Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Наступление по всем фронтам

5 августа 2018 года исполняется 100 лет со дня рождения генерала армии Ивана Яковлева – начальника Главного управления внутренних войск МВД СССР (1968–1986 гг.)

Когда в 1968 году Иван Кириллович Яковлев, генерал-лейтенант танковых войск, принимал неспокойное хозяйство внутренних войск – полуохрану–полувойска, в ЦК КПСС ему настойчиво порекомендовали: «Чем меньше общество будет знать о службе, тем лучше». Совет на тот момент содержал два намёка: не показывать плачевное состояние войск и, по возможности, лишний раз не афишировать их функционал. Потому что охрана спецконтингента никогда не была престижной, а о других задачах ВВ никто ничего и не знал.

Новый начальник внутренних войск рекомендацию нарушил с первого дня в должности. О войсках при Яковлеве заговорили. И заговорили почтительно. Но статус «настоящих» войск был завоёван не сразу. Именно завоёван, потому что психология у танкистов исключительно наступательная. И генерал пошёл в наступление. По всем фронтам.

Лично проинспектировав подразделения, занимающиеся охраной основных исправительно-трудовых учреждений, разбросанных по задворкам страны, Иван Кириллович был поражён царящими в них устоями и полнейшей разрухой. Жуткий казарменный быт, тяжелейшие физические и моральные условия службы, опускающие менталитет военнослужащих до уровня охраняемого ими контингента. И в то же время на эту скрипучую, проржавевшую махину возлагались сложнейшие задачи по обеспечению внутренней безопасности и охране важных гособъектов страны. Войска нуждались в серьёзном реформировании.

Доклад с предложениями лёг на стол министру и коренные перемены последовали одна за другой. При Яковлеве войска обрели структуру по примеру армии, зародился спецназ, морские части, авиация, был создан Военный совет, построены сотни домов для офицеров, многократно возрос кадровый потенциал, семимильными шагами развивалась войсковая печать. Издан Устав боевой службы ВВ МВД СССР, созданы Новосибирское и Пермское военные училища, ставшие позже институтами. Со времён Александра I не происходило в войсках таких стремительных преобразований. Иван Кириллович словно в воду глядел: все до одной его реформы и нововведения не просто прижились, а, по большому счёту, во многом помогли спасти страну в девяностые от ещё более сокрушительного развала…

-Почему не присылаете кадры?!! – именно такой вопрос баритоном Яковлева мог прозвучать в трубке любого майора, полковника, генерала любого подразделения внутренних войск и в любом уголке страны. За халатное отношение к кадровому вопросу генерал армии спрашивал с личного состава особенно жёстко. Считал, что святая обязанность командира – наблюдать за подчинёнными, выявлять лидеров и не только брать их на заметку, но и всецело помогать им «расти» и учиться. Тот не начальник, кто не взрастил за время своей службы ещё несколько отличных начальников, и не только себе на смену, но и в общий кадровый резерв.

К началу 70-х внутренним войскам как воздух нужны были собственные вузы. Как ответ на запрос времени появился приказ МВД СССР о реорганизации средних военных училищ в высшие. В 1973 году высшими стали командные училища в Новосибирске и Саратове, в следующем году – в Орджоникидзе, в 1975­-м на высший образовательный уровень поднялись харьковские специалисты тыла.

Более того, отлично понимая, что без отдельных факультетов и кафедр внутренних войск не обойтись, Яковлев инициирует создание факультета внутренних войск в Военной академии имени М. Фрунзе. Немногим позже подобные факультеты появились в Военно-политической академии им. Ленина, Военно-­инженерной академии имени В. Куйбышева и Военной академии тыла и транспорта имени генерала армии А. Хрулёва. Результаты такого наступления на кадровом фронте оказались блестящими: в середине 70-х офицеров с высшим образованием во внутренних войсках было почти в семь раз больше, чем в довоенное время.

При Яковлеве для повышения заинтересованности офицеров в служебном росте стала усиленно практиковаться ротация кадров. Офицеры, направляемые в отдалённые, с суровым климатом районы, имели там перспективу служебного роста. А по прошествии нескольких лет направлялись на учёбу в военные академии, переводились в западные и южные районы Союза.

Досконально зная свои войска, Иван Кириллович умело, с расчётом на долгую перспективу подбирал и пестовал новое поколение военачальников. Не было редкостью, что тридцатилетние майоры становились командирами полков. У него не то что командиры полков были на подбор, он лично знал даже командиров батальонов и рот. Глаз на вожаков, как потом доказало время, у него был намётан. Именно благодаря Яковлеву в его эпоху выросла та плеяда ярких командиров, которая приняла на себя вызовы сначала межнациональных конфликтов, а затем и контртеррористических операций. И они с честью справились с этими задачами, спасли страну в суровые годы…

Московскую Олимпиаду 1980 года страна ожидала не только с радостным нетерпением, но и с тревогой. Во-первых, на неспокойном, нестабильном политическом фоне, обусловленном противостоянием с Западом, необходимо было не ударить в грязь лицом, провести Олимпиаду на высшем уровне. А во-вторых, после совершённого в 1972 году теракта во время Олимпийских игр в Мюнхене весь мир ожидал от Советского Союза определённых гарантий безопасности во время проведения соревнований. Внутренним войскам была поставлена задача: в короткие сроки создать боеспособное подразделение, умеющее разговаривать с уголовниками и террористами на их языке, проводить операции по освобождению заложников, не допустив жертв среди мирного населения.

Легендарный отряд специального назначения «Витязь» ведёт отсчёт своей истории с декабря 1977 года. Не секрет: при замысле его создания посматривали в сторону немецкого спецподразделения ГСГ–9, которое в том же году провело в Сомали операцию по обезвреживанию террористов, захвативших «Боинг–737» с пассажирами на борту, и финского «Медведя». Российский аналог решено было создать на базе ОМСДОН им. Ф. Э. Дзержинского Внутренних войск МВД СССР.

Отбор кандидатов выполнялся по самым строгим критериям: отличная физподготовка, психологическая устойчивость, умение обращаться с самым широким спектром оружия. Для них была разработана программа подготовки к действиям в различных нештатных ситуациях.

– Распорядок дня был предельно жёстким, – рассказывает майор запаса Виктор Путилов. – С утра кросс на три–пять километров, рукопашный бой, турник, полоса препятствий. Стрельбище, «пахота» в спортзале до седьмого пота, до тёмных кругов под глазами. Учебную программу командиры составляли сами, её элементы черпали отовсюду. Офицеры умудрялись даже полуподпольным путём доставать заграничные боевики.

По указанию генерала Яковлева руководство внимательно относилось ко всем потребностям военнослужащих спецподразделения, даже самым незначительным, на первый взгляд, просьбам. Так, например, им был увеличен паёк. При таких изматывающих тренировках офицерам просто не хватало калорий! Как оказалось, тушёнки добавляли не зря. На «смотринах» – показных занятиях перед министром внутренних дел Щёлоковым – спецназ выступил блестяще, продемонстрировав возможности использования стрелкового, снайперского оружия, гранатомётов в разных ситуациях: при захвате заложников в автобусе, в самолёте, на высотках. Головокружительные трюки, метание ножей из любых положений (даже со спины) – и все в цель, прохождение огненно-штурмовой полосы, штурм здания и, под занавес, отточенная рукопашка. Экзамен был сдан на пять с плюсом.

– В ту зиму 78-го в кругу наших офицеров и бойцов впервые прозвучало слово «спецназ», – вспоминает Герой России полковник запаса Сергей Лысюк. – До этого хотели назвать роту десантно-штурмовым подразделением внутренних войск. А после того, как по крупицам собрали скупую информацию о задачах спецподразделений ГРУ и антитеррористических команд зарубежных полицейских формирований, ненавязчиво предложили руководителям: самое правильное название для нас – рота специального назначения.

Московская Олимпиада прошла без эксцессов. Внутренние войска охраняли олимпийские объекты в Москве, Ленинграде, Киеве, Минске и Таллине, обеспечивали общественный порядок и безопасность на маршрутах доставки олимпийского огня, спортивных трассах и в местах тренировок спортсменов. Силы войсковых нарядов и резервы были готовы к задержаниям вооружённых преступников, пресечениям групповых нарушений общественного порядка, ликвидации последствий взрывов, аварий, пожаров на объектах. Всего же к охране общественного порядка в период XXII летних Олимпийских игр в 1980 году привлекались более 22,5 тысяч военнослужащих внутренних войск…

-Товарищ генерал, точно едете, других указаний нет? – вопрос адъютанта был задан с малой надеждой хотя бы на то, что Яковлев задумается. Махнёт рукой. Передумает. Останется. Не по сану руководителю такого ранга ехать в прокажённое место. Может, кто на местах и не понимал, насколько опасно радиационное излучение, но как раз таки генералы его уровня отлично знали цену каждому бэру и грэю. Поехать туда, где уровень радиации один за другим выводил из строя счётчики Гейгера, было похлеще атаки в рядах штрафбата. Трижды – в мае, июне и августе 1986 года – генерал Яковлев отправлялся в командировку в Чернобыль.

Военнослужащие внутренних войск должны были патрулировать улицы Припяти, охранять зону отчуждения периметром под 200 километров и 30-километровую зону, которая представляла собой территорию вокруг Чернобыльской АЭС, охранять от мародёров покинутые дома.

Иван Кириллович Яковлев вместе с офицерами оперативной группы ГУВВ, командирами частей уточнял зоны, секторы и участки ответственности, способы несения службы, плотность инженерно-технического оборудования рубежей, порядок взаимодействия с местными органами власти, штабами гражданской обороны и частями Советской армии.

В дальнейшем Яковлев совместно со штабом войск ежедневно анализировал обстановку и принимал ежедневные решения с учётом радиационной обстановки, полученной личным составом дозы облучения, организации боевой службы и расхода сил и средств на неё, морально-психологического состояния личного состава, медицинского и тылового обеспечения. В Чернобыле генералу потребовался весь его фронтовой опыт. Ни одна армия в мире дотоле не решала таких сложных задач в столь сложных условиях и в столь сжатые сроки.

«Взаимодействие с армией было организовано так, как это было на фронте, – говорил Яковлев на заседании правления ассоциации «МВД – Щит Чернобыля» в феврале 1998 года. – По самому большому счёту, операции внутренних войск в Чернобыле проходили во фронтовом формате…»

Во главе внутренних войск за всю их историю стояли разные военачальники. Но именно руководство Ивана Кирилловича вошло в летопись как «эпоха Яковлева». И дело не в почти двух десятилетиях службы «у руля». Дело в безоговорочном лидерстве и дальновидности генерала армии, в умении чётко и последовательно внедрять в войсковую жизнь преобразования, эффективность которых со временем только нарастала. Зарождение спецназа, авиации и морских частей внутренних войск, Военного совета, открытие вузов, особое внимание к войсковой издательской деятельности, социальной и культурной сферам. Накануне столетия со дня рождения генерала Яковлева его реформы с почтением анализируются, но теперь уже сквозь призму современной Росгвардии – преемника внутренних войск. Ведь история развивается по спирали, и все нововведения эпохи Яковлева актуальны для обеспечения безопасности страны и сегодня.

Елена ЛАПТЕВА
Фото из архива Росгвардии

16.07.2018