почти в самом центре Сталинграда, а 271-й – вдоль берега Волги. В этот день на долю последнего выпали тяжёлые испытания. После авианалёта позиции полка были неоднократно атакованы вражеской пехотой. Ближе к вечеру гитлеровцам, поддержанным танками, удалось окружить седьмую роту. Попытки деблокировать её не увенчались успехом. Рота фактически вся погибла, но позиций не оставила, в плен из окружённых не сдался никто.

В ночь на 11 сентября бойцы 271-го полка поквитались с немцами за своих погибших товарищей, после массированного артобстрела неожиданной атакой выбив их из недавно занятого посёлка Купоросный. На его окраинах чекисты ещё день сражались с наседавшим врагом, а потом с 576 солдатами других войсковых частей, отошедших на их позиции, двое суток дрались в окружении.

12 сентября 10-я дивизия НКВД совместным распоряжением руководства Юго-Восточного и Сталинградского фронтов была подчинена командующему 62-й армией генерал-лейтенанту Василию Чуйкову.

А уже на следующий день немцы организовали наступление крупными силами со стороны северо-восточных окраин города и добились ощутимых успехов, вытеснив измотанные в боях красноармейские части с многих рубежей.

Утром 14 сентября шесть батальонов гитлеровцев и 50 танков ударили в стык обороны 1-го и 2-го батальонов 269-го полка. После восьмичасового боя батальону немецких автоматчиков и трём танкам удалось выйти в тыл подразделения и захватить высоту 102.0 – Мамаев курган, оставшийся без войскового прикрытия.

Сил, чтобы отбить высоту, недоставало. В контратаку пошла лишь рота автоматчиков 269-го полка и сводная рота 416-го полка 112-й сд, подкреплённые двумя танками. Но несмотря на малочисленность, наступающим всё же удалось к вечеру сбросить немцев с кургана и закрепиться на нём. Для усиления захваченной позиции была выделена часть гарнизона 270-го полка. Этим бойцам впоследствии пришлось стоять насмерть, защищая от врага господствующую над городом высоту.

Тем временем командование 62-й армии ожидало подкрепления в виде 13-й гвардейской стрелковой дивизии, которая должна была переправиться через Волгу в ночь с 14 на 15 сентября. Ей, наряду с 10-й дивизией НКВД, надлежало занять оборону в нескольких батальонных районах Сталинграда. Но быстро изменяющаяся обстановка внесла существенные коррективы в эти планы.

Немцы прорвались к железной дороге и заняли вокзал «Сталинград-1», затем отдельными группами овладели несколькими домами и зданием Госбанка (в непосредственной близости от береговой линии), создав в них опорные пункты и начав вести с верхних этажей корректировку огня по переправе и обстрел из пулемётов и автоматов большого участка реки.

Отдельные части противника вплотную подошли к месту высадки 13-й гвардейской дивизии, и её переправа оказалась под угрозой. Как писал впоследствии Александр Родимцев, командовавший переправляемой через Волгу дивизией: «Это был критический момент, когда решалась судьба сражения, когда одна лишняя дробинка могла бы перетянуть чашу весов противника. Но этой дробинки у него не оказалось, а у Чуйкова она была».

Узкую полоску берега от Дома специалистов до комплекса зданий НКВД оборонял сводный отряд 10-й дивизии НКВД под командованием капитана госбезопасности Ивана Петракова. Таким образом, два неполных взвода общей численностью в 80 человек (работники областного Управления НКВД, городские милиционеры и пятеро пожарных) плюс две группы бойцов, сформированные из командного состава, охранников штаба 62-й армии, и несколько танков, не позволили немцам подойти к переправе, дав возможность войскам 13-й гвардейской дивизии высадиться на правый берег и предопределив этим дальнейший ход Сталинградской битвы.

Удостоенные высшей награды

Драматичные события развернулись в двадцатых числах на подступах к центру Сталинграда. 21 сентября, не выдержав фашистского натиска, оставили свои позиции солдаты 39-го гвардейского полка, оголив правый фланг 272-го полка НКВД.

В это же время без приказа отошли части 42-й стрелковой бригады, прикрывавшие чекистов слева. В результате полк оказался в окружении, и связь с ним прервалась.

Учитывая, что на тот момент бойцов в полку едва набиралось лишь на сводный батальон, его уничтожение стало делом времени. К тому же из-за отсутствия связи ни артиллерия, ни миномёты не могли поддержать огнём окружённых. И всё-таки чекисты в течение двух суток мужественно отбивались от наседавшего со всех сторон врага.

К утру 24 сентября немцы прорвали оборону в районе Комсомольского садика, захватили здание драмтеатра и окружили командный пункт 272-го полка. С наступлением темноты фашисты подтянули к бункеру шланги и начали закачивать туда отравляющие газы. В это же время танки с прямой наводки расстреливали выход из подземелья.

Находившийся на КП военком – батальонный комиссар Иван Щербина, принявший 19 сентября командование полком после получения его командиром ранения, решил идти на прорыв. Возглавляя уцелевших бойцов, он ринулся вперёд, прокладывая себе дорогу гранатами и автоматными очередями. Лишь немногим из этого отряда удалось вырваться из огненного мешка. Сам же военком в бою получил смертельное ранение.

Всего к позициям 42-й и 92-й стрелковых бригад удалось пробиться 36 бойцам и командирам 272-го полка. И в течение следующих дней они продолжали сражаться вместе с этими подразделениями.

Однако в ночь на 27 сентября произошло ещё одно чрезвычайное происшествие: командование 92-й бригады, бросив вверенные ему части, переправилось на остров Голодный. Вслед за ним реку форсировали и остатки двух бригад. Лишь горстка чекистов продолжала держать оборону, то и дело вступая в огневой контакт с противником и не подпуская его к переправам. К исходу дня, когда в живых осталось 11 человек, поступил приказ от комдива о переправе через Волгу.

Всего же из 7 568 воинов 10-й стрелковой дивизии НКВД, с 23 августа 1942 года сражавшихся в Сталинграде, осталось в живых и переправилось на левый берег лишь около 200 человек.

За время боёв бойцы-чекисты уничтожили около 15 тысяч солдат и офицеров противника, более 100 танков. Но главная их заслуга состоит в том, что они не позволили вермахту сходу захватить город и в критический момент удержали подходы к переправе, куда высаживалась свежая дивизия. А упорство и мужество, с каким «васильковые фуражки» дрались с превосходящими силами врага, создали им в армии репутацию самого надёжного подразделения, выполняющего боевую задачу даже ценой своей жизни.

Беспримерный подвиг воинов-чекистов был по достоинству отмечен руководством страны. За отвагу и храбрость орденами Советского Союза награждались многие армейские подразделения. Но за всю Великую Отечественную войну лишь 10-я стрелковая дивизия войск НКВД СССР была отмечена высшей наградой государства – орденом Ленина.

После переформирования, 5 февраля 1943 года, подразделение было передано в состав РККА с новым наименованием – 181-я Сталинградская ордена Ленина стрелковая дивизия. Впоследствии она проявила себя в Курской битве, форсировала Десну, Днепр и другие реки, участвовала в освобождении Чернигова, Коростеня, Луцка, взятии Бреслау (Германия).

В память о подвиге 10-й дивизии НКВД в 1947 году в Сталинграде, на правом берегу реки Царицы, был открыт монумент: на семнадцатиметровом архитектурно оформленном постаменте в форме обелиска застыла пятиметровая бронзовая фигура воина, который держит в руке обнажённый меч. Композиция получила название «Памятник чекистам».

Владимир Патрин  

22.06.2018