Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Неправленый максимализм

Рассказывает Елена КОРОЛЬКОВА.

В журнале «Советская милиция» работала в 1987–1989 годах курьером, корреспондентом-стажёром. Затем, до 2015 года включительно, проходила службу в редакции газеты «Щит и меч», где была специальным корреспондентом, заместителем начальника отдела, начальником отдела расследований. С 2015 года подполковник внутренней службы Елена Королькова – заместитель главного редактора журнала «Полиция России».

Кажется, это было вчера! Но в сентябре этого года исполнилось уже 30 лет с того момента, когда я, будучи абитуриенткой факультета журналистики Московского государственного университета имени Ломоносова, впервые переступила порог здания редакции журнала «Советская милиция» в поисках работы. Приняли меня, вчерашнюю школьницу, на очень «модную» тогда, в перестроечные 80-е, должность курьера. А вскоре я, уже став студенткой, выросла до корреспондента-стажёра.

Именно в журнале «Советская милиция» был опубликован мой первый серьёзный материал – репортаж о работе Центрального питомника служебного собаководства ГУВД Мосгорисполкома. Статья под названием «Беспокойное хозяйство» получилась злободневной. В ней, помимо рассказа об особенностях кинологической службы, тёплых лирических отступлений, поднималось и немало проблем. В частности, о том, что по штату питомнику не полагается дежурная часть, и потому она действует на добровольных началах, о недостроенных вольерах, о недостатке материального обеспечения и, соответственно, нужного количества собак и специалистов-кинологов. Вывод студентки журфака в традициях юношеского максимализма был сделан категорический: на Петровке, 38 уделяют недостаточно внимания «собачьей» службе.

На дворе стояли ещё советские времена. Средства массовой информации подвергались обязательной, зачастую многоступенчатой цензуре во избежание утечки какой-нибудь «военной тайны». Ещё в «курьерскую» пору я возила сигнальный номер журнала, напечатанный в единственном экземпляре, в центральное цензурное ведомство – Главлит. С единственной целью: получить от цензоров, первых читателей издания, штампик «Разрешено в печать» на обложке. Но ещё до того, как верстался номер, материалы в рукописях также подвергались читке и рецензированию со стороны специалистов милицейского ведомства.

Моему репортажу достался очень серьёзный рецензент – член редколлегии журнала, первый заместитель начальника ГУВД Мосгор­исполкома генерал-майор внутренней службы Юрий Томашев. Его вердикта я ждала с беспокойством, предвкушая, что генерал в лучшем случае просто запретит публикацию материала. В худшем – ещё и вызовет на ковёр. Но, вопреки опасениям, Юрий Андреевич на редкость аккуратно поработал над текстом. Похвалил, но попросил убрать двусмысленную фразу «кинологи привязаны к своим собакам» и чуть сократить лирические отступления, в том числе – о грибных местах за воротами питомника. Мол, «читатель может решить, что кинологи не работают, а собирают грибы». Однако вопрос о целесообразности того или иного оборота не ставился ребром, пожелания носили рекомендательный характер. А самое главное – не было вычеркнуто ни единого слова критики! Такой вот оказалась цензура…

За столь трепетное отношение к авторскому тексту, за умные и тактичные рекомендации и, главное, за то, что не обломал крылья на взлёте ещё совсем неопытной, начинающей журналистке, я очень благодарна Юрию Андреевичу Томашеву, ныне – председателю правления благотворительного Фонда «Петровка, 38».

Надо отметить, в журнале была образована весьма представительная и квалифицированная редакционная коллегия, состоящая не только из сотрудников издания, но также из руководителей основных главков, Академии и ВНИИ МВД СССР, известных писателей-детективщиков. Причём сделано это было отнюдь не для галочки. Раз в месяц к зданию редакции съезжались чёрные «Волги»: члены редколлегии собирались, чтобы высказать своё мнение по статьям, которые им рассылались заранее. Чтобы, как говорится, сверить часы и обозначить новые темы. Зачастую в кабинете главного редактора кипели жаркие дискуссии. Такая вовлечённость высоких милицейских руководителей, практиков в создание журнала, без сомнения, помогала делать его на высоком профессио­нальном уровне.

Но, конечно, то, что издание поднимало актуальные, причём не только милицейские, проблемы, что оно было интересно широкому кругу читателей, – являлось в первую очередь заслугой коллектива высокопрофессиональных журналистов. Его отличали особая творческая атмосфера, бережное, чуткое отношение к чужим статьям, взаимопомощь и доброе чувство юмора. Николай Сальников, Юрий Дойников, Геннадий Мельник, Лариса Асаулова, Татьяна Колганова, Вячеслав Таранченков, Виктор Лыков, Александр Шарапов, Лев Фишер – блестящие журналисты, на чьих материалах я училась как искусству слова, так и умению использовать его, отстаивая свою позицию. Это впоследствии очень пригодилось мне для работы в отделе расследований газеты «Щит и меч», выросшей в своё время из приложения к журналу «Советская милиция» в самостоятельное СМИ…

Когда-то переступив порог редакция «Советской милиции», я и не предполагала, что задержусь там надолго, навсегда связав свою жизнь с ведомственной журналистикой. Несмотря на то, что основным местом моей работы впоследствии стала газета, именно журнал «Советская милиция», преемником которого сейчас является «Полиция России», явился для меня своего рода путеводной звездой.

Фото из личного архива 
Елены КОРОЛЬКОВОЙ

18.11.2017

партнёры