Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Песнь земли под белыми крыльями

Литератор и этнограф Адам Киркор (1818–1886) писал о своей родине так: «Беларусь – край могил, курганов, городищ, городков, урочищ, замков, замковищ, край, где чуть ли не на каждом шагу вы встретите следы минувшего в памятниках, сказаниях, песнях». Эти слова, перенесённые на матрицу XXI века, не потеряли своей актуальности. Белорусская земля имеет богатую историю, и люди, живущие в краю заповедных лесов и бесчисленных синих озёр, помнят о своих корнях, свято чтут наследие предков и всегда готовы продемонстрировать его гостям из ближнего и дальнего зарубежья.

Край синих озёр

Существует множество версий о происхождении названия «Белая Русь» – от возвышенно поэтических до исторически обоснованных. Есть точка зрения, что слово «белая» некогда ассоциировалось с обликом коренного населения – светловолосого, светлоглазого, облачённого в основном в белые одежды из льна. Ещё этот признак отождествляется с понятием «чистый», «добрый», «благородный».

Если же обращаться к историческим версиям, то считается, что определение «белая» (Русь) могло иметь значение «свободная», «независимая» и употреблялось по отношению к территориям княжеств (Полоцкого, Туровского), которые в XIII веке не были завоёваны монголо-татарами. Есть также мнение, что название «Белая Русь» относится скорее к Московскому княжеству, находившемуся на протяжении трёх веков в составе Золотой Орды. Монголы по своей национальной традиции, перенятой у завоёванных ими китайцев, именовали стороны света цветами: чёрный (север), синий (восток), красный (юг), белый (запад). Таким образом, западная провинция Орды именовалась «Белой Русью». Позднее уже московские правители применяли к сопредельным территориям «монгольские» определения. Так название «Белая Русь» закрепилось за землями к западу от Московского царства.

За свою многовековую историю белорусские земли, расположенные в центре европейского континента, не раз становились ареной военных действий. Войска мощных держав в разные эпохи проходили по дорогам Понеманья, Поднепровья, Полесья и Поозёрья то на запад, то на восток, оставляя на своём пути сожжённые сёла, разорённые города. Но всякий раз народ, населявший этот край, находил в себе силы воспрянуть и на месте руин возвести новые города и деревни, чтобы было что оставить в наследство будущим поколениям.

Сквозь глубину веков

Понять душу народа без знакомства с его историей невозможно. А потому обратимся к истокам белорусского этноса.

В исторической ретроспективе первое упоминание о крупном политическом объединении относится к Полоцкому княжеству (IX в.), которое существовало на территории современной Витебской и северной части Минской области.

А такие источники, как «Повесть временных лет» и Новгородская первая летопись младшего извода, повествуют о знаменитом походе киевского князя Олега (Вещего) на Цесарьград (Константинополь) в 907 году. В завоевательный поход наряду с представителями других славянских племён отправились также кривичи и радимичи – предки белорусов.

В Х веке на территории современной Беларуси образуется несколько княжеств. Самым мощным из них становится Полоцкое. Наибольшего расцвета оно достигло в период правления Всеслава Брячиславича, в особенности с 1044 по 1067 год.

Личность князя Всеслава производила на его современников большое впечатление. На страницах летописей он предстаёт в образе легендарного полководца и мудрого государственного деятеля, обладающего фантастическими чертами и овеянного ореолом таинственности. Так, в «Слове о полку Игореве» князь наделён способностью оборачиваться волком, что помогало ему по ночам преодолевать огромные расстояния.

После смерти правителя Полоцкое княжество было разделено между его сыновьями на семь частей, что явилось причиной государственного ослабления и постепенного усиления политического влияния соседей.

С запада полочан теснили немцы и литовцы, с востока – смоленские князья.

Однако ХIII век внёс существенные коррективы в карту Восточной Европы. После двух походов Батыя (1237–1240) Восточная Русь подпала под монгольское владычество, а Западная – постепенно вошла в сферу литовского влияния.

С первой половины XIII и до конца XIV века на белорусских землях на основе соглашений между местной политической элитой и литовскими князьями, путём династических браков и захвата земель идёт процесс формирования Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского. Создание нового государства началось в середине XIII века с возвышения Новогрудского княжества и было связано с именем литовского князя Миндовга, который объединил Новогрудское княжество с частью балтских земель, создав ядро Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского. Первой столицей княжества стал Новогрудок. Впоследствии литовские князья оберегали новоприобретённые земли от сильных соседей – Тевтонского ордена и Золотой Орды – и прекратили происходившую здесь прежде жестокую междоусобную борьбу.

После объединения в 1569 году Польского королевства и Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского в Речь Посполитую в составе нового государства оказались и земли Белой Руси (так именовались во второй половине XVI века северные и восточные территории современной Беларуси).

В XVII веке в речи появляется слово «белорусцы», хотя одновременно большинство местных жителей называли себя «русскими» («русинами») и «литовцами» («литвинами»).

Но государство раздирали внутренние противоречия, оно постоянно было втянуто в войны, в том числе с Россией (1654–1667) и со Швецией в составе Северного союза (1700–1721).

В результате нескончаемых военных конфликтов Речь Посполитая сильно ослабела и перестала существовать как самостоятельное государство.

В конечном итоге её территории в 1772, 1793 и 1795 годах были разделены между Россией, Австрией и Пруссией. Таким образом, белорусские земли (кроме части с городом Белосток) перешли в состав Российской империи.

Век XIX запечатлелся в истории Беларуси Отечественной войной 1812 года, когда по дорогам Белостокской области, Гродненской, Виленской, Минской, Могилёвской и Витебской губерний сначала на восток, а потом на запад прошла Великая армия Наполеона. Французы и их союзники жестоко расправлялись с непокорными и сопровождали свой путь разграблением сёл и городов.

Расплата наступила в конце ноября, когда у реки Березина (совр. Борисовский район Минской области) остатки отступающей вражеской армии в двухдневном сражении были окончательно разбиты преследовавшими её русскими воинскими частями.

ХХ век также оставил кровавые следы на белорусской земле. Первая мировая, Гражданская, советско-польская, Вторая мировая войны – все они прокатились по здешним городам и весям, унося жизни десятков тысяч людей.

На закате второго тысячелетия Белоруссия, находившаяся в составе СССР с 1922 года в качестве Советской Социалистической Республики, приняла Декларацию о государственном суверенитете (27 июля 1990 года), и после распада Советского Союза 26 декабря 1991 года обрела независимость.

В плену нетленных слов

Безусловно, главным достоянием народа, населяющего земли от Бреста до Мстиславля, является его неповторимый язык, который некогда сыграл определяющую роль в формировании белорусского этноса.

Письменность на белорусских землях начала развиваться сравнительно рано. Первой рукописной книгой здесь считается пергаментное «Туровское Евангелие» (XI в.).

Сохранились в истории и имена первых белорусских книжников – Евфросинии Полоцкой, Кирилла Туровского и других. Но особую роль в развитии книжного дела сыграл уроженец Полоцка Франциск Скорина (XVI в.), чьё имя стало одним из символов эпохи Возрождения. Стремясь распространить просвещение в родном краю и дать своему народу книги на понятном языке, он заменял в тексте Священного писания непонятные простому люду выражения фрагментами живой разговорной речи и снабжал свои издания оригинальными предисловиями на старобелорусском языке, который в те времена назывался «русским». В иных случаях книги печатались на церковнославянском языке. Примером такой творческой обработки книжных текстов служат изданные с 1517 по 1519 год в Праге 22 книги из Ветхого Завета и Псалтырь.

В современной Беларуси имя Франциска Скорины носят учебные заведения, негосударственное общественное объединение «Общество белорусского языка» («Таварыства беларускай мовы»), а также главная государственная награда – орден Франциска Скорины. Памятники этому восточнославянскому первопечатнику, философу-гуманисту, писателю, учёному-медику установлены в Минске, Полоцке, Лиде, Калининграде (Россия) и Праге (Чехия).

Говоря о современном белорусском языке, надо заметить, что в печатное слово он воплощался постепенно. На белорусском долгое время общались в основном в быту. На бумагу же попадали только фольклорные стилизации, вроде сатирических поэм «Энеида наоборот» Викентия Ровинского (ок. 1820 г.) и «Тарас на Парнасе» Константина Вереницына (ок. 1837 г.). Тем не менее эти весёлые и остроумные стихотворные произведения с живописанием крестьянского быта оказали влияние на развитие последующего литературного процесса.

Драматические произведения на белорусском языке начали появляться лишь в начале XX века. На смену немногочисленным авторам пришла плеяда талантливых представителей интеллигенции, открывшая языковое богатство Беларуси в своих прозаических и стихотворных текстах. Самые известные из этих литераторов – Якуб Колас, Максим Богданович, Алоиза Пашкевич, известная под псевдонимом Тётка, и, конечно же, Янка Купала, чьи стихи до сих пор волнуют сердца любителей поэзии:

Молитва вечерняя в тот час родится

И жертвенно падает в сонные дали,

Невидимой нитью к созвездьям стремится,

Плывёт и меняется, словно в кристалле.

Традиции, заложенные в начале века, послужили надёжной творческой основой для развития белорусской литературы в дальнейшем. Так, уже в 1930-е годы произошла эволюция белорусского романа – жанра, который до этого времени не имел богатых традиций.

После Великой Отечественной войны главными темами для белорусских писателей стали фронтовые события и послевоенное становление деревни.

В национальную литературу вошли новые имена – Янка Брыль, Иван Мележ, Иван Шамякин, Алесь Адамович, Владимир Короткевич, Андрей Макаёнок.

Ярким явлением в белорусской литературе стало творчество бывшего фронтовика Василя Быкова. Известность ему принесли такие повести, как «Третья ракета», «Альпийская баллада», «Мёртвым не больно», «Сотников», «Обелиск», «Дожить до рассвета», «Пойти и не вернуться». Эти и другие работы автора были переведены с белорусского на многие языки мира.

Безошибочно опознаваемые знаки

У каждой страны, помимо государственных, есть и неофициальные символы, почитаемые её жителями и узнаваемые иностранцами. Главным из них в Беларуси считается шестиконечный крест, изображение которого с конца XIV века присутствовало на гербе Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского («Погоня»), а с 1990-го запечатлено на гербе Литовской Республики. С этим символом связано имя небесной покровительницы Беларуси – Евфросинии Полоцкой (1101–1167).

В миру она звалась Предславой и была дочерью витебского князя Святослава Всеславича и внучкой Владимира Мономаха. Говорят, её красота привлекала многих. Но вместо выгодной супружеской партии она выбрала Полоцкий монастырь, где приняла постриг под именем Евфросинии.

В монастыре княжна-монахиня занималась переписыванием Священного писания и святоотеческой литературы.

Со временем Евфросиния основала новый монастырь (ныне Спасо-Евфросиниевский), ставший духовным средоточием Полоцкого княжества. В нём работал центр по переписке книг – скрипторий, а также библиотека, приют и школа.

По заказу Евфросинии искусный мастер ювелирного дела Лазарь Богша в 1161 году изготовил шестиконечный крест удивительной красоты. Его ценность обуславливалась не только тончайшей работой и яркими рисунками эмалью, но и вложением в крест частицы Гроба Господня.

Евфросиния же на склоне лет отправилась в Иерусалим. Но тяготы пути подорвали здоровье полочанки, и возвратиться на родину у неё уже не хватило сил.

Из других белорусских «знаков отличия» можно выделить аиста (бел. бусел). Недаром классик белорусской литературы Владимир Короткевич назвал Беларусь «землёй под белыми крыльями».

Национальным символом стали и пояса, производство которых было начато на мануфактуре в г. Слуцке в середине XVIII века. Со временем этот элемент одежды превратился в произведение искусства, и цена на него могла равняться стоимости нескольких деревень. Но шляхтичи не скупились, так как знаковая деталь гардероба подчёркивала статус и аристократическое происхождение владельца. Оригинальный слуцкий пояс ткался из шёлковых, золотых и серебряных нитей, был в длину от 2 до 4,5 метров и имел четыре стороны.

Качество слуцких поясов было настолько высоким, что уже в XIX веке их подделки стали производиться в разных местах Западной Европы с надписью на латыни вроде: Sluck, Sluciae, Sluciae fecit, Mefecit Sluciae («Меня сделал Слуцк»). Так, выражение «слуцкий пояс» превратилось в название особой технологии производства, таких как богемское стекло или венецианское кружево.

Ещё одним узнаваемым романтическим символом Беларуси стал скромный полевой цветок – василёк. Без него невозможно представить образ белорусской красавицы в народном костюме с венком на голове.

Орнаментальный василёк использовали белорусские ткачихи и вышивальщицы в традиционных рушниках, которые и по сей день есть почти в каждом деревенском доме. Эта самотканая пиктография может о многом рассказать знающему человеку. Ведь каждый элемент национального орнамента имеет своё значение.

Например, голубки на языке рисунка обозначают любовь. Если они расположены один за одним – это ухаживание, если повернулись друг к другу – любовь, отвернулись – значит, отношения разладились. Прямая полоса означает дорогу, ромб с точкой внутри – засеянное поле или беременную женщину.

Вообще, в «словаре» белорусского орнамента – сотни понятий, и чтобы прочесть эти тканевые иллюстративные послания, нужно глубоко проникнуть в многовековую художественно-изобразительную культуру синеокой страны.

В гармонии с природой

Белорусские мастера прославились во многих ремёслах. Небывалых высот достигли они в кузнечном, гончарном, бондарном, плотническом и столярном деле, лозо- и соломоплетении, ткачестве, валянии из шерсти и народной декоративной росписи. Есть повод для гордости и у ремесленников-деревообработчиков.

Жизнь белорусского крестьянина во все времена была тесно связана с лесом, а потому ему сам бог велел изготавливать из древесины домашнюю утварь, мебель, дома и украшать всё это причудливой резьбой. Дерево под долотом мастера расцветало листьями и райскими плодами, обретало ажурную лёгкость и глубину.

Этот вид народных промыслов стал широко известен ещё со времён Средневековья и достиг своего расцвета в XVII–XVIII веках. Белорусская резьба украшала внутренние интерьеры Московского Кремля, царские и боярские палаты. Ею покрывались государевы сундуки, кареты, укладки, ризницы, «чудотворные раки» и т.д. До сих пор работу белорусов – сложнейшие кружевные рисунки из стружки разных пород дерева (гомельскую скань) – можно увидеть в кремлёвских церквях, Донском, Новодевичьем и других монастырях.

Не оставались без резного убранства и обычные крестьянские дома. Хотя украшались они гораздо скромнее, чем храмы, зато в каждой деревне были свои особенные узоры, которые вырезались на наличниках окон, сводах крыш и столбах крыльца.

Наряду с изображаемыми традиционными славянскими узорами, вроде завитков, древа-вазона, цветов-крин, птиц и зверей, на Полесье довольно часто вырезали и символ, внешне напоминающий интеграл. С его помощью запечатлевалась змея. И неспроста.

Если современные люди в качестве домашних питомцев, как правило, выбирают кошек, собак или морских свинок, то белорусы в средние века привечали в хатах ужей и полозов, которых любили и оберегали.

В фольклорных записях XVI века отмечается, что в Великом княжестве Литовском «многие держат в доме ручных змей и кормят их». При этом заботливые хозяева утверждали, что ужи не только ловят мышей, но и отгоняют от жилища ядовитых змей.

Любовь к пресмыкающимся нашла своё отражение и в белорусском фольклоре, где был широко распространён образ ужиного царя. Десятки народных сказок Полесья рассказывают о том, как гигантский змей с короной на голове похитил красивую девушку и сделал её своей женой.

Не могли обойти народные предания и самого могучего представителя белорусской фауны – зубра, который, являясь символом Полесья, был ещё и объектом охоты для белорусской шляхты. Но убить этого зверя было непросто, для этого требовалось изрядное мужество и умение.

Противостояние с лесным великаном подробно описано на латинском языке в поэме Николая Гусовского «Песнь о зубре» (1523 г.).

Иногда же знать устраивала представления вроде испанской корриды, где вместо быка на огороженную поляну выпускался зубр. Для зрителей специально устанавливали деревянные помосты, и собравшиеся наблюдали за тем, как охотники с помощью пик пытаются сладить с мохнатым исполином.

Чтобы увернуться от рогов зверя вместо тореадорского плаща использовали красную шапку. Её в случае опасности отбрасывали в сторону, отвлекая внимание зубра. Ещё одной возможностью спастись были деревья. За ними можно было укрыться от атакующего животного, которое отличалось быстротой лишь на прямой дистанции, двигаясь же по кругу, зубр становился медлительным и неуклюжим.

Из-за неограниченной охоты к началу XX века зубры оказались на грани вымирания.

К 1926 году во всём мире осталось лишь 52 особи. Тогда же восстановлением популяции этих животных занялись на территории Беловежской пущи. И уже сегодня этот вид парнокопытных практически восстановлен: в Беларуси существует 10 микропопуляций лесных великанов, самая большая из которых обитает в естественных условиях в национальном парке «Беловежская пуща».

Кстати, никто никогда не задавался вопросом: почему в популярной в 70-х годах песне «Беловежская пуща» в исполнении ансамбля «Песняры», нет ни полслова о зубрах, благодаря которым пуща, собственно, и получила широкую известность? На самом деле такое упоминание есть. Просто многие слышали песню, но немногие читали полный текст стихотворения Николая Добронравова, которое послужило основой для эстрадного шлягера. Между тем, третья «неизвестная» строфа этого произведения звучит так:

Многолетних дубов величавая стать.

Отрок-ландыш в тени, чей-то клад стерегущий...

Дети зубров твоих не хотят вымирать,

Беловежская пуща, Беловежская пуща.

Из кладовой народной памяти

По-настоящему окунуться в историю и быт белорусов можно, увидев уникальные народные обряды. И хотя такие древние праздники, как Коляды, Масленица, «Гуканне вясны» («призвание/зов весны»), Юрьев день, Купалье, «Зажынкі» («начало жатвы») и «Дажынкі» (праздник сбора урожая) сильно осовременились и скорее представляют собой стилизацию старины, другие действа в отдельных местностях сохранились в первозданном виде с незапамятных времён.

Например, известно, что в старину во многих сёлах белорусской земли рождественские празднования завершал весёлый обряд «Тянуть Коляду на дуба». Сегодня он сохранился в деревне Новины Березинского района Минской области и выглядит следующим образом: на дуб или любое старое дерево 21 января затягивают деревянное колесо или сноп – так называемую Коляду. В народе верили, что это сулит богатый урожай, удачу и счастье на весь будущий год.

В деревне Аношки Лепельского района Витебской области сохранился другой фольклорный раритет – игрище «Жаніцьба Цярэшкі». Со стародавних времён в канун Рождества в деревне на один вечер каждый молодой парень становится «Цярэшкай» и выбирает себе спутницу.

А потом все пары играют шуточную свадьбу с песнями, танцами под гармонь и весёлыми играми.

Деревня Семежево Копыльского района Минской области славится обрядом «Колядные цари», уходящим корнями в XVIII век, когда здесь на постое находилось подразделение царской армии. В дни празднования Нового года (по старому стилю) солдаты и офицеры ходили по дворам, показывая шуточное представление, за что хозяева одаривали их угощением. Сегодня же с 13 на 14 января по улицам Семежево шествуют мужчины и юноши («цари») одетые в белые брюки и сорочки с повязанными на груди крест-накрест красными семежевскими поясами с традиционным орнаментом. На голове у них – высокие шапки, украшенные разноцветными лентами. Участники громкой праздничной процессии заходят в дома и разыгрывают театрализованное представление, а с наступлением темноты зажигают факелы. Считается, что в хате, где побывали «цари», весь год будут мир, согласие и богатство.

Вообще в Беларуси множество старинных народных обычаев и традиций перекочевало в сегодняшний день. Но современники порой даже не догадываются о том, что производимое ими действо берёт своё начало в глубине веков. Ведь вряд ли кто-то задумывается, что когда на современных белорусских свадьбах выпекают караваи, становятся на вышитое полотенце-рушник и даже когда «выкупают» невесту, происходит повторение древнего обряда, который насчитывает не одну тысячу лет. При этом каждое действие несёт в себе скрытый смысл.

По сей день новобрачную вносят в дом на руках, так как издревле порог считался опасным препятствием. А сигналящий свадебный кортеж – зеркальное отражение тех телег, бричек и саней, что ехали на венчание, звоня на все лады в колокольчики-погремушки. Это звуковое оформление процессии требовалось не только для того, чтобы привлечь внимание к торжеству, но и чтобы отвадить дурные взгляды.

Неотъемлемой частью традиционной белорусской свадьбы, как и в наши дни, был девичник, который называли «суборной субботой». В этот день подружки плели для невесты из цветов свадебный головной убор, готовили украшения для себя и друзей жениха.

Наследство, преумножаемое щедростью

Белорусы – очень дружелюбные и открытые люди, которые всегда рады гостям и готовы от души попотчевать их своими национальными блюдами. Белорусская кухня стала в мире таким же узнаваемым «продуктом» «синеокой» страны, как, например, слуцкие пояса, Полонез Огинского, самосвал «БелАЗ 75600», настойка «Беловежская» и т.д.

В национальной кулинарии ещё со времён Великого княжества Литовского, Русского и Жемойтского тесно переплелись славянские, балтийские, еврейские традиции. Поэтому-то она стала одной из самых разнообразных на континенте, необычайно сытной и вкусной, несмотря на экономичность в расходовании продуктов и небольшой выбор ингредиентов.

Исторически в белорусской кухне сложились целые направления, соответствующие гастрономическим вкусам и возможностям каждого сословия. Так что в ресторанах с национальным колоритом сегодня можно попробовать блюда, подаваемые некогда не только к крестьянским, мещанским и шляхетским, но и магнатским столам. А главным объединяющим продуктом стал картофель (бел. бульба), который культивировался на белорусской земле с XVIII века и получил название «второго хлеба». Количество кушаний из него трудно подсчитать. В поваренных книгах, выпускаемых в местных издательствах, описывается до 500 блюд из картофеля, хотя на самом деле их гораздо больше.

Вообще, белорусская кухня отличается довольно сложной и длительной обработкой продуктов. Тушение, томление, запекание, варка, бланшировка, жарение – эти приёмы могут чередоваться даже в одном рецепте.

Нельзя не попробовать и традиционный хлеб, который выпекается из ржаной муки без дрожжей, на специальной закваске.

В него (в зависимости от рецепта) добавляют тмин, семена льна, подсолнечника или орехи. Пекут такой хлеб в печах, подкладывая для ароматности кору дуба или листья фруктовых деревьев. Также нередко каравай выпекается на «подушке» из листьев берёзы или дуба. Стоит ли говорить, что этот продукт не только необыкновенно вкусен, но и полезен для здоровья.

Впрочем, не хлебом единым жив человек. Другой пищи – для ума и души – в Белой Руси тоже предостаточно. Немало тайн и загадок сокрыто на её просторах и в её недрах. И все они ждут своего часа, чтобы открыться людям.

Не все знают, что по числу обнаруживаемых за год кладов Беларусь идёт впереди всей Европы. Но несмотря на это, до сих пор никому не удалось обнаружить сокровища Радзивилловского клана, на протяжении нескольких веков владевшего огромными земельными угодьями в Великом княжестве Литовском, Русском и Жемойтском и Речи Посполитой, о богатстве которого ещё с XVII века ходили легенды.

Впрочем, разве могут сравниться слитки золота и драгоценные камни с той необъятной красотой, что простирается насколько хватает глаз и что досталась в наследство жителям белорусской земли? Невозможно перевести в денежный эквивалент ни богатую многовековую историю белорусского народа, ни его уникальную культуру и традиции, которые отличаются от банковских капиталов тем, что чем больше ими делишься, тем более они приумножаются.

Владимир Патрин
Фото из архива
МВД Республики Беларусь

13.06.2017Читать далее

партнёры