Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Доспех заслоняющий от беды

Если задаться вопросом: какой предмет на поле боя в эпоху раннего Средневековья был самым необходимым, то ответ будет вполне определённым. Воин древности в случае крайней нужды мог обойтись без снаряжения, без шлема и даже без меча, вооружившись копьём или топором. Но вот без щита, способного уберечь его от вражеского удара он не мог считаться полноценным бойцом. И это правило касалось ратников всех армий мира.

В слиянии дерева и металла

Слово «щит» имеет тот же корень, что и древнепрусское scaytan или латинское scutum и обозначает «то, что защищает, загораживает». Именно щит несколько тысяч лет назад стал первым элементом военного снаряжения. Тогда воины, противостоящие друг другу, использовали копья, дротики и луки. Щиты, сплетённые из прутьев и обтянутые кожей, вполне подходили для того, чтобы защититься от них.

Первые средства защиты не отличались ни прочностью, ни размером и были ориентированы на быстрое передвижение по лесу. К тому же воин при столкновении с неприятелем, дабы не нарваться на колюще-режущие предметы, во многом рассчитывал на свою ловкость. Однако с увеличением количества бойцов в противоборствующих отрядах и, соответственно, вероятности получения тяжёлых ранений, понадобились щиты более совершенных форм и конструкций.

Самые ранние фрагменты щитов, обнаруженные археологами на территории Древней Руси, относятся к X в. Хотя первые письменные упоминания о славянских «заслонах» датируются VI в. Так, византийский историк Прокопий Кесарийский в своей рукописи о пришлых воинах пишет: «Вступая же в битву, большинство идёт на врагов пешими, имея небольшие щиты и копья в руках, панциря же никогда на себя не надевают».

В этот период щиты делались из плоских деревянных дощечек и имели круглую форму. Причём собрать простую на первый взгляд конструкцию было достаточно сложно. Дело в том, что технологии производства фанеры тогда не было, как не было и инструментов, способных резать дерево вдоль волокон. Для получения тонких дощечек приходилось расщеплять брёвна, а полученные фрагменты, разные по толщине, соединять с помощью клея и кожи. Подобные изделия толщиной около 0,5 см не отличались прочностью, так как при ударах по щиту его дощечки не задерживали лезвие меча или топора, а расшатывались и выбивались из основы.

Совершенствуя конструкцию, центр щита усилили металлическим навершием – умбоном (лат. umbo), который имел полусферическую или коническую форму и, с одной стороны, защищал кисть руки воина от пробивающих ударов, с другой – представлял угрозу для вражеских клинков.

Край щита назывался венцом, а промежуток между венцом и навершием – каймой. Тыльная сторона защитного средства имела привязки – «столбцы», на которых оно удерживалось на руке. Кроме того, для смягчения ударов, приходящихся на кисть и предплечье, делали подкладку с внутренней стороны щита. Иногда с внешней стороны между кожей и деревом помещали спрессованную траву.

Бытуем мнение, что такой щит был примитивен и не шёл ни в какое сравнение по крепости с изготовленным из металла. Однако простой эксперимент показал обратное. Мечом, сделанным по древней технологии, наносили сильные рубящие удары сначала по бронзовому щиту толщиной 3 мм, а потом по классическому деревянному. Металлический образец раскололся после первого же замаха, в то время как «примитивный» деревянный выдержал 15 ударов, при этом не получив значительных повреждений.

Секрет прочности такого изделия заключался в том, что при его изготовлении использовалась кожа с плечевой части туши быка, где она самая толстая. Её вываривали в воске для придания твёрдости и водоотталкивающих свойств. Щит с использованием такого материала был лёгок, не намокал под дождём и при речных переправах.

Преимущество деревянного щита, обтянутого воловьей кожей, над цельнометаллическим было ещё в том, что первый из них обладал таким свойством, как «вязкость». Если топор или копьё вонзались в деревянно-кожаную поверхность, они застревали в ней, что становилось проблемой для атакующего.

Улучшая качество и характеристики

С наступлением железного века в конструкции щита стали происходить изменения. Вместе с уже упомянутыми умбонами на средстве защиты появились бронзовые или железные оковки по краю. Металлический обод не только стягивал деревянные детали, но и мог привести к поломке вражеского меча при ударе о кромку. Также в производстве средства прикрытия применялись радиальные полосы из железа, усиливающие конструкцию.

Однако наряду с явными плюсами использования металла наблюдался и серьёзный минус: повышение надёжности щита влекло за собой увеличение его веса, что приводило к снижению скорости реакции и мобильности воина.

Первоначально «ручной заслон» весил около 3 кг. Позже, когда его на вооружение взяла кавалерия и понадобилось отражать более мощные удары, масса щита увеличилась до 5–6 кг.

С течением времени менялась и форма рассматриваемого предмета вооружения. Наряду с круглым щитом во второй половине XIII в. стал использоваться миндалевидный, также известный как щит-капля. Он, немного вогнутый вовнутрь, крепился на руке с помощью двух ремней и защищал туловище и ноги воина.

Каплевидная форма прикрытия оказалась весьма востребованной у всадников, в особенности у европейских рыцарей, так как в конном бою они не могли полноценно обороняться с помощью левой руки: она была занята поводьями. В то же время «капля», свисающая на плечевом ремне, удобно прикрывала левый бок и ногу и не требовала активного перемещения.

Однако у русских и азиатских конных воинов миндалевидный щит не прижился. Дело в том, что если в Южной и Западной Европе в основном использовали сёдла со спинкой, то в Восточной Европе и в Азии – без таковой, что позволяло, в отличие от рыцарей, поворачивать корпус и наносить удары влево и вправо. К тому же и русский, и азиатский наездник могли управлять конём без поводьев, с помощью ног. Круглый щит в подобных условиях был более уместен.

Зато «капля» широко применялась при действиях дружин в плотно сомкнутом пешем строю. Такие щиты при тесном сближении соратников образовывали перед неприятелем подобие стены.

Во второй четверти XIII в. техническое совершенствование доспеха привело к появлению треугольного тáрча с прямолинейными краями. Это название происходит от арабского dárake, от которого, в свою очередь, образовано итальянское targa. Такой щит закрывал половину груди и левое плечо, оберегая всадников от прямого удара копьём. Именно такой тарч изображён на гербе Великого княжества Литовского – Погоня.

В войсках этого государства с конца XIV в. широко использовались щиты, выполняющие функцию переносного укрытия от стрел. Их название «павеза» происходило от итальянского города Павия. Отличительной чертой выступала прямоугольная форма, а нижняя часть могла быть овальной. Для усиления конструкции через середину щита проходил вертикальный жёлоб. В пехотном варианте павеза имела высоту 1–1,5 м, в кавалерийском – вполовину меньше.

Шествуя из века в век

Щит был достаточно маневренным средством обороны. Но случались ситуации, когда он переходил в разряд наступательного ударного оружия. Ведь в жаркой рукопашной схватке абсолютно не важно, чем ты поразишь своего противника.

Эпизод, когда щит превратился в сокрушительный предмет, ярко описан в произведении Джорджа Мартина «Повесть о Дунке и Эгге». Там безродный межевой рыцарь Дунк, будучи выбит из седла и лишившись оружия, вырвал у своего соперника щит, разбил им забрало и принудил противника сдаться.

С появлением огнестрельного оружия необходимость в щитах отпала. И казалось, что их время прошло. Но в XX веке о средневековом военном доспехе вспомнили. Так на полях сражений Первой мировой войны, точнее на русско-германском фронте, появились несколько противопульных конструкций, используемых подразделениями русской армии. Их вес составлял от 7 до 16 кг.

Другой случай массового выпуска и использования треугольных бронированных щитков с амбразурой для стрельбы лёжа из винтовки был отмечен во время советско-финской войны (1939–1949). Тогда на предприятиях Ленинграда было выпущено 50 тысяч подобных щитов.

В период Второй мировой войны на вооружении советской армии также имелись снабжённые колёсиками щиты для стрельбы лёжа. Правда, из-за большого веса это снаряжение не получило широкого распространения.

В наше время противопульные баллистические щиты остались на вооружении полицейских и антитеррористических подразделений специального назначения. Сегодня они представляют собой не просто стальной лист, а средство защиты, выполненное с использованием баллистических тканей на основе арамидных волокон.

Также в арсенале сотрудников правоохранительных органов и пенитенциарной системы остались противоударные щиты из прозрачного пластика или с вставкой из этого материала на уровне глаз. Эти спецсредства, используемые в плотном строю, применяются при пресечении массовых беспорядков.

Оставило след рассматриваемое нами средство защиты и в языке. Чего только стоит крылатая фраза «со щитом или на щите», приписываемая спартанским матерям, которые провожали сыновей на битву. Она содержала призыв победить или героически погибнуть.

Менее известны такие пословицы, как «молчание невежды – его щит», «стойкость – щит смелых», «ночь – щит беглеца».

Без щита не было бы и такой специальной исторической дисциплины, как геральдика. Потому как в основе большинства гербов лежит именно этот доспех. И так получилось, что, исчезнув из военного обихода, щит навсегда остался в сознании людей в качестве символа надёжности и нерушимости.

Алексей Максимов

31.07.2019