Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

О квалификации хищений с банковского счёта

На вопрос читателя «Полиции России» отвечает ведущий эксперт Уголовно-правового управления Договорно-правового департамента МВД России кандидат юридических наук, доцент подполковник внутренней службы Светлана РЯЗАНЦЕВА.

Каковы особенности квалификации действий лиц, совершающих хищение денежных средств, находящихся на банковском счёте, путём их обналичивания в банкоматах посредством платёжных карт потерпевших?

Н. Тюшняков,
Курганская область

4 мая 2018 года вступил в силу Федеральный закон от 23 апреля 2018 г. № 111–ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (далее – Федеральный закон

№ 111–ФЗ), которым часть третья статьи 158 «Кража» Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) дополнена квалифицирующим признаком (пункт «г»), предусматривающим повышенную ответственность за тайное хищение денежных средств с банковского счёта, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьёй 1593 УК РФ).

В результате такой корректировки кража названного имущества была отнесена к категории тяжких преступлений независимо от суммы похищенного.

Согласно пункту 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – постановление) для квалификации деяния, как кража, достаточным является установление факта выдачи денежных средств по заранее похищенной или поддельной платёжной карте посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной или торговой организации.

В случаях, когда лицо похитило безналичные денежные средства, воспользовавшись необходимой для получения доступа к ним конфиденциальной информацией держателя платёжной карты (например, персональными данными владельца, данными платёжной карты, контрольной информацией, паролями), переданной злоумышленнику самим держателем платёжной карты под воздействием обмана или злоупотребления доверием, действия виновного квалифицируются как кража.

В тех случаях, когда хищение совершается путём использования учётных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (злоумышленник тайно либо путём обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключённым к услуге «Мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и тому подобное), такие действия подлежат квалификации как кража, если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. При этом изменение данных о состоянии банковского счёта и (или) о движении денежных средств, происшедшее в результате использования виновным учётных данных потерпевшего, не может признаваться таким воздействием (пункт 21 постановления).

Несмотря на отсутствие в постановлении разъяснений, касающихся введённого Федеральным законом № 111–ФЗ пункта «г» части третьей статьи 158 УК, его положения по-прежнему применимы с учётом дополнения диспозиции данной уголовной нормы лишь в части конкретизации предмета преступного посягательства.

Руководствуясь закреплённым в части третьей статьи 17 УК РФ правовым подходом о том, что, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме, действия лица, совершившего тайное хищение денежных средств с банковского счёта, а равно в отношении электронных денежных средств (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного статьёй 1593 УК РФ), следует квалифицировать по пункту «г» части третьей статьи 158 УК РФ.

07.11.2019