Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

«Фотографии» на холсте

Полковник полиции Геннадий НЕБРАТЕНКО, профессор кафедры теории государства и права Ростовского юридического института МВД России, доктор юридических наук

Историю досоветского периода деятельности российской полиции в деталях знают в основном специалисты: фолианты и старые документы малоинтересны широкой общественности. Зато гораздо больший интерес вызывают у публики «документы», позволяющие не то что вообразить, а увидеть историю. Сделать это сегодня нам помогает творчество художника Леонида Соломатина (1837–1883 гг.), который имел успех как художник-жанрист, запечатлевший тонко подмеченные бытовые сцены, дающие представление о полиции того времени, в котором он жил.

Происходил художник из мещан-малороссов уездного города Суджа Курской губернии. Рано оставшись сиротой, ещё в детстве пристрастился к лубочным изображениям жанрового характера. В юности судьба забросила будущего художника в город Николаев, где он работал доковым грузчиком и откуда отправился в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, считавшееся одним из ведущих в Российской империи. Признав талант юноши, дирекция приняла его на бюджетное обучение.

На формирование личности живописца повлияла всеобщая либерализация общественных отношений, связанная с отменой в России крепостного права, а также с полицейской реформой 1862 года. Последняя привела к изменению принципов организации правоохранительной деятельности и внешнего облика полицейских. Художник, один из немногих живописцев того времени, проявлял интерес к стражам правопорядка практически на всём творческом пути. Во многих своих произведениях, которые посвящались русскому народу, он находил место полиции, причём каждого из скромных персонажей наделял характером. Особенно ценно для нас, что художником довольно подробно были прорисованы мундиры служивых людей, а также снаряжение и другие детали. Фактически это «фотографии» полицейских во время несения ими службы, только написанные маслом на холсте. Благодаря наблюдательности и таланту Леонида Соломатина мы имеем полное представление о том, как выглядели стражи порядка тех лет.

Так, одной из популярных стала картина «Славильщики городовые», или «Городовые христославы»: она заказывалась ценителями живописи в нескольких версиях, которые повторяли один и тот же сюжет, но с некоторыми отличиями в деталях. На варианте под названием «Славильщики в праздник Рождества Христова» на переднем плане изображены несколько немолодых городовых, ибо в дореформенной России в правоохранительных органах нередко работали бывшие солдаты, получившие отставку по возрасту или по состоянию здоровья.

Городовые полицейской команды Москвы одеты согласно описанию униформы, утверждённому в 1856 году, в однобортные серые шинели, застёгивающиеся на шесть металлических пуговиц. Головные уборы, представляющие собой чёрную кожаную лакированную каску с металлическим прибором, на которой расположена бляха с гербом Московской губернии, городовые держат в руках. Руки нижних чинов защищают белые замшевые или суконные перчатки. На поясной портупее с лопастью из чёрной глянцевой кожи с металлическим прибором находился тесак, который полагался унтер-офицерам. Сюжетная линия картины имеет комичный характер, так как перед зрителем в прихожей купеческого дома предстают городовые, пришедшие к хозяину в канун Рождества, чтобы «славить Христа». Заканчивая колядное пение, они искоса наблюдают за хозяином в ожидании завершения обряда сочельника.

В целом же религиозной тематике, сопряжённой с образом «государевых служителей», в творчестве Соломатина уделяется большое внимание. Так, на картине «На клиросе» полицейские предстают в роли певчих на кафедральной возвышенности перед церковным алтарём, и в правой части картины на отдалении полубоком стоит их начальник в офицерском звании. Выбранный сюжет – не выдумка, он полностью отражает объективную действительность, с натуры запечатлённую художником. Дело в том, что до революции каждое правоохранительное подразделение имело собственного небесного покровителя, именины которого считались днём полицейской части. Для его празднования около церкви проводилось торжественное построение с награждением особо отличившихся чинов, затем все шли на литургию, где городовые в свой праздник могли выступить в качестве певчих, а потом трапезничали за общим столом.

Незадолго до смерти Леонид Соломатин перестал рисовать с натуры, используя память для создания полотен небольшого размера, повествующих о быте простого народа и городских низов, в эпилоге жизни возвращаясь к «лубочному стилю». Не оставил он и правоохранительную тематику, нашедшую отражение в таких шедеврах, как, например, картина «Утро у трактира», имевшая несколько вариаций. На полотне изображена разношёрстная публика, среди которой городовой в зимней форме, являющийся чуть ли не центральной фигурой произведения. Он держит в руках карманные часы и находится в ожидании открытия увеселительного заведения: полиция была обязана присутствовать при скоплении народа на улицах и площадях города. Одним из таких мест в зимнее холодное утро и стала изображённая на картине небольшая площадь перед трактиром. После его открытия полицейским придётся нести службу неподалёку, ибо такие заведения являлись источником правонарушений.

Городовой одет в однобортную тёмно-серую шинель, застёгнутую на шесть пуговиц, а на левой стороне его груди красуется знак полицейского. Для обозначения чина на плечах шинели расположены оранжевые наплечные шнуры с двумя гомбочками (полыми бочонками), обозначавшими чин «городового среднего оклада». Из вооружения на чёрном поясном ремне у правого бедра выглядывает револьверная кобура, и через кольцо рукояти огнестрельного оружия протянут оранжевый тканевой шнур, идущий вдоль всей груди и далее вокруг шеи полицейского – не случайно в народе его называли «удавкой». У левого бедра на лопасти портупеи расположено холодное оружие в ножнах. Особый интерес представляет головной убор городового, состоящий из двух предметов – шерстяного капюшона-башлыка, защищающего непосредственно шею, и служебного кепи, надетого встык с башлыком.

Наконец, ещё одним полотном, посвящённым правоохранительной тематике, стало «Препровождение арестованных», на котором колонна из двух мужчин и четырёх женщин имеет во главе и хвосте по одному «городовому старшего оклада». На плечах для обозначения чина вместо погон используется сложенный вдвое шнур из оранжевой шерсти с нанизанными на него двумя посеребрёнными гомбами. Такого же типа шнур, обвивая шею, проходит до правого бедра, где размещена кобура, и прикрепляется к рукояти револьвера. У левого бедра находится драгунская сабля офицерского образца на чёрной нелакированной портупее через правое плечо с таким же кожаным темляком. Нагрудные бляхи отсутствуют, вероятно располагаясь под шинелью, обозначая тот факт, что перед зрителем «рассыльные», использовавшиеся для доставки служебной корреспонденции и препровождения арестантов.

К сожалению, в конце жизни Леонид Соломатин влачил жалкое существование: влажный климат Северной Пальмиры привёл к туберкулезу, художник почти оглох и ослеп, но всё же продолжал творить, за малую цену уступая свои произведения. Умер он в больнице для бездомных и был похоронен на Смоленском кладбище. Зато у его произведений оказалась более счастливая судьба: они прошли проверку временем, и сегодня представляют интерес не только для ценителей искусства, но и для историков.

16.06.2017

партнёры