Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Архитектор своей судьбы

На протяжении многих десятилетий фигура Лаврентия Берии остаётся в нашем обществе объектом повышенного внимания. Многим он представляется едва ли не одним из самых страшных злодеев ХХ века. Но так ли всё однозначно?

Лаврентий Берия родился в канун ХХ века – столетия, которое он сумел во многом изменить. Это случилось в мингрельском селе Мерхеуле, что в Абхазии, в семье Павла Берии и Марты Джакели, которая была родом из князей Дадиани, считавшихся некогда сюзеренами, правителями сообщества мингрельской народности.

Лаврентий Павлович мечтал стать архитектором и даже в своё время окончил три курса Бакинского политехнического института. А стал одним из самых влиятельных руководителей страны. Он прожил очень насыщенные 54 года и стал одной из главных жертв в советской версии «Игры престолов».

Своё первое образование Берия получил в Сухумском высшем начальном училище. Затем обучался в Бакинском механико-техническом строительном училище, одновременно работая в нефтяной компании Нобелей, чтобы содержать переехавших к нему в Баку мать и глухонемую сестру. Участвовал в подпольной деятельности большевиков ещё до революции и позднее, во время интервенции на территории Азербайджана и Грузии. Был арестован и заключён в тюрьму.

После Гражданской войны работал управляющим делами в ЦК КП(б) Азербайджана, ответственным секретарём ЧК «по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих». Потом – в ЧК при Совнаркоме Азербайджанской ССР заместителем начальника секретно-оперативной части. Активность Берии растёт, не уменьшается и доверие к нему: уже спустя месяц он занимает должность начальника этой части и одновременно становится заместителем председателя Азербайджанской ЧК.

В тот период в жизни Лаврентия произошло несколько событий, не особо значительных по понятиям того времени, но сыгравших во время следствия в 1953 году существенную роль. В частности, в 1921 году он подвергался серьёзной критике со стороны руководства ЧК и большевистской партии Азербайджана за проступки, связанные с превышением должностных полномочий в чекистской деятельности.

Для борьбы с нелегальными эсеровскими организациями Берию переводят начальником секретно-оперативной части Грузинского ГПУ. Одновременно он, как особо доверенное у местных чекистов лицо, совмещает эту весьма ответственную должность с другой не менее важной – начальника Особого отдела Закавказской армии. В 1923 и 1924 годах грудь Берии украшают две награды – орден Боевого Красного Знамени Грузинской республики и орден Красного Знамени СССР – за участие в подав­лении меньшевистского восстания. И в последующем он активен, всё время движется вперёд. Занимая одну за другой высокие должности в различных структурах ОГПУ Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики, вырастает до должности члена ОГПУ СССР. Начав с поста второго секретаря Закавказского крайкома, в ноябре 1931 года он занимает самый большой кабинет в здании ЦК КП (б) Грузии – первого секретаря ЦК, а спустя короткое время совмещает высшие руководящие посты в ЦК партии Закавказья и Грузии, избирается членом ЦК партии Армении и Азербайджана. Участие Лаврентия Берии в идеологическом противоборстве с противниками советской власти в этом стратегически важном регионе не осталось незамеченным на самом верху.

В то время одним из самых знаменательных событий в стране стал состоявшийся в начале 1934 года XVII съезд ВКП(б), провозгласивший окончательную победу социализма в стране и получивший название «Съезд победителей». А позднее – «Съезд расстрелянных», так как более половины его участников позже подверглись репрессиям. Именно на этом съезде Берия впервые избран членом ЦК партии, а 20 марта 1934 года включён Политбюро ЦК ВКП(б) в комиссию по разработке проекта Положения об НКВД СССР и Особом совещании НКВД СССР. В марте 1935 года Берия уже член ЦИК СССР и его президиума, тогда же он награждён своим первым орденом Ленина (всего их у Берии было пять). В тот период Лаврентий Павлович по совместительству продолжает руководить некоторыми партийными органами Закавказья. С его участием в Грузии строится много новых промышленных объектов; серьёзный рост демонстрирует промышленное и сельскохозяйственное производство.

Дальнейшие события в жизни Берии были очень тесно связаны с НКВД (и МВД) СССР. В августе 1938 года он назначен первым заместителем наркома внутренних дел, руководителем восстановленного в структуре НКВД Главного управления госбезопасности. А уже с 25 ноября 1938 года – наркомом внутренних дел СССР. Берия тут же берётся за сокращение репрессий в отношении тех, кто был приговорён судом к высшей мере наказания по обвинению в участии в контрреволюционной деятельности. Так, если в 1939 году к расстрелу были приговорены 2,6 тысячи человек, то к 1940 году эта цифра уменьшилась на 1 тысячу. В 1938 году было освобождено из заключения 279 966 человек. А в 1939–1940 годах, по оценке экспертов, – до 200 тысяч человек.

В период руководства Берией внешней разведкой, входившей тогда в структуру НКВД, в канун войны была создана мощная агентурная сеть, действовавшая в США, Европе и Японии. Вопрос успешной деятельности разведки в тот момент являлся одним из ключевых во внутренней и внешней политике Советского Союза.

В марте 1939 года Берия избран кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б). В январе 1941 года ему присваивается звание Генерального комиссара государственной безопасности. В качестве заместителя председателя Совнаркома он курирует не только деятельность НКВД и вновь образованного в феврале 1941 года НКГБ СССР, но также ряда других важных ведомств (наркоматов лесной и нефтяной промышленности, цветных металлов, речного флота).

Во время Великой Отечественной войны Берия являлся членом Государственного Комитета Обороны (ГКО) – чрезвычайного органа управления, решения которого были обязательными для исполнения всеми гражданами страны и органами власти. Значительная часть этих решений была подписана Берией. В 1942 году на него в ГКО были возложены обязанности, связанные с организацией производства самолётов, моторов, вооружения и миномётов, ракетной техники, формирования авиаполков и переброски их на фронт. А позже и задачи по контролю и наблюдению за работой всех наркоматов оборонной промышленности, железнодорожного и водного транспорта, чёрной и цветной металлургии, угольной, нефтяной, химической, резиновой, целлюлозно-бумажной, электротехнической промышленности, электростанций, Наркомата путей сообщения.

Берия также был назначен постоянным советником Ставки Главного командования Вооружённых сил СССР, решал вопросы по управлению народным хозяйством, выполнял особо важные поручения партии и правительства на фронте. Фактически был руководителем обороны Кавказа в 1942 году, когда обстановка на южном крыле советско-германского фронта резко ухудшилась. В 1943 году Берии присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Нельзя забывать о вкладе Лаврентия Павловича в деятельность НКВД СССР в годы Великой Отечественной войны, с началом которой обязанности наркомата значительно усложнились. Его сотрудники приняли самое активное участие в развёртывании партизанского движения, успешно боролись с бандитизмом, уголовной преступностью, военным и трудовым дезертирством, с мародёрством и паникёрами, охраняли промышленные объекты, участвовали в организации эвакуации... С созданием Центрального адресного детского стола в ГУРКМ НКВД СССР важное значение приобрела деятельность по розыску детей, пропавших без вести в процессе эвакуации и при других обстоятельствах. Участие сотрудников органов внутренних дел и органов госбезопасности в Великой Отечественной войне – это особая, значительная часть нашей истории. Достойны уважения и восхищения и рядовые солдаты правопорядка, и, несомненно, тот, кто осуществлял руководство ведомством.

В июле 1945 года, в процессе переаттестации специальных званий госбезопасности на воинские, Берии было присвоено звание Маршала СССР.

И после освобождения от должности руководителя НКВД – МВД СССР Берия, входивший в число семи членов Политбюро ЦК («семёрка Сталина»), принимает участие в практическом решении важнейших задач особой сложности и международного значения. В том числе получает поручение от Сталина возглавить ядерный проект под лозунгом «Догнать и перегнать Америку!», работа над которым привела к успешному испытанию в 1949 году первой советской плутониевой бомбы, а в 1953 году – водородной бомбы. И хотят ли это признавать или нет, но вклад Лаврентия Берии в укрепление обороноспособности страны очевиден. А в то время установление ядерного паритета с США было равносильно спасению страны от гибели.

Берия проявил тогда свои лучшие качества руководителя. Суметь организовать работу крупнейших учёных с мировыми именами (не агрономов или филологов, а физиков-ядерщиков, ракетостроителей, крупнейших изобретателей и первооткрывателей – а это совсем иная генерация людей) мог только весьма одарённый человек, патриот Родины, а не просто трус, над головой которого висел сталинский «дамоклов меч». Он оптимизировал их работу, консолидировал усилия, обеспечил всем нужным, принимал экстренные решения. Это дорогого стоит. Опровергая расхожее мнение, что тех, кто работал над решением этой проблемы, Берия держал в чёрном теле, как узников, приведём слова самих учёных, которые вспоминали много лет спустя: «Учитывая значимость работ… ГКО сразу же ввёл для сотрудников персональные оклады и особые нормы питания, а также по особому списку давалось право приобретения промтоваров. Сотрудники… были освобождены от призыва в армию и на действительную военную службу».

Взятый Берией после смерти Сталина курс на серьёзные перемены в стране предполагал ослабление репрессий, всеобщую амнистию, пересмотр партийных полномочий по управлению страной и расширение прав союзных республик, повышение роли национальных кадров в руководящих органах союзных и автономных образований. Маршал считал, что руководство государством должно осуществляться не партийными, а советскими органами (что в конце концов и было сделано, только гораздо позже). Берия, этот жёсткий законник, был и сторонником отмены прописки граждан. Будучи опытным экономистом-хозяйственником, он самостоятельно добился закрытия нерентабельных строек, на которые были потрачены огромные потоки бюджетные средств. В перечне предполагаемых изменений были и ликвидация колхозов, и сближение с западными державами, и даже создание условий для объединения обоих германских государств. Всё это, а в особенности планы международного характера, способствовало обвинениям в предательстве Берией интересов страны, даже в шпионаже в пользу иностранных разведок.

Видимо, не по правилам тогдашних государственных мужей стал действовать Лаврентий Павлович. Не оправдывая его серьёзных ошибок, нельзя не отметить, что он опережал своё время, поэтому был не понят и напугал, видимо, кремлёвских догматиков, которые увидели в планах и поступках своего коллеги угрозу (прежде всего – своей безопасности). Взяв власть в стране в свои руки, прошедший суровую школу сталинских жестокостей, крайне амбициозный Берия имена многих мог исключить из списков советской элиты. Те, кому это грозило, предпочли объединиться, обвинив Берию во всех смертных, в том числе и несуществующих, грехах, чтобы уничтожить его, а не самим стать жертвами возможного руководителя страны.

Перечислить все претензии, предъявленные к Берии на пленуме ЦК КПСС, невозможно. Характеристики, даваемые ему, теперь разительно отличались от прежних. Так, если раньше самых высоких похвал кремлёвских чиновников удостаивалась возглавляемая им разведывательная и контрразведывательная деятельность, то теперь оценки этой работы были противоположными. Никто из выступивших не сказал о собственных ошибках и просчётах, ни слова – об уроне, который понесла советская разведка после ухода Берии в послевоенные годы, по вине партийной верхушки, назначавшей руководителями этих направлений аппаратчиков, которые разваливали советскую разведку и контрразведку благодаря партийным призывам на эту службу непрофессионалов. Но именно так – топя некогда всесильного наркома – эти партийные руководители спасали себя, отвлекая внимание от собственной ответственности за дело. Берия хотел, кстати, предать огласке и беззакония сталинского режима – эту инициативу, расправившись с Лаврентием Павловичем, перехватил Никита Хрущёв, который был сам частью репрессивного аппарата, и умело перевёл стрелки на Сталина.

В течение десятилетий инструментом для опорочивания личности Берии были разговоры многочисленных мемуаристов советской эпохи о якобы низком моральном облике лубянского маршала. Эта рвущая душу «правда» «пытливых исследователей» биографии Берии, активно использованная в том числе с помощью кинематографических приёмов, конечно же, достигала нужного эффекта. Согласно принятым для низвержения личности «правилам», как и полагается в таких случаях, действовали по подобным «нормам морали» и «жертвы» Берии. Били наверняка, как требовалось по законам жанра, оговаривая любыми способами, видимо, чтобы во что бы то ни стало спастись самим. Так, узнав из газеты «Правда» об аресте Берии, одна из его «жертв», некая Ляля Дроздова, на следующий же день вместе со своей матерью написала заявление в прокуратуру о том, что подвергалась насилию со стороны Берии. А потом обе выступили свидетелями и на судебном процессе. Эта Ляля Дроздова действительно была любовницей наркома, родила от него ребёнка. Факт, бесспорно, ужасный: Дроздова была совсем юной девушкой. Но возникает вопрос: а стали бы эти женщины доказывать вину скорее всего обеспечивавшего их всем необходимым Берии, если бы он, скажем, внезапно умер? Ответ очевиден.

Моральные проступки (если они были), разумеется, не украшают Берию, вызывают к нему недоброе отношение, даже отвращение. Не зря говорят на Востоке: «Чем ярче свет – тем гуще тени». Возвысившийся в обществе человек должен стремиться к безупречности, ибо к его личности устремлено внимание этого общества.

В декабре 1953 года Специальное судебное присутствие Верховного Суда СССР под председательством Маршала Советского Союза Ивана Конева рассмотрело уголовное дело в отношении бывшего наркома внутренних дел и Маршала Советского Союза Лаврентия Берии и нескольких высокопоставленных руководителей силовых ведомств, прозванных после их ареста «бандой Берии». Приговор суда гласил, что все они приговариваются «к высшей мере уголовного наказания – расстрелу, с конфискацией лично им принадлежащего имущества, с лишением воинских званий и наград». В тот же день – 23 декабря 1953 года – Берия был расстрелян.

В 2000 году сын бывшего наркома Серго обратился в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации с просьбой пересмотреть дело отца, но в реабилитации Берии было отказано. В числе основных аргументов такого решения стало участие Лаврентия Павловича в депортации народов Северного Кавказа в 1944 году.

Ошибки Берии, как и бесславное завершение его жизни, – это объективная цена за исторические просчёты, ставшие одними из самых неоднозначных, а порой и трагических в истории нашего государства, в том числе и в деятельности нашего ведомства, осмысливать и переоценивать которые приходится спустя многие годы.

Альфия АЛЬКИНСКАЯ

30.12.2017