Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

«Секретный» орден

В ноябре этого года исполняется 95 лет журналу «Полиция России» (ранее – «Рабоче-крестьянская милиция», «Советская милиция», «Милиция»). 95 журнальных лет – это много или мало? Если исчислять годами, для истории – срок небольшой. Но если измерять судьбами и событиями, оставшимися в выцветших строчках и фотографиях – увидится целый мир, созданный талантом и трудом журналистов. И каждый из них может вспомнить случай из жизни, который сумел разглядеть в буднях повседневности и рассказать о нём только он.

Рассказывает Геннадий Евгеньевич МЕЛЬНИК.

В журнале «Советская милиция» проработал с 1977-го по 1993 год, начав инструктором отдела политико-воспитательной работы. Затем занимал должности заместителя ответственного секретаря, начальника отдела, заместителя главного редактора, редактора журнала. Полковник милиции в отставке.

Воскрешая в памяти время, проведённое в стенах редакции, в первую очередь вспоминаешь людей, с которыми трудился над почти двумя сотнями номеров журнала. Десятки характеров, десятки талантов.

В редакцию профессионального издания большинство журналистов приходило с «гражданки», и многие тонкости милицейской службы узнавали, так сказать, в рабочем порядке, переучиваясь на ходу, при встречах с сотрудниками главков МВД СССР, в командировках. Украина, Грузия, Молдавия, Азербайджан, Туркмения, Таджикистан… Только перечисление этих республик сразу же вызывает в памяти разнообразные картины. И не обязательно солнечные, потому что приходилось выезжать не только на такие удивительные мероприятия, как, например, Всесоюзный конкурс телерадиопрограмм «Человек и автомобиль» или Первый всероссийский слёт отрядов ЮИД, но и по проблемным вопросам, по трагическим случаям, работать в горячих точках.

Интересных встреч было много. Но один из врезавшихся в память эпизодов произошёл не в дальних краях, а непосредственно в Москве. Как-то, просматривая редакционную почту, я обратил внимание на письмо участкового инспектора, жившего в городе Славянск-на-Кубани Краснодарского края. Капитан милиции Яков Трофимович Кулинча был у себя на родине довольно известным человеком – фронтовик, награждённый за свою службу в милиции орденом Трудового Красного Знамени.

Так вот, в своём письме он как-то робко написал о том, что во время войны, при освобождении Польши от гитлеровцев, был представлен к ордену Красной Звезды за спасение командира дивизии. С группой солдат под огнём противника он переправил на плоту через Вислу в тыл тяжело раненного комдива – Героя Советского Союза Василия Ильича Баклакова. Своей награды 20-летний Яков в то время не получил, так как был вскоре ранен, попал в госпиталь, а там уж и война закончилась, и солдат демобилизовался.

Более тридцати пяти лет скромный участковый молчал об этом случае. С письмом ветерана мы с коллегой – Александром Петровичем Давыдовым побывали в Главном управлении кадров Министерства обороны, где в наградном отделе нашли учётную карточку Якова Трофимовича. Там действительно было указано, что такое награждение в 1944 году проведено соответствующим приказом, но орден солдату не вручён. А ниже в карточке ещё одна запись – о второй неврученной награде: тоже ордене Красной Звезды. Об этом мы рассказали главному редактору журнала – Николаю Ивановичу Ветрову, о чём наш главный доложил тогдашнему министру внутренних дел Николаю Анисимовичу Щёлокову.

Волей случая и министр, и участковый инспектор воевали в одной дивизии – той самой, командира которой спасал солдат. Комдив в то время был жив. И Николай Анисимович распорядился организовать вызов участкового к себе в кабинет, но хранить в тайне факт награждения Якова Трофимовича вторым боевым орденом. На ту встречу, которая состоялась незадолго до празднования Дня Победы, прибыл и Баклаков.

Мне было поручено «опекать» в Москве бывшего фронтовика, сопровождать его. Самым памятным для меня в этой истории было задание проколоть на кителе ветерана две дырки под ордена – на случай если министр захочет их прикрутить лично – и при этом не раскрыть тайну. Дали мне шило где-то минут за пять до приёма у Щёлокова и сказали: «Действуй».

– Яков Трофимыч, – обращаюсь к своему подопечному, – вот поручение у меня: дырку для ордена на вашем кителе проколоть.

Капитан милиции безропотно, улыбчиво подставляет грудь, и я с небольшим смещением к пуговицам делаю первый прокол на кителе.

– Готово? – спрашивает участковый.

Я несколько отстраняюсь, как бы придирчиво смотрю на свою работу и грустно замечаю:

– Кажется, я несколько промахнулся: не по центру получилось. Придётся ещё в одном месте китель продырявить…

Яков Трофимович, беззаботно и великодушно, не глядя на мою работу, разрешает. И вторая дырка на кителе появляется сантиметрах в шести от первой. «Хорошо, – думаю, – что участковому сейчас не до моих художеств».

А потом была сама встреча и изумлённые глаза фронтовика, когда министр после вручения первого ордена остановил его, повернувшегося, чтобы отойти на своё место, словами: «Погоди, Яков Трофимович! Ты не все свои боевые награды получил. За другой подвиг в бою, когда ты был ранен, тебя представили ещё к одной награде. Получи её».

Яков Трофимович развернулся и, не веря услышанному, произнёс:

– Мне?

– Да, да, – сказал Щёлоков. – Получи ещё один орден.

И вручил вторую Красную Звезду. А прикручивать ордена не стал. Когда закончилась официальная часть приёма, я подошёл поздравить ветерана. В ту минуту он мне широко улыбнулся:

– Так вот почему ты мне две дырки проколол! Ну, давай, прикручивай ордена!

Делал я это дело с большим удовольствием. А потом с не меньшим удовольствием написал о судьбе солдата на страницах «Советской милиции».

У этой истории было и продолжение: много лет мы с ветераном переписывались, поздравляли друг друга с праздниками. А когда мне довелось побывать в командировке в Краснодаре, я выкроил несколько часов и махнул в Славянск-на-Кубани.

Там состоялась наша вторая и, увы, последняя встреча.

Несколько лет спустя по Интернету я познакомился с внуком Якова Трофимовича. Он разыскал меня и сообщил, что фронтовика не стало. И ещё, поблагодарив за рассказ о деде, сказал, что тоже служит в органах внутренних дел, продолжает семейную традицию.

Фото из личного архива
Геннадия МЕЛЬНИКА

15.01.2017

партнёры