Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Стражам порядка «поправили строй»

(Продолжение серии очерков, посвящённых юбилею российской полиции. 

Начало в №№ 3,4,6–12 2016 г., №№ 3,4 2017 г.)

В феврале 1861 года в Российской империи свершилось наконец событие, которое по сей день считается одним из самых значительных в отечественной истории – подписание Александром II Манифеста об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Падение крепостного права, почти полностью подготовленное в недрах МВД, стало толчком для преобразований во всех сферах общественно-политической жизни России. В контекст Великих реформ успешно вписались и давно ожидавшиеся образовательная, финансовая и военная реформы.

Государственная власть не продемонстрировала в канун отмены крепостничества стремления к реформе полиции, которая была важной опорой самодержавия, но, убедившись, что освобождение крестьян не вызвало катастрофических событий, всё же приступила и к полицейской реформе, создав для этой цели специальную комиссию под руководством товарища министра внутренних дел Николая Алексеевича Милютина – одного из самых известных организаторов и провод­ников преобразований 1861 года.

В декабре 1862 года, в соответствии с утверждёнными императором Александром II «Временными правилами об устройстве полиции в городах и уездах губерний», земские и городские органы полиции 44 российских губерний были объединены в уездные полицейские управления, возглавляемые уездными исправниками. Избиравшихся из крестьян нижних чинов полиции в сельском секторе, как и прежде, представляли сотские и десятские. При этом, по сведениям Центрального статистического комитета, согласно полученной им в 1872 году информации из губерний России, лишь четверть всего корпуса сельских полицейских разного уровня получали за работу денежное содержание, остальные продолжали, как и прежде, отправлять свои обязанности безвозмездно. Указанные нововведения не коснулись, однако, столиц и крупных уездных и губернских центров: там руководителями отдельных полицейских органов по-прежнему были полицмейстеры. Основным структурным элементом городской полиции оставались возглавляемые участковым приставом участки, делившиеся на околотки. Ими руководили околоточные надзиратели, в чьём подчинении находились нижние полицейские чины (городовые постовой службы и дворники).

Реформа 1862 года, повлиявшая на структуру органов исполнительной полиции и оставившая нетронутыми их обязанности, имела временный характер, чтобы «поправить строй уездной полиции до совершения полной реформы полицейского управления». Продолжением перемен в жизнедеятельности уездной общей полиции стало введение в 1864 году положения о земских учреждениях, к счастью освободившее её от хозяйственно-распорядительных функций и оставившее за земской полицией только административно-полицейские полномочия.

В контексте этих нововведений подверглись совершенствованию предметы обмундирования и вооружения полиции. Согласно высочайшему указу императора от 1863 года, гласившему, что «каждый полицейский служитель носит на груди круглый медный знак с изображением нумера, под которым он состоит в списках», утверждалось ношение номерной полицейской бляхи. В 1867 году был учреждён окончательный вариант полицейской униформы, при выборе базового цвета которой отдали предпочтение тёмно-зелёному тону. С 1872 года всех полицейских вооружили револьверами системы «Смит-Вессон» и драгунскими шашками.

Значительным событием в развитии государственного правового устройства стала судебная реформа 1864 года, в контексте которой произошло отделение «обвинительной власти» от судебной, а предварительному следствию придавался характер судебной деятельности. Как прогрессивное нововведение было воспринято обществом изъятие из компетенции полиции и передача судебному следствию системы предварительного следствия. Отмечалось, что институт судебных следователей учреждается с целью «дать полиции более средств к успешному исполнению её обязанностей, столь важных для порядка и спокойствия жителей всех состояний, и определить точное свойство и круг её действий»… Такое сужение деятельности полиции с пересмотром её полномочий было продиктовано не только желанием совершенствования системы расследования преступ­лений, но и неудовлетворительным ведением следственных действий аппаратами полиции.

Принимались и меры, направленные на оптимизацию комплектования полиции, предусматривающие как повышение её профессионализма, так и улучшение материального положения нижних чинов. С этой целью проводилась организация резервов чинов полиции, которые проходили обучение, а в случае необходимости направлялись для усиления городовых. Также было проведено распределение городовых на разряды: достойные и отличившиеся сотрудники в качестве вознаграждения за службу переводились начальством в высший разряд, с соответствующим повышением денежного содержания.

Введённые в 1865 году новые правила о сроках службы нижних чинов полиции предусматривали награждение за второй срок добросовестной службы медалью «За усердие» и специальными нашивками на левом рукаве мундира, а за службу сверх установленного срока стражам порядка вручали отдельные суммы помимо штатного жалованья. Околоточные, портовые и полицейские урядники с гордостью надевали по особым случаям на свои мундиры полученные за отличие в службе серебряные и золотые медали на Аннинской, Владимирской и Георгиевской лентах или знаки отличия ордена святой Анны.

Шаги по увеличению денежного содержания полиции неоднократно предпринимались в 1861–1868 годах министром внутренних дел Российской империи графом Петром Валуевым, который, обладая губернаторским опытом работы, хорошо был знаком с практической деятельностью региональных органов полиции.

Граф Пётр Александрович Валуев происходил из известного с XIV века старинного боярского рода. Будучи министром внутренних дел, он стал основным руководителем Крестьянской реформы в России. Умный, честолюбивый, европейски образованный, граф был женат на дочери поэта Петра Андреевича Вяземского – друга Александра Сергеевича Пушкина и стал прототипом Гринёва в повести «Капитанская дочка», а Лев Николаевич Толстой спустя много лет наделил мужа Анны Карениной чертами, которые, на его взгляд, были свойственны Петру Валуеву.

Важнейшим вкладом Валуева в деятельность полицейских органов и всей правоохранительной системы России явилось создание в 1866 году в столице империи нового структурного подразделения полиции – сыскного отделения. Необходимость подобного шага не вызывала сомнений, поскольку отмечался заметный рост преступности: согласно отчётности Минюста 1865 года, за 10 лет он составил 12 процентов, а в столичных городах был значительно выше. И негативные показатели продолжали неуклонно расти. Авантюристы и шулеры, скупщики краденого, разбойники с большой дороги, содержатели притонов и борделей, убийцы и аферисты разных мастей сделались вдруг частью вчера ещё спокойной в криминальном отношении жизни России. Но каждая эпоха находит и выделяет для борьбы со злом своего представителя, судьбой и главным делом которого становится противодействие всем тем, кто желает жить, не зная закона. В то время таким представителем стал великий сыщик России, «русский Лекок», – Иван Дмитриевич Путилин. Выдвинул его на труднейший пост руководителя сыскного подразделения Санкт-Петербургской полиции столичный обер-полицмейстер Фёдор Фёдорович Трепов, представив императору как единственного кандидата для выполнения этой труднейшей миссии. Путилин, начав с самых низов, прошёл трудную школу личного сыска, а став руководителем сыскной полиции одной из главных столиц мира и задерживая самых опасных преступников, лично проводил допросы, пользуясь особым доверием и уважением самих представителей того тёмного мира, в сражении с которым он провёл 40 лет. Путилин трижды подавал прошение об отставке, но его, как незаменимого, вновь у вновь призывали на службу. Обладая огромным количеством российских и иностранных наград, великий сыщик в конце концов всё же ушёл на покой. Причём, не нажив состояния, отошёл в мир иной, оставив долги, на расплату за которые ушло его небольшое имение в Нижегородской области…

Преобразования, которые коснулись полицейского аппарата в эпоху Великих реформ, были неполными и не решали всех существовавших проблем. Новая волна перемен ещё ждала российскую полицию...

Альфия АЛЬКИНСКАЯ
(Продолжение следует)

15.05.2017

партнёры