Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Специфические задачи органов внутренних дел на транспорте, обусловленные линейным принципом построения

Вопрос о принципе построения органов правопорядка на транспорте в нашей стране периодически входит в повестку дня на протяжении всей их деятельности.

Основными задачами современной транспортной полиции является обеспечение защиты жизни, здоровья, прав и свобод граждан, противодействие преступности, охрана общественного порядка и собственности, обеспечение общественной безопасности на объектах железнодорожного, воздушного и водного транспорта.

Как известно, в настоящее время большая часть органов внутренних дел строится по территориальному принципу, что заложено уже в самом понятии «территориальные органы МВД России», и предполагает привязку зон ответственности к конкретным административно-территориальным единицам и федеральным округам Российской Федерации. Также органы внутренних дел могут строиться по объектовому принципу. Примерами могут служить органы внутренних дел, обслуживающие режимные объекты, а также аэропорты гражданской авиации.

Интересующий нас линейный принцип построения отражен в названиях органов внутренних дел на транспорте (ОВДТ) – линейные управления, линейные отделы, линейные отделения, линейные пункты полиции. Он характерен для подразделений полиции, осуществляющих свою деятельность на водном и железнодорожном транспорте. Последние составляют, так сказать, «костяк» транспортной полиции, сегодня на их долю приходится примерно 80% всей оперативно-служебной деятельности как по нагрузке, так и в организационно-штатном плане.

Линейные подразделения построены так же, как и система вида транспорта, находящегося в оперативном обслуживании. Например, железнодорожный транспорт страны включает самостоятельные железные дороги, проходящие по территории всей страны, действует по линейному, экстерриториальному принципу, что означает независимость от административно-территориальных единиц, местных органов управления и обеспечение подчинения по вертикали специализированной структуре.

Деятельности ОВДТ свойственен линейный принцип, так как зоны их ответственности привязаны к объектам транспорта. Пассажирские и грузовые перевозки железными дорогами, внутренними водными путями проходят по территории нескольких административно-территориальных единиц и даже федеральных округов по линиям железных дорог и рек, независимо от того, какими организациями осуществляются.

В настоящее время система ОВДТ замыкается на Главное управление на транспорте МВД России (ГУТ МВД России), которое выполняет функции головного подразделения Министерства по организации деятельности органов внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте [1]. Но так было не всегда. Линейный принцип рождался и апробировался в ходе становления правоохранительных органов на транспорте, его необходимость с упрямой очевидностью показывала практическая деятельность.

Вспоминая историю данного вопроса, можно отметить, что в Российской империи строительство и эксплуатация железных дорог сопровождались ростом коррупции, казнокрадства, преступлений против личности, краж груза и багажа, резким осложнением оперативной обстановки. И в связи с тем, что железные дороги проходили по территории различных губерний, большей частью на удалении от населенных пунктов, достаточно быстро стало понятно, что общая полиция в полной мере не могла обеспечить на них правопорядок.

С учетом того, что линейный характер строительства и прохождения дорог не позволял привлечь местную полицию к обеспечению правопорядка на протяжении всех дорог, был введен особый полицейский надзор в виде жандармских команд и эскадронов, а затем созданы жандармские полицейские управления железных дорог [2]. Уже с этого периода можно говорить об обеспечении правопорядка на железнодорожном транспорте, основанном на линейном принципе организации и обслуживании объектов. Жандармская железнодорожная полиция имела самостоятельное от территориальной полиции нормативное регулирование своей деятельности.

18 февраля 1919 г. создана железнодорожная милиция [3]. Надо отметить, что на тот момент было принято решение о ее построении по территориальному принципу, но вскоре стало понятно, что он себя не оправдывает, в том числе вследствие разобщенности, различной подчиненности, отсутствия взаимодействия. И уже в начале 1920 г. железнодорожная милиция была перестроена по линейному принципу, началось вводиться отдельное нормативное регулирование ее деятельности.В ходе революционных событий, приведших к смене политического строя в государстве, жандармские полицейские управления железных дорог в марте 1917 г. были упразднены. А созданные 10 ноября 1917 г. подразделения Рабоче-Крестьянской милиции, строившиеся по территориальному принципу, оказались не способны эффективно действовать на транспортных магистралях, не могли обеспечить необходимое взаимодействие с администрациями железных дорог. К 1919 г. разгул преступности и кризис железнодорожного хозяйства достигли крайних пределов. Со всей очевидностью возникла необходимость создания самостоятельной правоохранительной службы на железнодорожном транспорте.

Примерно в это же время создавалась и революционная речная милиция. Декретом Совета народных комиссаров от 25 июля 1918 г. «Об учреждении речной милиции» были созданы отделы речной милиции в губерниях и уездах. В 1920 г. территориальный принцип также был заменен линейным, милиция организовывалась по бассейнам водных путей (речных и морских) и получила название водной милиции.

В последующий период органы правопорядка на транспорте претерпели ряд изменений, шел поиск оптимальных организационно-правовых форм деятельности и управления ими. И опять возникал вопрос: линейный или территориальный принцип.

Вспомним некоторые вехи.

Как самостоятельную службу железнодорожную милицию воссоздали в 1937 г [4]. В пунктах дислоцирования управлений железных дорог были организованы дорожные отделы милиции с подчинением их местным органам милиции. Однако такая децентрализация управления себя не оправдала. Поэтому уже в сентябре 1938 г. подразделениям железнодорожной милиции вернули линейный принцип деятельности и подчинили Главному управлению милиции НКВД (непосредственное руководство осуществлял отдел железнодорожной милиции).

С 1937 г. обеспечение правопорядка на водном транспорте возлагалось на территориальные органы милиции, но в 1942 г. органы водной милиции были вновь преобразованы по линейному признаку в границах соответствующих ­пароходств.

В рассматриваемый период активно нарабатывался алгоритм оперативных действий в постоянно меняющейся обстановке – в условиях непрерывного движения людских и материальных масс, складывались профессиональные традиции и формы работы транспортной милиции. Одна из них – постоянная и тесная связь с администрациями и подразделениями транспорта, углубленное изучение технологий пассажирских и грузовых перевозок, особенностей функционирования многих транспортных служб и их документации, информационных баз. Все эти знания применяются на практике при расследовании хищений грузов, краж у пассажиров и других преступлений.

Важный период в деятельности транспортной милиции был ознаменован Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 29 января 1980 г. № 78. В МВД СССР создается единая система органов внутренних дел на транспорте – железнодорожном, морском, речном и воздушном, возглавляет ее Главное управление внутренних дел на транспорте МВД СССР.

Подобное устройство транспортной милиции существовало три десятилетия, в том числе после распада Советского Союза. К 2009 г. действовали 20 УВДТ МВД России, в центральном аппарате МВД России – Департамент обес­печения правопорядка на транспорте.

Таким образом, можно констатировать, что спе­цифика оперативно-служебной деятельности подразделений транспортной полиции на протяжении длительного исторического пути показывала, что одной из необходимых организационных основ является линейный принцип работы. Привязка к протяженности железных дорог, бассейнам водных путей (речных и морских) является более органичным и эффективным способом их построения и работы.

Однако к решенному, казалось бы, вопросу возвращаются и в наши дни. Так, в ходе широкомасштабного реформирования МВД России [5], проходившего в 2010–2011 годах, поднималась тема необходимости ОВДТ и передачи их функций территориальным органам. К проработке предложений по реформированию органов внутренних дел на транспорте возвращались в МВД России в 2012 г.

В условиях интенсивного развития транспортной системы Российской Федерации [6], усиливающихся угроз и вызовов без­опасности на транспорте в 2011 г. было принято решение об образовании Главного управления на транспорте МВД России, восьми Управлений на транспорте МВД России по федеральным округам (окружной уровень), Восточно-Сибирского и Забайкальского линейных управлений МВД России на транспорте (межрегиональный уровень) [7] как самостоятельных территориальных органов МВД России.

Таким образом, при укрупнении подразделений транспортной полиции наряду с сохранением в целом линейного принципа деятельности ОВДТ появилась привязка к территориальному делению по федеральным округам.

Если раньше УВДТ МВД России было на каждой железной дороге, сферы их деятельности совпадали, в том числе решение материально-технических вопросов, то в настоящее время в оперативном обслуживании территориальных органов МВД России на окружном уровне находится по несколько железных дорог. Например, УТ МВД России по ПФО обслуживает три железные дороги: Горьковскую, Куйбышевскую, Приволжскую.

Кроме того, исходя из служебной целесообразности, отдельные участки железных дорог, расположенные в одном округе, могут находиться в оперативном подчинении УТ МВД России по другим федеральным округам, то есть для транспортных органов внутренних дел допущены отступления от территориального принципа. Например, объекты транспорта Южного федерального округа находятся в оперативном сопровождении не только УТ МВД России по ЮФО, но и частично подразделений, подчиненных УТ МВД России по СКФО (Ростовское ЛУ МВД России на транспорте, Таганрогский, Сальский, Лиховской ЛО МВД России на транспорте, ЛО МВД России на ст. Кавказская) и УТ МВД России по ПФО (Волгоградское ЛУ МВД России на транспорте, Астраханское ЛО МВД России на транспорте).

Такая ситуация вызвала определенные проблемы и усложнила процесс взаимодействия со структурами ОАО «РЖД», другими различными предприятиями транспорта. Если раньше была одна головная транспортная структура, то теперь управлениям на транспорте приходится взаимодействовать со многими, что, безусловно, усложняет планирование и осуществление мероприятий совместно с администрациями железных дорог.

Особенности организационного построения транспортной полиции обоснованно вызывают необходимость нормативного правового регулирования координации (взаимодействия) ОВДТ с другими ОВД, что было реализовано в приказе МВД России от 28 марта 2015 г. № 381 «Об организации взаимодействия территориальных органов МВД России на железнодорожном, водном и воздушном транспорте с иными территориальными органами МВД России и разграничении объектов оперативного обслуживания».

Говоря о линейном принципе, обусловленном спецификой деятельности ОВДТ, необходимо подробнее пояснить, что общеуголовная преступность на транспорте имеет свои особые характеристики (отличные от преступлений, совершаемых в населенных пунктах и на других территориях). Преступные посягательства в сфере пассажирских и грузовых перевозок совершаются в постоянном движении. Место совершения преступления и место его обнаружения, с учетом огромного пространства нашей страны, могут отделять тысячи километров. Для их раскрытия и расследования необходимо четкое взаимодействие не только с транспортными организациями, но и между самими подразделениями транспортной полиции, координации этой работы вышестоящим органом.

Наглядным характерным примером этого может служить пресечение крупного канала контрабанды синтетических наркотиков, ввозившихся в Россию морским транспортом. Было установлено, что партии наркотиков в особо крупных размерах поступали в Россию из стран Балтии через морской порт «Усть-Луга» (Ленинградская область) в изготовленных промышленным способом закрытых жестяных банках с изображением корма для собак. В регионы России, находящиеся в зоне оперативного действия нескольких управлений на транспорте, наркотики отправлялись железнодорожным транспортом. В целях всесторонней отработки оперативной информации и выявления всех преступных связей и фигурантов, оперативно-разыскные мероприятия координировались Главным управлением на транспорте МВД России. В результате силами ОВДТ проведены задержания подозреваемых в ряде регионов России, изъято почти 200 кг синтетических наркотиков.

Кроме того, специфика деятельности ОВДТ проявляется и в организации сопровождения нарядами транспортной полиции поездов дальнего следования и пригородного сообщения, пассажирских речных судов (здесь важную роль играет четко отработанный эстафетный способ организации взаимодействия подразделений), а также в борьбе с хищениями грузов и багажа при авиаперевозках (когда место совершения кражи и место ее обнаружения могут находится в разных субъектах Федерации и требуется оперативное информационное взаимодействие, совместное расследование хищений в точках отправления и прибытия).

О значимости и особенностях защиты транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства свидетельствует сам факт специального законодательного регулирования [8]¬ этих вопросов, которое отражает специфику деятельности органов внутренних дел на железнодорожном, водном и воздушном транспорте в сфере обеспечения безопасности граждан на транспорте. В нормы уголовного и административного законодательства введены статьи, квалифицирующие противоправные деяния, связанные с нарушением и неисполнением требований по обеспечению транспортной безопасности.

В соответствии с законодательством о транспортной безопасности, органы внутренних дел выдают заключения о возможности (невозможности) допуска лиц к выполнению работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности [9]. Значительная часть этой работы проводится УТ МВД России по Федеральным округам, Забайкальским и Восточно-Сибирским ЛУ МВД России на транспорте. За 2017 г. ОВДТ выдано 146 874 заключения о возможности допуска лиц, о невозможности – 706 заключений, ­ за девять месяцев 2018 г. соответственно – 81 390 и 563 заключения.

Также ОВДТ участвуют в проверках, проводимых уполномоченными федеральными органами исполнительной власти государственного контроля (надзора) в области транспортной безопасности [10].

Вышеуказанная спе­цифика обуславливает необходимость специальной профильной профессиональной подготовки сотрудников транспортной полиции, которую осуществляют в настоящее время специализированные подразделения Белгородского ЮИ МВД России и ВИПК МВД России.

По аналогичному (линейному) принципу построены и взаимодействующие с МВД России структуры прокуратуры на транспорте. Эксперименты по изменению существующего принципа построения прокуратур показали свою несостоятельность. Так, в 2004 г. была упразднена транспортная прокуратура, а прокурорский надзор за деятельностью органов внутренних дел на транспорте и таможенных органов был передан прокурорам по субъектам Российской Федерации. Однако в 2007 г. руководство страны было вынуждено воссоздать транспортную прокуратуру по линейному принципу ­обслуживания.

Обсуждая вопросы дальнейших перспектив деятельности ГУТ МВД России и органов внутренних дел на транспорте, надо исходить также из того, что дальнейшее реформирование железнодорожного транспорта не приведет к ликвидации железных дорог. Все процессы пассажирских и грузовых перевозок осуществляются через диспетчерские центры дорог. Значительные функции по координации работы всех хозяйствующих служб, дочерних компаний возложены на руководство филиалов ОАО «РЖД».

Как было выше отмечено, транспортная инфраструктура страны развивается интенсивно, всё большую долю занимают мульти- и интермодальные перевозки (комплексные перевозки груза разными видами транспорта). Это требует сохранения и совершенствования единой организации и управления (в том числе оперативного) деятельностью органами внутренних дел на транспорте.

Политика государства нацелена на последовательное построение комплексной системы обес­печения безопасности населения на транспорте и консолидации ответственности за данное направление в руках конкретных руководителей, наделенных соответствующими полномочиями. Централизация единого управления органами внутренних дел на транспорте, не только органично вписывается, но и является результатом этого процесса.

Изучение исторических фактов наглядно показывает, что отдельные попытки ликвидировать или построить органы внутренних дел на транспорте по территориальному принципу приводили лишь к дезорганизации работы по обес­печению правопорядка на объектах транспорта и последующему восстановлению линейного принципа.

На современном этапе государственного строительства сохранение линейного принципа построения транспортной полиции и единого органа управления ею является значимым фактором, положительно влияющим на уровень обеспечения транспортной безопасности.


Сноски:

[1] Приказ МВД России от 16 июня 2011 г. № 680 «Об утверждении положения о Главном управлении на транспорте Министерства внутренних дел Российской Федерации».

[2] 27 июля 1861 г. было введено в действие Высочайше утвержденное «Положение о жандармских полицейских управлениях С.-Петербурго-Варшавской и Московско-Нижегородских железных дорог», в январе 1867 г. последовало Высочайшее повеление о централизованном подчинении всех жандармских полицейских управлений железных дорог шефу жандармов России, которым являлся Министр внутренних дел.

[3] 18 февраля 1919 г. ВЦИК РСФСР принят Декрет «Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны», а также утверждено Положение о Рабоче-­Крестьянской железнодорожной милиции.

[4] Совместный приказ НКВД и НКПС СССР от 26 июня 1937 г.

[5] Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 2009 г. № 1468 «О мерах по совершенствованию деятельности Министерства внутренних дел Российской Федерации», приказ МВД России от 18 февраля 2010 г. № 208 «О некоторых мерах по реформированию Министерства внутренних дел Российской Федерации» и пр.

[6] Распоряжение Правительства Российской Федерации от 22 ноября 2008 г. № 1734-р (ред. от 12 мая 2018 г.) «О Транспортной стратегии Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 15 декабря 2008 г., № 50, ст. 5977.

[7] Указ Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. № 248 «Вопросы Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации, 26 декабря 2016 г., № 52 (Часть V), ст. 7614.

[8] Федеральный закон от 9 февраля 2007 г. № 16-ФЗ «О транспортной безопасности», Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (в части требований к антитеррористической защищенности объектов транспортной инфраструктуры).

[9] Приказ МВД России от 21 декабря 2015 г. № 1203 «О порядке выдачи органами внутренних дел Российской Федерации заключения о возможности (заключения о невозможности) допуска лиц к выполнению работ, непосредственно связанных с обеспечением транспортной безопасности» (ред. 26 сентября 2106 г.) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www.pravo.gov.ru

[10] Ст. 13 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О полиции» (ред. от 3 марта 2018 г.).

02.04.2019