Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Новое – по старым лекалам

В ноябре 2017 года исполняется 100 лет с начала крупнейшего исторического события в России, которое многие годы в СССР называлось Великой Октябрьской социалистической революцией. 100 лет минуло и со дня образования советской милиции.

В водоворот колоссальной, невиданной ранее по масштабам и непредсказуемой революционной стихии начала XX века были вольно и невольно вовлечены огромные массы различных слоёв общества, миллионы судеб. В контексте строительства нового советского аппарата управления возникли органы внутренних дел и создавалась советская милиция – «плоть от плоти советского народа», «действительно народная».

В списке Совета Народных Комиссаров, созданного на II съезде Советов, второй после фамилии главы правительства – председателя СНК Владимира Ленина фигурировала фамилия члена ЦК РСДРП Алексея Рыкова, как наркома по внутренним делам. Всего в списке наркомов, утверждённом на II съезде Советов 25–26 октября (7–8 ноября по новому стилю) 1917 года, значилось 13 фамилий – по числу наркоматов.

Алексей Иванович Рыков, рано осиротевший, был родом из Вятки, выходцем из самых крестьянских низов и при этом обладателем дипломов об окончании гимназии и юрфака Казанского университета. Пребывание его на посту наркома внутренних дел продолжалось всего 9 дней. Однако именно он 28 октября 1917 года подписал известное постановление «О рабочей милиции». День подписания документа – 10 ноября по новому стилю – позже стал считаться профессиональным праздником милиции. Скорый уход Рыкова с поста связан с его поддержкой требований членов ЦК партии Каменева и Зиновьева о создании «однородного социалистического», а не только большевистского правительства. Это предложение было отвергнутого членами ЦК и его сторонники вынужденно ушли в отставку.

Подписанное Рыковым постановление «О рабочей милиции», введённое по телеграфной сети, гласило, что все советы рабочих и солдатских депутатов учреждают рабочую милицию. Она всецело находилась в ведении Советов, а все военные и гражданские власти обязаны были содействовать вооружению и материально-техническому снабжению милиции.

Первые её подразделения поначалу выполняли функции военной и самостоятельной гражданской силы. Принципы комплектования этой силы носили исключительно классовый характер. В состав вооружённых формирований милиции направлялись кандидаты, отобранные фабрично-заводскими комитетами или волостными сходами, различными профсоюзами. Деятельность этих по сути вооружённых сил пролетариата для защиты завоеваний революции происходила не просто в условиях обострения классовой борьбы, разрухи и в контексте мировой и гражданской войн, но и в условиях обострившегося криминального кризиса – неизбежного спутника подобных ситуаций. «Грабь награбленное!», «Мир хижинам – война дворцам!» – неслось изо всех подворотен, с улиц и площадей. Бандитские погромы, насилия и грабежи стали повседневной частью жизни страны.

В этих условиях вопрос создания постоянного штатного органа охраны общественного порядка становился бесспорной и очевидной необходимостью. Так, 12 октября 1918 года на свет появилась Инструкция НКВД и Наркомата юстиции РСФСР «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции», ставшая правовым оформлением нового органа правопорядка. Документ закреплял двойное подчинение милиции и её организационную структуру в масштабе всей страны. Основными звеньями территориальных аппаратов становились управления милиции в губерниях и городах. Инструкция определяла и задачи рабоче-крестьянской милиции: помимо борьбы с уголовной преступностью ей предписывалось предупреждать и пресекать нарушения порядка, а также строго наблюдать за исполнением гражданами советских законов, своевременно оповещать население о распоряжениях Советов. Ни одна из этих задач не была лёгкой. При этом абсолютно бездумно вместе с прежними центральными властными структурами были упразднены, как отжившие своё, и остатки дореволюционных органов местной власти – думские, судебные, земские и другие органы.

Роль центрального органа НКВД Инструкция 12 октября 1918 года закрепила за Главным управлением милиции, которое на долгие годы стало важной частью структуры НКВД. Сам наркомат делал свои первые шаги тоже в непростых условиях. После Алексея Рыкова во главе НКВД встал Григорий Петровский, бывший токарь из семьи ремесленников, сосланный в 1915 году за большевистскую деятельность «на вечное поселение» в Сибирь. В период руководства НКВД он принимал участие в разработке Конституции РСФСР и подписании Брестского мира. С его участием происходило формирование НКВД. 4 декабря 1917 года Петровский провёл первое заседание коллегии наркомата, рассмотревшей вопрос об организации его отделов. Уже через полгода их действовало 11 с рабочим аппаратом 400 человек. Но, чтобы скроить состав аппарата НКВД по иному лекалу, у новой власти не достало опыта: структура ведомства была практически полностью заимствована у дореволюционного МВД, как и большинство всего другого, хорошо разработанного в Российской империи.

В 1910–1920-е годы происходило и становление основных звеньев милиции – уголовного розыска, криминалистической, речной и железнодорожной милиции, которое продолжилось в 1930-е годы юридическим оформлением служб ГАИ и БХСС.

В марте 1919 года Петровский передал полномочия Феликсу Дзержинскому, который принял пост руководителя НКВД, совмещая эту работу с руководством ВЧК и возглавляя одновременно множество комиссий, в том числе по борьбе с детской беспризорностью. Под руководством и при непосредственном участии Дзержинского был разработан ряд важнейших нормативных документов НКВД. На долю Дзержинского выпала обязанность решать вопросы обес­печения революционного порядка ограниченными силами милиции в условиях нехватки продовольствия, финансирования, оружия, обмундирования, обуви, боеприпасов и снаряжения, при большой текучести личного состава.

В условиях высочайшей криминальной напряжённости наряду с другими важнейшими вопросами срочно требовал решения и вопрос подготовки новых кадров для милиции. Скорейшая их модернизация была невозможна без подготовленных специалистов. Однако, вместо того чтобы учиться у своих предшественников, новая власть выкинула на обочину жизни старые опытные кадры «из бывших», на которые этой власти стоило бы опереться. Вместе с прежней системой званий, чинов и наград сразу после революции были преданы анафеме и опытные кадры полицейских работников и чинов. Объяснялось это сакраментальным классовым подходом. Советы с особым рвением производили аресты и расстрелы силовиков старого режима. Кто-то из них был физически уничтожен сразу же, кто-то позднее. Как, например, Владимир Фёдорович Джунковский – товарищ министра внутренних дел Российской империи, командир корпуса жандармов, участник Первой мировой войны. После революции его неоднократно подвергали аресту и суду, позже знаменитый генерал работал сторожем при храме, а в годы репрессий, будучи уже пожилым человеком, был расстрелян.

В новое время возникали удивительные аномалии. В частности, в первые годы советской власти произошёл чрезвычайный рост чиновничества: по сравнению с 1913 годом – в 70 (!) раз. Подобное увеличение количества чиновничьей бюрократии вызвало невероятный рост коррупционных проявлений. Отсюда принятие многочисленных, одного за другим, декретов советской власти по борьбе с коррупцией и бесчисленные судебные заседания, связанные с разоблачением валютных операций, хозяйственных преступлений, спекуляции и других – приравненных к контрреволюции – преступных проявлений в экономике. Только что пережившее революционное брожение и окунувшееся в реалии гражданской войны чиновничество, отвергнувшее многие общечеловеческие нормы морали (и, к сожалению, нравственности), совершало ужасные вещи, неизбежные в данном контексте истории. Прививая народу мысль о нетерпимости к самодержавию, многие представители новых правящих кругов без раздумий нарушали правила революционной эпохи, диктующие аскетизм и бытовую скромность. Так, сохранились свидетельства о том, что после смерти Якова Свердлова, председателя Всероссийского центрального исполнительного комитета, при вскрытии его личного сейфа было обнаружено 7 заготовок загранпаспортов и 7 чистых паспортных бланков. К документам было солидное «приложение» – огромное количество золотых монет царской чеканки и 705 золотых изделий с драгоценными камнями.

В это же время милиция новой страны, захлебнувшейся в преступности, получала за свой труд, нередко сопряжённый с высоким риском для жизни, мизерное денежное довольствие. А в качестве наград за особые отличия в сложнейших рискованных операциях, в том числе за борьбу с бандитизмом (который милиции удалось победить!) – награды в виде книги, портфеля, изъятого у преступников «революционного маузера» или лошади, отбитой у басмачей, а то и в виде «красных революционных шаровар».

Оценивая эффективность действий милиции той эпохи, следует отдать должное терпению и терпимости оперативного аппарата НКВД, у которого в середине 1920-х годов, когда ОГПУ выполняло карательные функции, были изъяты многие обязанности (то есть её роль намеренно выхолащивалась) и постоянно происходило сокращение штатов. Милиция регулярно подвергалась унижению и шельмованию со стороны других силовых структур, а при наркоме Белобородове всерьёз решался вопрос о её ликвидации. Но и тогда в ряды сотрудников правоохранительных органов становились люди, оставившие после себя память на все времена. Так, Иван Бодунов, выросший в крестьянской семье, придя по душевному порыву и сердечному призванию в петроградский уголовный розыск сразу после революции, стал не только одним из лучших сыщиков – он возглавил уголовный розыск всей страны. Вместе со своим товарищем, тоже одним из первых агентов петроградского угрозыска Сергеем Кондратьевым, до этого работавшим на железной дороге, Бодунов стал героем знаменитого романа «Рождённая революцией» и одноимённой киноэпопеи (по фильму – Николай Кондратьев), а также героем книги и кинофильма писателя Юрия Германа и режиссёра Алексея Германа «Мой друг Иван Лапшин».

Часть лучшего состава первого набора пережила в дальнейшем много невзгод. В 1930-е годы в жернова репрессий попали и те, чьи имена были до этого гордостью милиции. Был расстрелян как враг народа первый начальник МУРа – бывший моряк-балтиец Александр Трепалов. Не избежал подобной участи и отмеченный в 1918 году особой благодарностью Ленина за участие в раскрытии самого громкого дела начала XX века – ограбления Патриаршей ризницы Кремля – знаменитый сыщик из Саратова с дореволюционным стажем Иван Свитнев. Всего, по некоторым подсчётам, в НКВД были репрессированы 20 тысяч сотрудников.

Воистину рождённая революцией, пережившая труднейшие этапы становления и бесчисленных преобразований, советская милиция прошла вместе с народом нашей страны нелёгкий путь, связанный со всеми этапами строительства и развития социалистического государства. Она воспитала и подарила нашему обществу немало замечательных героев, которые продемонстрировали и в годы военного лихолетья, и в мирное время свойственные нашему народу лучшие гражданские и человеческие качества – любовь к Родине, патрио­тизм, верность Присяге и своему профессиональному долгу, мужество, человечность, любовь к ближнему, честность и порядочность. И сегодня в рядах органов внутренних дел немало стражей порядка, прошедших школу советской милиции, для которых служба стала судьбой, главным выбором в жизни.

Альфия АЛЬКИНСКАЯ

10.11.2017

партнёры