Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Владислав ТРЕТЬЯК: «Почивать на лаврах – значит проиграть»

В гостях у журнала «Полиция России» президент Федерации хоккея России Владислав ТРЕТЬЯК.

– Владислав Александрович, от имени читателей журнала поздравляю вас и нашу хоккейную сборную с блестящей победой на Олимпийских играх в Пхёнчхане...

– Спасибо ребятам, я-то не играл. Но при этом мы все ощутили невероятный водопад эмоций, тёплые, да что там, горячие симпатии поклонников хоккея, соотечественников, испытывающих прилив сил при успехе россиян в любом деле. Впереди – новые горизонты. Надо готовиться с ещё большей самоотдачей, потому что на лаврах почивать – значит проиграть.

– Ветераны нашего журнала вправе сказать, что вы не изменились с того дня в 1984 году, когда посетили редакцию «Советской милиции» в ранге чемпиона мира и Олимпийских игр: такой же рассудительный, устремлённый в будущее...

– Приятно, что журналисты так высоко меня оценили и хранят память о той нашей встрече. Но предаваться ностальгии не в моём характере. Век спортсмена недолог. Постоянно возникают новые цели, которых необходимо достичь. А это – неимоверный труд. Так что долго радоваться успеху не приходится.

– Расскажите, как вы пришли в хоккей…

– От человека из «органов» ничего не утаю (смеётся). Папа – военный лётчик. Мама играла в хоккей с мячом за «Локомотив», а после окончания учёбы в Малаховском физкультурном техникуме преподавала физкультуру в 141-й школе. В ней учился и я, познавал азы акробатики, гимнастики, плавания, прыжков в воду. Жили мы в общей квартире с соседями, хотя отец мог козырнуть заслугами и получить приличное жильё. К детским капризам моим и брата Валерия родители относились строго. Бывало, в электричке или в трамвае заявляем: мол, хотим к окну. Но слышим в ответ: «А другие, что, не хотят? Чем вы лучше остальных?» С 11 лет начал заниматься хоккеем в ДЮСШ ЦСКА. Так что, когда жил у бабушки в Дмитрове, дважды в день ездил на электричке на тренировки – 65 километров в одну сторону. Случалось, школьные домашние задания учил в тамбуре. Однако десять классов закончил хорошо и поступил в Малаховский филиал Смоленского института физической культуры на отделение хоккея.

– Знаю, уже играя в сборной СССР, вы с женой Татьяной ютились в квартире её родителей в Монино и оттуда ездили на тренировки в Москву. Не хотели воспользоваться известностью и выбить жильё в столице?

– Пример отца не позволял. Он – военный лётчик, командовал авиационным полком, но никогда не козырял своими заслугами. А мне с чего? К тому же и в ЦСКА, и в сборной СССР тренер Анатолий Тарасов долго нас, молодых, называл «полуфабрикатами», пока мы не заиграли в соответствии с его видением игры.

Анатолий Владимирович успокоился только 14 сентября 1969 года – после нашего успешного выступления в основе против грозного «Спартака». Наверное, уловил момент, когда «полуфабрикат» стал «изделием», получившим серьёзную обработку. Но он ещё долго продолжал нас шлифовать. Даже когда я стал ветераном, пахал как вол.

– Должно быть, благодаря этому и появилась в хоккее «Красная машина»?

– Это плод усилий плеяды наших тренеров: Тарасова, Чернышёва, Боброва, Эпштейна, Логинова, Тихонова и многих других. Они сделали канадский хоккей модной игрой у нас и создали советскую тренерскую школу, которая опиралась на массовость. В различных наших регионах работали одержимые и талантливые тренеры, для ребят проводили интересные соревнования. Не говоря уже о всесоюзном турнире «Золотая шайба». С него начинали десятки будущих выдающихся мастеров хоккея.

Очень помогала преемственность. Ветераны были для нас наставниками не только на льду, но и в жизни. Но мы не слепо копировали их игру, стремились привнести что-то своё. Помню, сколько времени Ерфилов (тренер вратарей – Прим. ред.) пытался научить меня делать шпагат. А я постоянно твердил: мол, мне удобнее класть щиток на лёд, да ещё в «трудную» сторону, как казалось тренеру. Не нравилось ему, когда я начал выкатываться навстречу атакующим игрокам, чтобы сократить угол обстрела ворот. Но со временем этими приёмами стали пользоваться многие вратари.

В мою бытность в хоккее разрешалась силовая борьба по всему полю. Тогда же в моду вошли клюшки с загнутыми крюками, из-за чего резко увеличилась скорость полёта шайбы. Если прежде считалось нормой для вратаря отразить за игру 15–18 бросков, то при мне перестало быть редкостью 25–30. Да каких! Только щелчки Фирсова чего стоили! Я присматривался к игре лучших вратарей: Коноваленко, Дзуриллы, Савчука, Планта, впервые сыгравшего в маске. Кстати, я свою надел по настоянию отца. Хотя, говорят, шрамы украшают лицо мужчины, очень благодарен папе, что помог мне избежать такой «красоты».

– Пик мирового признания советского хоккея – матчи с профессионалами Нацио­нальной хоккейной лиги. Страшно было?

– Напротив – интересно. К тому же многие из энхаэловцев оказались очень даже порядочными людьми. Так, в матче с «Филадельфия Флайерз» они обрушили на меня град бросков, а «выстрелив», яростно шли на добивание. Накрыл очередной раз шайбу на линии ворот, тут же почувствовал лёгкое похлопывание чей-то клюшки по щиткам и слышу короткую фразу с непривычным английским акцентом: «Браво, Владик!» Поднял голову, а это Терри Кларк говорит. После матча он подарил мне часы на память. Когда отправился на очередной турнир за океан, захватил московский сувенир для Кларка. До сих пор с некоторыми из бывших соперников на площадке приятельствую и работаю.

– Вы были комсоргом команды ЦСКА и сборной СССР по хоккею. Приходилось проявлять жёсткость, категоричность в отношении к товарищу, совершившему дурной поступок?

– В разгар сезона 1976–1977 годов наш опытный Борис Александров нанёс тяжелейшую травму спартаковцу Гурьеву. Включил в повестку очередного комсомольского собрания команды вопрос о недостойном поведении члена ВЛКСМ Александрова в матче со «Спартаком». Меня поддержал капитан команды Борис Михайлов, игроки Владимир Петров, Николай Адонин и другие. Считаю, что имел право внести предложение о строгом наказании товарища по команде. Ведь за многие годы, когда у моих ворот, бывало, лёд буквально плавился, относился к соперникам корректно, уважительно, сохранял спокойствие и не заработал ни одного штрафа.

– Вы же были делегатом Всесоюзного комсомольского съезда и на нём из рук Льва Яшина приняли эстафету от старшего поколения спортсменов.

– Да, это произошло в 1974 году. Прославленный футбольный вратарь московского «Динамо», сборной СССР и мира, заслуженный мастер спорта СССР Лев Иванович Яшин сказал много тёплых слов в адрес молодёжи и вручил символ спортивной славы – ленту с первыми чемпионскими медалями, завоёванными советскими спортсменами на крупнейших международных соревнованиях. Эту своеобразную эстафету из рук вратаря футбольного принимал я – вратарь хоккейный. Заверил ветеранов, что советские спортсмены будут и впредь добиваться новых побед с тем же мужеством, упорством и настойчивостью, как это делало поколение Яшина.

Краснеть нам приходилось редко. К сожалению, многое было потеряно в 90-е годы, когда закрывались спортивные школы, отличные тренеры, чтобы заработать средства на пропитание, занимались чем угодно, только не подготовкой спортсменов. По сути, выпало целое поколение…

– Плюс нынешние скандалы с допингом…

– Здесь в чём-то и сами виноваты. Воспитывать надо лучше спортсменов. Хотя сейчас открывается всё больше фактов политической игры, в которой спортсменам в основном отводится роль статистов… Уверен: преодолеем и этот прессинг. При этом нам следует обратить особое внимание на работу с молодёжью.

– В связи с этим, как относитесь к предложению возродить комсомол?

– В нынешних условиях подобное просто невозможно, да и вряд ли поможет. Есть смысл значительно улучшить работу по выработке молодёжной политики в целом. Необходимы серьёзные исследования и практические рекомендации учёных, практиков, занимающихся воспитанием. При этом очень важно взять из прошлого лучшее и насытить его новыми конструкциями.

– Считаете, что жизнь удалась?

– Грех жаловаться. Пытаюсь решать наказы избирателей, доверивших мне представлять их интересы в Государственной Думе. На посту президента Федерации хоккея России делаю всё возможное, чтобы мир заговорил о «бело-сине-красной машине». Слежу за игрой внука. Он, как и я когда-то, защищает ворота хоккейного ЦСКА. Жалею, что из-за нехватки времени не могу передать ему как можно больше того, что умею сам.

– Что пожелаете читателям журнала «Полиция России»?

– Во время каждого матча я старался придерживаться правил вратаря, которые определил для себя. Думаю, одно из них может пригодиться и полицейским – не терять уверенности в своих силах, что бы ни случилось, продолжать честно служить. А ещё быть порядочными, ответственными, дисциплинированными, сплочёнными, уважительно относиться друг к другу и к окружающим людям.

Беседу вёл Виктор АСАУЛОВ
Фото из личного архива Владислава ТРЕТЬЯКА 
и архива редакции журнала «Полиция России»



Визитная карточка

Родился 25 апреля 1952 года в селе Орудьево, Московской области.

С 1969 по 1984 год – вратарь хоккейного клуба ЦСКА и сборной СССР.

Окончил Московский областной государственный институт физкультуры (1976), Военно-политическую академию имени В. И. Ленина (1983).

Трёхкратный олимпийский чемпион (1972, 1976, 1984), серебряный призёр зимних Олимпийских игр (1980).

10-кратный чемпион мира (1970, 1971, 1973, 1974, 1975, 1978, 1979, 1981, 1982, 1983), серебряный призёр (1972, 1976), бронзовый призёр (1977).

9-кратный чемпион Европы (1970, 1973, 1974, 1975, 1978, 1979, 1981, 1982, 1983), серебряный призёр (1971, 1972, 1976), бронзовый призёр (1977).

Обладатель Кубка Вызова (1979), Кубка Канады (1981). Участник Суперсерий–72, 74, 76.

Заслуженный мастер спорта СССР (1970).

13-кратный чемпион СССР (1970–1973, 1975, 1977–1984), серебряный призёр чемпионатов СССР (1974, 1976). Обладатель Кубка СССР (1969, 1973), финалист розыгрыша Кубка СССР (1976).

Пять раз признавался лучшим хоккеистом СССР, трижды – лучшим хоккеистом Европы, четырежды – лучшим вратарём мировых первенств.

Лучший хоккеист XX века по версии Международной федерации хоккея на льду. Член Зала хоккейной славы Национальной хоккейной лиги (включён в 1989 году, первым из европейских хоккеистов).

В 2000 году вошёл в Президентский Совет по физической культуре и спорту.

Депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (IV, V, VI и VII созывов).

С 2006 года – президент Федерации хоккея России.

Награждён: орденами Ленина (1978), Трудового Красного Знамени (1984), Дружбы народов (1981), «Знак Почёта» (1975), Почёта (2010), «За заслуги перед Отечеством» II, III и IV степеней (2017, 2012, 2002), медалью «За трудовую доблесть» (1972), другими наградами.

Полковник в отставке.

17.04.2018