Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Не дать разграбить природные богатства

Майор полиции Илья МИЩЕРИН, начальник 10-го отдела Управления «Р» Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России

Согласно Конституции Российской Федерации земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Однако вопрос нахождения природных богатств в частной собственности является исключительно теоретическим. Согласно действующей редакции Закона «О недрах» недра и содержащиеся в них полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы являются государственной собственностью.

В настоящее время единственной формой реализации прав недропользования на разработку месторождений является лицензирование.

Процесс лицензирования реализуется в форме предоставления права на геологическое изучение и разработку участков недр федерального значения (право на осуществление хозяйственной деятельности предоставляется Федеральным агентством по недропользованию и его территориальными подразделениями), а также геологическое изучение и добычу полезных ископаемых на участках недр местного значения, находящихся в ведении региональных органов исполнительной власти. Соответственно, на федеральном уровне регулируется добыча таких полезных ископаемых, как нефть, газ, уголь, драгоценные камни, драгметаллы и прочие ископаемые. К зоне регулирования местных органов исполнительной власти относятся общераспространённые полезные ископаемые – песок, гравий, торф, глина и прочие.

Министерством внутренних дел Российской Федерации во взаимодействии с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и их территориальными подразделениями на постоянной основе проводятся организационные и практические мероприятия, направленные на выявление, предупреждение и пресечение деятельности организованных групп и преступных сообществ, участники которых специализируются на незаконной добыче, перевозке и обороте природных ископаемых, в том числе – драгоценных металлов и драгоценных камней.

Так, территориальными органами МВД России в 2017 году проведено более 1060 мероприятий в отношении добывающих компаний, предприятий-производителей, оптовых организаций, организаций розничной торговой сети в сфере драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них, за текущий период 2018 года – более 873, в результате которых выявлен ряд значимых преступлений.

Например, СЧ СУ УМВД России по Костромской области, по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 191 УК РФ (Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга), возбуждено уголовное дело в отношении генерального директора коммерческой организации, который совершил сделку по незаконной продаже золота в виде гранул и слитков на сумму 6,7 миллиона рублей. По той же статье СЧ СУ МУ МВД России «Красноярское» возбуждено уголовное дело в отношении заместителя директора и учредителя другой фирмы по факту незаконного хранения и перевозки драгоценных металлов, рыночная стоимость которых составила более 5,5 миллиона рублей.

Также МВД России на постоянной основе принимаются меры, направленные на выявление и перекрытие каналов вывоза с территории страны незаконно добытых драгоценного металла и драгоценных камней. Так, в начале этого года возбуждено уголовное дело в отношении гражданки, которая при прохождении зоны таможенного контроля Домодедовской таможни АВК Домодедово не указала в таможенной декларации и не предъявила свёрток с природными огранёнными алмазами (бриллиантами), отнесёнными законодательством к стратегически важным ресурсам и подлежащими контролю на территории Российской Федерации. Рыночная стоимость драгоценных камней составила более 8 миллионов рублей.

Кроме того, в рамках декриминализации рассматриваемой отрасли в регионах, на территории которых активно осуществляется добыча драгоценных металлов, запланировано проведение дополнительных оперативно-разыскных и профилактических мероприятий в летний период 2018 года. Такие мероприятия направлены на пресечение деятельности как лицензированных организаций, ведущих добычу золота за пределами границ выданных им лицензий, так и артелей нелегальных старателей. Кстати, последние на профессиональном лексиконе золотодобытчиков называются «хищниками» и ведут себя соответствующим образом. Они осуществляют незаконную деятельность на территории заповедников, взрывают горную породу. В результате их варварских действий уничтожаются нерестилища, загрязняются реки, разрушаются места обитания редких животных и растений.

Помимо обнаружения стоянок «хищников» перед оперативниками стоит задача установить и места складирования добытого драгоценного металла, так как сам факт наличия у старателей оборудования для золотодобычи никакого криминала не составляет.

Такие мероприятия имеют, скорее, профилактический эффект, так как возбудить в отношении нелегальных золотодобытчиков уголовные дела зачастую оказывается проблематично. Законодатель установил, что для наступления уголовной ответственности незаконный оборот должен быть совершён в крупном размере – на сумму свыше 2250 тысяч рублей, что соответствует стоимости примерно 1 килограмма золота. А поскольку старатели обычно выносят из тайги значительно более мелкие партии, по 200–300 граммов, то наказание им ограничивается административной ответственностью, предусмотренной ст. 19.14 (Нарушение правил извлечения, производства, использования, обращения, получения, учёта и хранения драгоценных металлов, драгоценных камней или изделий, их содержащих) Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

Помимо деятельности по пресечению незаконного оборота драгметаллов и драгоценных камней сотрудниками полиции проводится работа по декриминализации янтарной и нефритодобывающей отраслей. Данные минералы относятся к полудрагоценным камням и на их оборот не распространяются ни ограничения, предусмотренные Федеральным законом «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», ни, соответственно, уголовная ответственность по ст. 191 УК РФ. Но в отношении лиц, занимающихся их незаконной добычей, действуют другие статьи Уголовного кодекса РФ.

В настоящее время уголовно-правовая практика квалификации действий по незаконному извлечению полезных ископаемых из недр квалифицируется по нескольким статьям УК РФ, как то: 171 (Незаконное предпринимательство), 158 (Кража), 254 (Порча земли), 255 (Нарушение правил охраны и использования недр). Также в некоторых случаях лица, совершившие аналогичные противоправные деяния, привлекаются к административной ответственности в соответствии с КоАП РФ, например, по ч. 3 ст. 8.13 (Незаконная добыча песка, гравия, глины и иных общераспространённых полезных ископаемых) либо по ч. 1 ст. 7.3 (Пользование недрами без лицензии).

Так, уголовное дело по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК РФ возбуждено в отношении генерального директора коммерческой организации, который, не имея лицензии на пользование недрами, осуществил в районе Горлыкгольского месторождения в Республике Бурятия незаконную добычу нефрита общей массой 112 тонн и стоимостью более 103 миллионов рублей.

Также в настоящее время нарабатывается практика возбуждения уголовных дел по признакам преступления, предусмотренного ст. 226.1 УК РФ (Контрабанда стратегически важных товаров). Это связано с тем, что значительные объёмы нефрита вывозятся из России в Казахстан, а оттуда – в КНР.

Так, в январе этого года сотрудниками ФСБ России по Новосибирской области совместно с сотрудниками Новосибирской таможни обнаружен и изъят необработанный природный минерал нефрит массой около 3 тонн, рыночная стоимость которого составляет около 13 миллионов рублей. Гражданин Казахстана с неустановленным соучастником пытались переместить его через Государственную границу Российской Федерации в Республику Казахстан под видом строительного камня.

Следует отметить, что неоднозначность трактования используемых в Федеральном законе «О недрах» терминов, а также сама специфика недропользования порождают множество правовых коллизий, не позволяющих органам внутренних дел эффективно противостоять противоправным посягательствам на государственную собственность. По причинам, связанным в том числе с несовершенством законодательства РФ за преступления против собственности, во многих случаях лица, самовольно добывающие полезные ископаемые, вообще не привлекаются ни к одному из видов юридической ответственности.

Так, сложности возникают при квалификации незаконной добычи полезных ископаемых на разведанных месторождениях как хищения. Принципиальным является сам вопрос правомерности применения понятия хищения к объектам недвижимости – участкам недр, содержащим полезные ископаемые. По мнению ряда правоприменителей, предметом хищения может быть исключительно результат общественного труда – добытое полезное ископаемое, оприходованное надлежащим образом, имеющее точную стоимостную и количественные характеристики. Но подобное толкование предмета хищения неоправданно сужает сферу применения уголовного закона. Представляется разумным, что разведанные запасы и учтённые месторождения полезных ископаемых являются обособленными от окружающей природной среды, поскольку обособление (выделение) из окружающей среды происходило в результате приложения человеческого труда, их запасы предположительно определены и оценены.

Тем не менее имеющая место практика порождает необходимость квалификации преступления по другой статье – ст. 171 УК РФ (Незаконное предпринимательство). Однако условием для её применения является либо причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству, либо извлечение дохода в крупном (особо крупном) размере. И то и другое составляет сумму, превышающую 1,5 миллиона рублей.

При том что стоимостные критерии отнесения противоправного деяния в уголовно-правовую плоскость кажутся не очень значительными, следует учитывать незначительную стоимость извлекаемых полезных ископаемых. Так, стоимость кубического метра карьерного песка составляет примерно 300 рублей. С учётом грузоподъёмности самой распространённой карьерной техники – автомобиля КамАЗ, которая составляет 6 кубометров, для квалификации действий по ч. 1 ст. 171 УК РФ следует зафиксировать добычу песка в объеме 833 КамАЗа. А чтобы преступление потянуло на вторую часть – свыше трёх тысяч. Документально зафиксировать загрузку и перемещение такого количества автомобилей крайне проблематично.

Также головной болью сотрудников органов внутренних дел являются изменения, внесённые в Закон Российской Федерации «О недрах», касающиеся расширения прав собственников земельных участков, землепользователей и арендаторов в целях использования для собственных нужд имеющихся в границах земельных участков общераспространённых полезных ископаемых. Ведь далеко не все используют предоставленные землепользователю права по прямому назначению, а в большинстве случаев сопоставить объём добытого полезного ископаемого и фактически израсходованного для собственных нужд не представляется возможным.

Тем не менее в ряде случаев всё же удаётся возбудить уголовные дела в отношении «самостийных» копателей. Так, в ходе проведённых 10-м отделом Управления «Р» ГУЭБиПК МВД России и Министерством экологии и природопользования Московской области в Дмитровском районе Подмосковья мероприятий установлен факт промышленной разработки торфяных пластов мощностью около двух метров на площади свыше 34 гектаров. С целью конспирации работа по незаконной добыче торфа проводилась исключительно в ночное время с помощью четырёх экскаваторов с последующей погрузкой в крупнотоннажные машины. Осмотром участка незаконной торфоразработки установлено, что добыча торфа осуществляется в течение нескольких лет, отработанные карьерные выемки обводнены и заболочены на площади свыше 100 гектаров. Предварительно рассчитанный ущерб, нанесённый недрам в результате незаконной торфоразработки, составил свыше 200 миллионов рублей.

По имеющейся информации, незаконно добытый торф в последующем проходил переработку в почвогрунт, в дальнейшем используемый для выполнения программы озеленения г. Москвы.

Неудивительно, что в непосредственной близости от строительства крупнейших объектов инфраструктуры в Подмосковье как грибы после дождя начинают появляться рыбонагульные пруды, создание которых оканчивается сразу же после извлечения из земли полезного ископаемого. В дальнейшем несостоявшийся пруд заболачивается и становится пристанищем для лягушек и комаров. А в случае проведения проверок землепользователи предоставляют документы, что извлечённые в целях обустройства пруда торф, песок или щебень находятся на хранении в фирме «Рога и копыта». (Естественно, никаких полезных ископаемых ООО «Рога и копыта» не хранит, поскольку существует только на бумаге.)

Получается, что на первый взгляд такой простой вопрос, как охрана подземных богатств, на самом деле сопряжён с рядом трудностей, не позволяющих в полной мере органам внутренних дел реализовывать возложенные на них обязанности.

С целью исправления ситуации представляется целесообразной выработка Верховным Судом РФ своей позиции по данной проблеме и дополнение текста Постановления Пленума от 27.12.2002 № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» соответствующими разъяснениями, согласно которым незаконную добычу полезных ископаемых, в том числе общедоступных, суды должны рассматривать как хищение, вне зависимости от способа его совершения, либо в дальнейшем устанавливать уголовную ответственность за незаконные разработку участков недр и добычу полезных ископаемых путём дополнения УК РФ специальной нормой.

Фото предоставлены
ГУЭБиПК МВД России

14.08.2018