Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Александр БАЛУЕВ: «Ради роли пересиливаю себя»

В гостях у журнала «Полиция России» актёр Александр БАЛУЕВ.

– Александр Николаевич, вы часто играете людей в погонах. Последствия работы в Театре Советской армии или в какой-то момент это стало вашим амплуа?

– Что касается Театра Советской армии, то в него меня взяли после театрального института актёром. В нём же отслужил по призыву, после этого ещё проработал там полтора года. Но вся военная тематика в кино и немного в театре, скорее, от папы. Он был офицером военно-морского флота. Хотя отец и помотался по гарнизонам, но я родился в Москве, когда родители уже вели осёдлую жизнь. Конечно, к нам часто приходили папины сослуживцы, от них слышал множество разговоров о службе на флоте. Однако мне ни моряком, ни вообще военным становиться не хотелось.

– Тем не менее в фильмах военная форма на ваших героях сидит словно влитая…

– Наверное, хорошо работают портные (улыбается.). На самом деле мне в такой одежде крайне неудобно. Дело в том, что по природе я довольно разболтанный человек. Когда же надеваю форменную одежду любой эпохи – хоть маршала, хоть солдата, она подразумевает внутреннюю собранность. Так что ради работы заставляю себя соответствовать образу.

– Многие считают, что роль в фильме «Мусульманин» сделала вас популярным актёром…

– Совсем не так. К сожалению, у фильма не было широкого проката. Но он действительно очень дорог для меня.

– Однако, согласитесь, картина привлекла внимание и зрителей, и критиков. На ваш взгляд, почему был такой резонанс?

– Выход любого фильма должен каким-либо образом совпадать с требованием времени. В нашем случае это была реальная история. Автор сценария Валерий Золотуха увидел по телевизору коротенький сюжет о деревенском пареньке, который служил в Афганистане, попал в плен и там принял ислам. Валера расширил его до художественного фильма с определённой долей вымысла, который допускается в кино. Скажем, не знаю, был ли у того мальчишки родной брат – семейный дебошир, которого я сыграл. Уверен: подобных ребят в российской глубинке сколько угодно, во всяком случае, было лет двадцать назад. Съёмки фильма проходили в живописнейшей деревне. Там я и познакомился с местным жителем Фёдором. Каждое утро по селу бежала его мама с криками «Убивают! Помогите!». За ней гнался Федя и требовал немедленно выпить. Наконец женщина сдавалась, откапывала в огороде спрятанную банку с самогоном и наливала сыну стакан. После этого он весь день добросовестно и серьёзно работал. Под вечер опять с кем-то напивался, и утром всё повторялось. Я «подсматривал» за этим парнем и старался «слепить» его в образе своего героя, также по имени Федька. А вообще, очень многое зависит от сценария. Там бывает всё написано, только надо уметь это прочитать.

– Какая работа сделала вас действительно популярным?

– Думаю, это сериал «Спецназ». В нём, на мой взгляд, многое показано правдиво. Дело в том, что у нас, актёров, были хорошие консультанты – офицеры. Эти ребята прошли не одну горячую точку и могли многому научить. Словом, настоящие военные. Мы часто снимались с оружием, и они объясняли, как его держат в определённых ситуациях. В такие моменты от наставников буквально не отходили Лёша Кравченко и ныне уже покойный Влад Галкин. Они буквально заводились, когда предстояло стрелять из автомата, пистолета, ножи метать. Мне же всё это совершенно непонятно…

– Тем не менее в сериале «Гибель империи» ваш герой – капитан Костин ловко управляется с самурайским мечом…

– Такая профессия. Ради роли пересилил себя. Специально тренировался с ребятами из секции айкидо. Некоторое время снимали в Праге, там занимался в местном клубе самураев. Правда, вместо мечей они работают с увесистыми длинными палками. Надевали маски, специальную защиту и – в «бой». Хотя всё тело было защищено, по голове получал прилично. Конечно, даже азам боевого искусства не научился, но хотя бы освоил правильную стойку с мечом. А что происходило на экране – это актёрская работа.

– Капитан Костин, можно сказать, рыцарь чести. А другой контрразведчик – Туркестанов в сериале «Демон революции» не гнушается подлогом. Есть что-то такое, что объединяет эти образы?

– Оба они выполняют свой долг и преданы Отечеству. Интересно их поведение: ведь и одно и другое встречается в жизни. Да, Туркестанов допускает подлог. Но, по его глубокому убеждению, цель оправдывает средства – можно воспользоваться чем угодно, лишь бы поймать противника. Это свойственно некоторым людям. Ещё работа контрразведчиков мне показалась в некоторой степени близкой актёрству. Например, один должен оставаться незаметным. Другой, наоборот, выполняя задание, играет роль на виду у всех.

– Многие ваши герои – абсолютные противоположности друг другу. Как удаётся «попадать» в характеры?

Не интересно ходить по одной дорожке в одном и том же костюмчике. Согласен: есть очень хорошие артисты, которые на протяжении всей жизни играют единственную тему. Мне же этого мало и не интересно, нужно разнообразие характеров. Конечно, бывают повторы. Их много: например, военные люди. Но всё равно стараюсь, чтобы они отличались в каких-то деталях. Когда же предлагают сыграть немого Герасима в «Муму» или космонавта, спасающего Землю от метеоритов, – берусь за работу с особым удовольствием. Понимаю, что подобного никогда не играл. Это – разные характеры, отличное друг от друга приспособление и существование людей.

– Каково было играть Георгия Жукова? Не мешал ли работе знакомый многим образ Маршала Победы в исполнении Михаила Ульянова?

– Переиграть Михаила Александровича в этом случае даже пытаться не надо. Он блестяще сыграл Жукова – полководца, стратега, командующего фронтами, в подчинении которого были сотни тысяч человек. На этом можно ставить точку. У нас была задача в известном образе героя показать обычного человека, со свойственными всем слабостями, страстями, переживаниями. Думаю, и десятой доли не показали из жизненных пристрастий великого полководца. Конечно, не обошлось и без вымысла. Например, сцена, когда Жуков сидит на лавочке в госпитале и на снегу рисует прутиком какие-то цифры. На вопрос, что он делает, отвечает, мол, это количество загубленных им жизней людей. Вряд ли такое происходило на самом деле. Ведь если бы Георгий Константинович задумывался об этом, он бы не смог побеждать. Через подобные эпизоды мы старались показать Жукова как человека, мужчину, отца. А ещё, насколько сложно человеку войны найти своё место в мирной жизни. Он не понимал, как можно предавать для того, чтобы решить какие-то личные вопросы. Эти стороны особенно привлекли. Не будь их в сценарии – не стал бы играть.

– Часто приходилось отказываться от ролей и почему?

– Достаточно. В последнее время – из-за чудовищных сценариев. Были случаи, что когда-то играл такие роли и не хотел повторяться. Иногда из-за несогласия с темой. Несколько лет назад предложили в фильме о Владимире Высоцком сыграть сотрудника КГБ, который постоянно «прессовал» артиста. Отказался после прочтения сценария. Не понимаю, зачем человека «реанимировать» подобным образом. Он не так давно умер, многие его помнят, любят его песни, сыгранные им роли. Да ещё так открыто заявлять наркоманскую тему. На мой взгляд, есть вещи, о которых не следует говорить.

– Вы сыграли много знаменитых личностей: Георгий Жуков, Пётр Первый, Наполеон Бонапарт... Что для вас важнее: сыграть исторически достоверно или показать характеры людей?

– Мне важно показать в конкретной персоне, что затронуло лично меня. Интересно, в частности, не как они начинали свою карьеру, а как заканчивали. Ведь именно тогда за ореолом величия в них очень трудно увидеть живого человека. При подготовке к работе стараюсь как можно больше прочитать о своём герое. Убедился давно: то, что мы знаем из официальных источников, редко соответствует происходившему на самом деле. С историческими персонажами не так всё просто. Например, Пётр Первый. Помните два памятника ему? Величественный в Москве – победителю, флотоводцу в момент славы. И в Петропавловской крепости, когда Михаил Шемякин изобразил императора измождённым, явно крайне больным. Кстати, лицо скульптуры сделано на основании подлинной восковой маски с лица Петра. Я старался понять этого человека и сыграть близко к шемякинскому образу. Очень хотелось показать, что Пётр и не плохой, и не хороший. Он обладал особой энергетикой, но при всём своём величии оставался обычным человеком – с болезнями, переживаниями, ошибками. Он «прорубил окно в Европу» и он же корчился от нестерпимой боли в животе.

– Вам доводилось играть сотрудников правоохранительных органов. На основе чего создаёте эти образы?

– Если это не историческая персона, вообще фантазирую на тему. Конечно, основой остаётся сценарный материал. Но потом включается фантазия. Хочется изобразить того же сыскаря таким, каким мне хотелось бы видеть его в реальности. При этом в жизни, убеждён, есть ребята намного лучше. Но образ на экране – моё видение.

– Что бы вы пожелали читателям нашего журнала?

– Однажды был в Лондоне и присел в парке на скамеечку покурить. Утро, вокруг ни души. Вижу, вдалеке по дорожкам парка в мою сторону едет местный полицейский на велосипеде. Поравнявшись со мной, он улыбнулся, пожелал доброго утра и отправился дальше. Было очень неожиданно и удивительно это слышать. Потом спроецировал ситуацию на российскую действительность и понял, что отсутствие расположенности со стороны правоохранителей не позволяет гражданам расположиться к ним.

Хочу пожелать им блюсти честь, защищая право. Люди, призванные охранять закон, не должны быть бесчестными. 

Беседу вёл Игорь БЫСЕНКОВ
Фото из личного архива Александра БАЛУЕВА


Визитная карточка

Родился 6 декабря 1958 года в Москве.

С 1975 по 1976 год работал помощником осветителя на «Мосфильме».

В 1980 году закончил Школу-студию МХАТ. Был актёром Театра Советской армии (1980–1986), Московского театра им. Ермоловой (ныне – Театральный центр им. Ермоловой) (1986–1989). Сейчас активно работает в антрепризах, сотрудничает с театром Ленком.

Сыграл почти 30 театральных ролей и более 110 – в различных фильмах и телесериалах, в том числе сотрудников правоохранительных органов: начальника спецподразделения налоговой полиции в сериале «Маросейка, 12» (2000) и оперуполномоченного уголовного розыска в фильме «Шаповалов» (2012).

Обладатель приза фестиваля молодых кинематографистов киностудии «Мосфильм» в номинации «За лучшую мужскую роль» (1990);

премии «Кинотавр» в номинации «Приз за лучшую роль» (1995);

премии «НИКА» в номинации «Роль второго плана» (1995);

приза IV ТВ конкурса «Вместе» (IV Ялтинский телефорум) в номинации «За интересное актёрское воплощение образа» (2003);

приза XIII Международного кинофестиваля в Варне в номинации «За лучшую мужскую роль» (2005);

премии ФСБ России в номинации «Актёрская работа» за роль контрразведчика капитана Костина в телевизионном художественном фильме «Гибель империи» (2005);

премии «Звезда театрала» в номинации «Лучший актёр» (2013).

18.06.2018