Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Братья Торсуевы: «Великое счастье – родиться не только с братом, но и с другом»

На этот раз у нас сразу два гостя. А всё потому, что они практически обречены идти по жизни вместе. Особенно их сблизил тот оглушительный успех, который принёс фильм «Приключения Электроника». Братья Юрий и Владимир Торсуевы в один момент стали кумирами детей и молодёжи всего бывшего СССР. И хотя сегодня они уже мало похожи на тех вихрастых и озорных близнецов Сыроежкина и Электроника, эта слава преследует их до сих пор.

Юрий и Владимир Торсуевы родились 22 апреля 1966 года в Москве. С детства увлекались различными видами спорта, техникой, музыкой, благодаря чему в 1979 году были утверждены на роли Электроника (Владимир) и Сыроежкина (Юрий) в фильме «Приключения Электроника». В 1980 году, после выхода фильма на экраны, на братьев свалилась всесоюзная слава. Эта слава оказалась настолько сильна, что образы сыгранных ими героев преследуют их до сих пор. Хотя после «Электроника» было ещё несколько ролей в кино, как вместе, так и по отдельности.

Преуспели братья и на других поприщах. Пройдя армейскую закалку, занимались бизнесом, работали в госструктурах и даже таксовали. Не забывали они и об учёбе. Владимир получил юридическое образование, а Юрий до сих пор является студентом Института телевидения и радиовещания.

Но главное, что они пронесли через всю жизнь, – это любовь к творчеству. Сегодня братья Торсуевы активно продвигают свой музыкальный проект «Гараж Сыроежкина», являются членами жюри Международного фестиваля детского творчества «Музыкальный звёздный Олимп».

По признанию Торсуевых последние десять лет внимание средств массовой информации к ним сильно возросло. Их часто приглашают на телевидение, интервью с ними публикуются в печатных изданиях и на различных интернет-порталах.

Давняя, но пока несбыточная мечта братьев – снять продолжение «Электроника». Написано уже два сценария, один из их – режиссёром «Приключений Электроника» Константином Бромбергом, который в настоящее время живёт в Америке.

– Как вы справляетесь со своей славой? Как менялась она с годами? Как менялось ваше отношение к ней?

Юрий: Это скорее была даже не слава, а просто известность.

Владимир: Узнаваемость, можно так сказать.

Юрий: Да. Нас знали, и всё.

Владимир: Очень запомнился момент, когда после премьеры фильма, а состоялась она 2 мая 1980 года, мы спустились во двор, ко мне подошёл мужчина и сказал: «О, я только что видел тебя по телевизору». Потом было первое интервью. Мы с Евгением Яковлевичем Весником приехали в редакцию «Пионерской правды», где нам сказали: «Вы имейте в виду, письма будут приходить, вы даже не представляете в каком количестве!»

Юрий: И действительно, месяца через два, когда мы снова оказались в этой редакции, были горы писем! Они приходили и домой, порой до тридцати штук в день. Адрес часто был такой: «Москва. Электронику и Сыроежкину». Или: «Москва. Товарищ почтальон, прошу вас, найдите Электроника и Сыроежкина». Нам говорили, вы даже читать их не будете. Как же не читать? Мы честно их читали и даже отвечали на некоторые.

Владимир: Самое главное, что мы не понимали, да я и сейчас не понимаю, на каком основании, собственно, надо было «звездить», задирать нос. Почему? Ведь что такое звёздная болезнь? Это неуважение к окружающим, к общепринятым нормам, уверенность в том, что для тебя этих норм не существует. На каком основании? Нам повезло, мы оказались в нужное время в нужном месте. Спасибо надо говорить в первую очередь нашим родителям, которые в три года научили нас кататься на велосипеде, в четыре – поставили на коньки, в шесть лет отвели в музыкальную школу. В девять лет мы сели на мотоцикл, но это уже втайне от родителей. И когда мы приехали на собеседование, тогда не было такого понятия, как «кастинг», нас спросили:

«В хоккей умеете играть?» Умеем. «На велосипеде, мопеде катаетесь?» Да. «Петь сможете?» Ну, мы так скромненько ответили: «Наверное, да». Всё-таки музыкальная школа, хор... Так что заслуга в основном родителей. И мы это отлично понимали.

Юрий: Я считаю, что известность накладывает определённую ответственность. Конечно, когда узнают, то всё по-другому. Тебе открываются многие двери и прочее.

Владимир: Но в то же время приходится помнить, что ты всегда на виду. За тобой наблюдают, даже следят, и не дай бог оступиться.

Юрий: Наши друзья-музыканты иногда шутят: «Да не, ну какие вы звёзды? Это мы звёзды. А вы? Вы – легенды!» (смеётся).

Владимир: Возвращаясь к вопросу о популярности – наступил момент, когда нас перестали узнавать.

Юрий: Да, год-два, и всё пошло на спад. Всё-таки в фильме мы оба беленькие, кучерявенькие, волосы свои, но крашенные. А спустя некоторое время мы коротко постриглись, подросли, и всё. О нас стали забывать. Год никуда не зовут, два не зовут. Мы-то думали, что сейчас обрушится на нас куча предложений. А их нет и нет. Так что я не могу сказать, что была какая-то слава.

– Но всё-таки ваша кинокарьера на этом не закончилась.

Юрий: Да, второй раз мы попали в кино, когда учились на втором курсе института. Фильм назывался «Незнайка с нашего двора». Кстати, замечательное кино, весёлое, музыкальное.

Владимир: Мы там играли волшебников. Одеты были в белые фраки, на головах цилиндры.

Юрий: И нас там опять покрасили (смеётся).

Владимир: А потом мы совершили одну ошибку. Мы решили, коль мы близнецы и нам удалось что-то сделать в кино, то мы будем сниматься только вдвоём. Но мы не учли такой момент, что и сценарий должен быть на двоих. А такие сценарии пишутся очень редко.

Юрий: А если и пишутся, то до банального примитивно или даже неправдоподобно. Везде используется один ход: если близнецы, то их обязательно в детстве разлучают, один становится успешным, другой – неудачник. И вот они встречаются, один пытается занять место другого и так далее. Я считаю, для близнецов это вообще противоестественно. Я слышал только об одной паре близнецов, которые друг друга терпеть не могут, это солисты группы «Братья Гримм».

Владимир: Для нас непонятно, как вообще такое может быть.

Юрий: Нам довелось быть на празднике, где собрали порядка 160 пар близнецов. Это очень круто. Ты попадаешь в такую атмосферу, где все сразу друзья, все разговаривают на одном языке, все друг друга понимают. Я хочу сказать, это великое счастье – родиться вместе не только с братом, но ещё и с другом.

– Давайте повспоминаем, что интересного происходило на съёмках «Приключений Электроника»? Что осталось за кадром? И вообще, какая атмосфера царила на съёмочной площадке?

Владимир: Представляете, два 13-летних пацана попадают на Одесскую киностудию. Она была тогда на пике своей славы. Около 60 картин в производстве в год. Только-только съёмочная группа нашего фильма закончила «Три мушкетёра». Только-только сняли «Место встречи изменить нельзя». «Цыган» тогда запустился. «Электроник» опять же. В общем, много было картин. Об этом мало кто знает, но в фильме «Место встречи изменить нельзя», если есть детские голоса, то это наши с братом голоса. А потом опять же Одесса, море, съёмки. Зарплата по тем временам очень неплохая. Мы получали по 120 рублей. Это в 1979 году.

Юрий: Минус подоходный налог и минус за бездетность (смеётся).

Владимир: Да, на руки мы получали 107 рублей. Но это была приличная сумма. Мы могли себе позволить всё. Пригласить одноклассниц в самый дорогой ресторан. И не только одноклассниц (смеётся). На самом деле Одесса в этом смысле дала нам своеобразную путёвку во взрослую жизнь.

Юрий: Поэтому каждый день на киностудии был для нас праздником. Это было интересно. Ты в большом коллективе делаешь одно большое дело. Нам повезло работать с настоящими звёздами советского кино. Караченцов, Басов, Гринько, Весник, Никищихина, Булгакова, Макагонова. Мы всегда с удовольствием ехали на съёмки.

Владимир: Они к нам относились не как к каким-то там детишкам, а как к коллегам по работе. Николай Петрович Караченцов так и сказал, когда нас впервые увидел: «Привет, коллеги!» И мне это очень запомнилось.

– Но тон, конечно, задавал режиссёр. И вы, насколько я знаю, даже позволяли себе с ним спорить.

Владимир: Нет, никто особенно не спорил. Просто там была какая-то фраза, которая не очень ложилась на роль. И я ему сказал: «Константин Леонидович, вы мужик, вам 40 лет, откуда вам знать, как говорит 13-летний пацан». Это, пожалуй, был единственный раз, когда мы позволили себе с ним поспорить.

Юрий: Даже не поспорить, а подискутировать.

Владимир: Да, пожалуй, так. Потому что с самого начала стало понятно, на площадке главный – один.

Юрий: Это режиссёр. Он царь и бог. Что он говорит, то и надо делать. Это правило усвоили навсегда. Поэтому и сейчас многие режиссёры нам говорят, что с нами приятно работать.

Владимир: Детский коллектив тоже был замечательный.

Юрий: Фактически из Одессы были только Вася Скромный, который Гуся играл, и Оксана Алексеева.

Владимир: Которая играла Майю, и в которую были все влюблены. Она сейчас во Франции. Рыжиков-Чижиков – в Германии. Вася Скромный – моряк.

– А он в фильме, по сути, играл самого себя?

Юрий: Это тоже отдельная история. Парень, который должен был играть Гуся, по сравнению с нами оказался мал ростом, и ему нужно было срочно найти замену. Съёмки вот-вот должны были начаться. И тогда второй режиссёр фильма Юлия Дмитриевна Константинова пошла в интернат. Она потом рассказывала: «Иду по коридору, и вдруг на меня налетает что-то большое и рыжее». Вася года на два старше нас, поэтому он был большой. В общем, у нас была здоровская компания. Сначала мы жили все вместе, а потом нас отселили от остальных.

Владимир: Потому что мы на них плохо влияли (смеётся).

Юрий: Так что всё было здорово. И тогда, как говорится, мы и заразились этой болезнью под названием «кино», от которой абсолютно не хочется лечиться.

Владимир: Заболели кино, но не звёздной болезнью.

– В чём вообще секрет успеха «Электроника»? И почему сегодня не снимаются такие фильмы?

Юрий: Давайте начнём с главного, с самого грустного.

Я считаю, надо сказать «спасибо», конечно, в переносном смысле этого слова, нашим депутатам, которые придумали закон, чтобы во время трансляции детских фильмов и телепередач нельзя было давать рекламу.

Владимир: Каналам стало просто невыгодно показывать детское кино.

Юрий: Детские фильмы, так или иначе, снимаются, но в прокат они не выходят. Все всё знают, но никто ничего сделать не может. Такое неправильное решение в своё время было принято. Пока государство реально не возьмётся за это дело, детское кино будет в забвении.

Владимир: А почему фильм до сих пор актуален? Потому что в нём затронуты два основных вопроса: что такое быть человеком и что такое дружба. Это вечные вопросы, которые актуальны всегда.

– Готовясь к интервью, я спросил у нескольких человек из стран Содружества, в частности из Армении и Таджикистана, помнят ли они таких актёров, что хотели бы узнать о них. Все в один голос отвечали, что помнят, хотели бы узнать, как вы, чем занимаетесь сейчас.

Юрий: Кто-то сказал, что актёр – это профессия, а артист – это судьба. На сегодняшний день в нашей фильмографии порядка тридцати фильмов. Вдвоём – фильмов пятнадцать.

– То есть опыт работы по отдельности всё-таки был?

Юрий: Да, ту ошибку мы исправили. Володя как-то пришёл и говорит, что есть предложение, давай начнём по одному. И получилось. Конечно, главных ролей пока нет, в основном – сериалы.

Владимир: Хотя порой сыграть маленькую роль так, чтобы тебя запомнили, гораздо труднее.

Юрий: У меня был момент, когда я говорю режиссёру: «Вы меня лишили всех слов». Он в ответ: «Юра, так это сыграть надо» (смеётся). Потом нам посчастливилось сыграть в кино самих себя. «Первый канал» совместно со студией «Дисней» сняли большой музыкальный сериал «После школы». Там у нас есть даже такие слова: «У каждого человека есть кнопка, мы-то это точно знаем».

Владимир: Мы как раз тогда справили сто лет на двоих. Мало кому удаётся отметить своё столетие и сыграть самих себя.

Юрий: Но у нас есть ещё и музыкальное творчество. Это творческое сообщество «Гараж Сыроежкина». Родилось оно как музыкальный проект в Новосибирске. Мы начали оттуда. Записали альбомчик. Потом провели достаточно мощный концерт. Почему творческое сообщество? Во-первых, у нас нет солистов, у нас только участники, разные творческие коллективы. Во-вторых, с нами мало кто отказывается работать на сцене. Есть у нас и другой проект – международный фестиваль «Музыкальный звёздный Олимп», где мы члены жюри. Конкурсанты – в основном детишки: вокалисты, танцоры, чтецы. Много номинаций различных, разные возрастные категории.

Владимир: Это очень полезное дело. Талантливейших детей – громадное количество. Просто удивляет, иногда до слёз. Сидишь, чуть ли не рыдаешь, неудобно даже. У нас честный фестиваль. Честное профессиональное жюри. Но нашим конкурсантам мы не устаём повторять: «Ребята, самый главный судья – это не жюри, а зритель».

Юрий: Кстати, до музыкального проекта «Гараж Сыроежкина», у нас был чисто технический проект – автомотосалон. Хотя работа тоже была творческая. Тогда машины с конвейера сходили простые, а мы их дорабатывали, тюнинговали, говоря современным языком.

Владимир: Но этим больше Юра занимался. А я почти шесть лет проработал у Никиты Сергеевича Михалкова в студии «Три Тэ», директором по съёмочной площадке, потом три года – в Красноярске, в крупной строительной компании.

– Приходится ли вам бывать в бывших советских республиках? Как встречают? Где нравится больше?

Юрий: Мы объездили почти весь Советский Союз. Нас везде хорошо встречают. И опять же, нас встречают с улыбкой. Это очень важно. Конечно, мы это очень ценим, стараемся улыбаться в ответ. Потому что для многих мы почти родственники. На концертах у нас само выступление может длиться час, а потом часа полтора мы даём автографы и фотографируемся. Как говорил Олег Иванович Янковский: «Если актёр говорит, что он устал от автографов, устал от того, что его узнают, то он или лукавит, или ему надо менять профессию».

Владимир: Братишка правильно сказал, нас узнают, улыбаются, протягивают руку. И когда это происходит с 14 лет, то вырасти злым человеком практически невозможно, также как и относиться к людям дурно. Хороших людей больше.

– Каким из детских увлечений, благодаря которым попали в картину, вы сохранили верность по сей день?

Юрий: Всем практически. Сыроежкин же был одним из первых мотоциклистов страны (смеётся). Мотоциклам мы верны до сих пор. Потом мы занимались водомоторным спортом, в котором стали призёрами чемпионата мира. Плотно занимались туризмом, в частности, горным. Хоккей опять же.

– Выходите на лёд?

Юрий: Я выхожу.

Владимир: Я пореже. Всё-таки нам уже шестой десяток идёт.

– А верится, что шестой десяток? Осознание этого приходит?

Владимир: Ну конечно. Я ж рассказывал, что мы справили 100 лет на двоих.

– На сколько себя ощущаете?

Юрий: Смотря в какое время дня (смеётся). В общем, и в горы поднимались, и с парашютом прыгали, и в глубину опускались. Много увлечений. В прошлом году попробовали на планере полетать. Это очень круто!

Владимир: Я высоты боюсь, но стараюсь убить в себе эту фобию. С тарзанки прыгал, потом над ущельем летал на Алтае. 600 метров свободного полёта.

С парашютом прыгал. И всё равно, страх остаётся.

– Как бы вы могли охарактеризовать друг друга? Насколько вы разные?

Юрий: Не знаю, насколько мы разные. Я считаю, мы дополняем друг друга.

Владимир: Мы всегда предупреждаем на мастер-классах: «Друзья, мы никогда не перебиваем друг друга, мы дополняем».

Юрий: Нам нравятся разные цвета, разная одежда, разные сигареты.

Владимир: Разные женщины.

Юрий: Всегда разные женщины.

Владимир: Почему-то многие задают дурацкий вопрос: «А вы на свидание ходили вместо друг друга?» Зачем? «Ну, ради шутки». Так это плохая шутка. Мы хорошо относимся к женщинам, и не считаем их дурами.

– Какие ещё дурацкие вопросы вам задавали?

Юрий: Очень часто спрашивают, если видят одного из нас: «А где брат?» Ну, я понимаю спросить: «Как брат?» Какая разница, где брат. Мы же не сиамские близнецы.

Владимир: А вот угадайте, какой ещё самый дурацкий вопрос можно нам задать?

– Не знаю. Сдаюсь.

Владимир: Сейчас упадёте со стула. «Вы что, братья?» Когда у меня хорошее настроение, я отвечаю: «Нет, сестры!». Стараемся, конечно, не обижаться на такие вопросы. Может, человек таким способом хочет показать, что узнал нас.

– Вы суеверны?

Юрий: В какой-то степени да.

Владимир: Когда возвращаюсь с полдороги, в зеркало смотрюсь. И если чёрная кошка дорогу перебегает, плюю через левое плечо.

Юрий: Потом есть же чисто киношные суеверия. Нельзя, допустим, на съёмочной площадке семечки грызть.

– Юрий, я где-то прочитал, что в детстве вы состояли на учёте в милиции. Как в дальнейшем у вас складывались отношения с органами правопорядка?

Юрий: Надо рассказать, почему нас вообще поставили на учёт в милицию. Мы жили на Фрунзенской, и у нас рядом, через реку, были Ленинские горы, Парк культуры и так далее. Стоило перейти через Андреевский мост, и ты оказывался в другом районе. Мы жили в Ленинском, а с той стороны – Октябрьский. И вот как-то, мы тогда учились во втором классе, на Ленинских горах нас задержала милиция. И что вы думаете? Нас обвинили в бродяжничестве. Поэтому и поставили на учёт.

Владимир: А так с правоохранительными органами – замечательные отношения. У нас много друзей, которые работают и в МВД, и в Росгвардии, и в УФСИН. На самом деле у нас к ним очень уважительные чувства. Мы их не раз провожали в командировки. Да и сами в Чечню ездили с концертами. В этом году должны были в Сирию слетать, но пока поездка отложилась на неопределённое время.

– Как вы думаете, какова ваша миссия в этой жизни, на этой Земле, в этом государстве?

Владимир: Как бы это ни звучало пафосно, я хочу нести людям добро. И ещё, для меня самое отвратительное – это подлость, предательство, ложь и глупость. Вот если я могу с этим бороться, то тогда это моя миссия.

Юрий: Ну а потом, конечно, хочется и детей воспитать, хочется, чтобы не было войны.

– Поскольку журнал выйдет в канун Нового года, не могу не спросить, как обычно его отмечаете? Какой из праздников запомнился особо?

Юрий: Честно говоря, самые запоминающиеся новогодние праздники были в детстве. С возрастом ощущения несколько притупились. Но всё равно Новый год – чисто домашний праздник, и мы обязательно его встречаем дома, с семьями, с мамой.

Владимир: У нас мама уже старенькая, так что Новый год, конечно, с ней.

– Что бы вы могли пожелать читателям журнала в Новом году?

Владимир: Добра, удачи! Почитаю за честь дружить и работать, служить нашей стране. А жёнам, сынам, дочерям и любимым – исполнения заветных желаний! Спасибо, что Вы есть!

Юрий: И, естественно, мирного неба над головой. А тем, кто в погонах, – видеть цель, верить в себя и не забывать, что их ждут дома.

Игорь Алексеев
Фото Дмитрия Лыкова
и из личного архива
братьев Торсуевых

06.01.2019