Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

С чистыми руками и совестью

После отмены крепостного права Россию охватила стихийная урбанизация. Крестьяне перебирались в крупные города за лучшей жизнью. В столице криминогенная обстановка ухудшилась. Например, в Санкт-Петербурге рост тяжких и особо тяжких преступлений с 1850-го за 10 лет вырос более чем в три раза. В связи с этим полиция остро нуждалась в квалифицированных сотрудниках, но где же их было взять?

Околоточный-учитель

17 июня 1867 года в Санкт-Петербурге основали специальную школу резерва столичной полиции. Там планировалась подготовка низших чинов и тех, кто претендовал на классный чин. Все желающие служить в органах внутренних дел были обязаны пройти обучение.

Изначально предполагалось укомплектовать учреждение 14 офицерами, 10 околоточными надзирателями и 150 городовыми, способными поделиться опытом и знаниями с кандидатами. Но заведение, которое создавалось для удовлетворения кадрового голода, само не могло в полном объёме функционировать из-за отсутствия нужного количества преподавателей.

В лучшие времена оно могло похвастать наличием восьми офицеров, четырёх околоточных надзирателей и 30 городовых. Причём учебный процесс они совмещали со службой.

Для зачисления в школу полицейского резерва установили несложные испытания, одинаковые как для низших чинов, так и для классных. Отсутствие системного подхода к экзаменам не лучшим образом сказывалось на качестве отбора кандидатов.

Ужесточили профотбор

Дело коренным образом изменилось с приходом на пост столичного градоначальника генерал-лейтенанта Николая Клейгельса. Через два года после назначения он взял процесс под личный контроль и благодаря ему произошли значительные реформации.

Появились новые условия поступления в учебное заведение: возраст от 25 до 40 лет, русское подданство, православное вероисповедание, представительная внешность, крепкое телосложение. Как гласил один из распорядительных документов: «Прежде чем принять кандидата на службу, начальством резерва наводятся о нём самые точные справки во всех учреждениях, где он когда-либо служил... и лишь при наличии самых благоприятных отзывов со всех сторон кандидат может питать надежду на то, что будет принят на полицейскую службу».

Будущих околоточных надзирателей и классных чинов обучал старший помощник начальника резерва. Они основательно изучали уставы о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, о предупреждении и пресечении преступлений, уголовное судопроизводство, казённое управление, обязательные постановления градоначальника, Думы, земских собраний, участковое делопроизводство, правила об учёте запасных нижних чинов, практические приёмы по обнаружению преступлений и нарушений, антропометрию.

Курс подразумевал и воспитательную работу. В специальных инструкциях и брошюрах слушатели читали: «В основе всех полицейских действий должна лежать гуманность и защита слабых… с арестованными не должно позволять себе обращаться грубо, а тем более употреблять насилие». Периодически проводили беседы со священнослужителями, например, по таким темам: «На всякой должности можно угодить Богу и спастись», «О грехе сквернословия», «Что такое честность и как она необходима христианину».

Два в одном

В 1900-м при школе, опять же по указанию Николая Клейгельса, открыли музей полиции, в России единственный в своём роде. В экспозиции рассказывалось о всей многообразной деятельности стражей порядка. Большой раздел отвели борьбе с уголовной преступностью. В шкафах и витринах разместили вещдоки, изъятые у злоумышленников: холодное и огнестрельное оружие, орудия взлома, фальшивые кредитные билеты и монеты, поддельные печати, пломбы, штампы, документы.

Музей не случайно создали при заведении. Кроме того, что он нёс главное предназначение, его экспонаты служили наглядным учебным пособием. В брошюре 1901 года говорится: «По этому собранию инструментов полицейский офицер или околоточный надзиратель должен научиться проникать по возможности безошибочно в тайники воровских замыслов и точно определять технику уже совершившихся преступлений».

Начали с гигиены

Быт в школе был устроен обстоятельно. Например, в книге «Резерв Санкт-Петербургской столичной полиции» упоминается любопытная деталь: «…обучение начинается с приучения человека к педантичной чистоте и к войне с грязью. Чистота поддерживается в высшей степени во всём: столовая, дортуары, постели, платья, всё окружающее блещет чистотой.

Это доведённое до крайности соблюдение чистоты является очень похвальным, но в то же время оно может вызвать вопрос: к чему для городового нужна такая чистота? Ведь он, в сущности, простой, но полированный военной службою мужик; недалеко ушёл от деревни, тяготеет к ней, ему будет мила деревенская изба с её низким понятием о гигиене. К чему же обставлять простого человека такою подчас даже и тягостной для него роскошью в отношении чистоты, света и свежего воздуха? В корне такого взгляда лежит глубокая ошибка. Ведь в рубрику охранения общественного порядка ныне занесён и такой важный фактор, как охранение общественного здоровья. Здоровье как частного лица, так и целого народа немыслимо без соблюдения чистоты».

Система подготовки сотрудников заметно повысила эффективность деятельности российской и прежде всего Санкт-Петербургской полиции. Это благоприятно сказалось на раскрываемости и профилактике преступлений, хотя и принципиально не снизило их число.

Ведомственные СМИ

Ну а действующие стражи порядка занимались самообразованием. Сотрудники черпали знания из периодической печати: журналы «Юридический вестник» «Тюремный вестник», «Право», «Журнал Министерства юстиции», «Вестник полиции». Кстати, последний начали издавать с конца 1907 года. В каждом номере еженедельника содержалась информация, которую условно можно разделить на необходимую, полезную и любопытную.

К первому разделу следует отнести несекретные распоряжения и инструкции, исходящие от руководителей. Второй блок разнообразнее. Здесь помещали статьи о современных методах ведения розыска в России и за границей, различных видах экспертиз и огнестрельного оружия, способах и приёмах самообороны, новых уловках преступников. Занимательные же страницы содержали криминальную хронику, историю раскрытия громких преступлений в России и за рубежом, художественную детективную литературу.

Шкурный вопрос

Оценивая качество кадрового состава правоохранительных органов, необходимо учитывать такое явление, как коррупция в её рядах. Статистика преступлений в этой сфере среди сотрудников Санкт-Петербургской полиции отсутствует. Однако факты взяточничества или грубого отношения с задержанными подтверждаются не только газетными публикациями. Сыщик Иван Путилин в своих мемуарах так рассказывает об одном злачном месте Петербурга: «Здесь было десятка два тесных квартир, в которых ютились исключительно убийцы, воры и беглые. Содержатели квартир занимались скупкой краденого, дворники - укрывательством, и, стыдно сказать, местная полиция имела с жильцов этого дома доходные статьи».

С другой стороны, работа сыщиков трудна и опасна: ненормированный рабочий день, засады и погони, осмотр мест преступлений и задержание вооружённых преступников. Естественно, без приличного денежного вознаграждения привлечь достойных людей на такую службу затруднительно.

С 1866 по 1917 год правительство неоднократно повышало содержание столичных сыскарей. Однако в некоторых исследованиях встречаются утверждения, что небольшое жалование полицейских вело к мздоимству и текучке кадров. В результате к работе привлекали не самых подходящих кандидатов.

Но с этим можно согласиться лишь отчасти. Действительно, низшие чины общей полиции получали жалованье 310-430 рублей в год, что сравнимо с зарплатой заводского рабочего в Санкт-Петербурге. Однако труд специалистов того же ранга в сыскной полиции оплачивался в два раза выше - 650-800 рублями в год. Руководитель такой службы в Санкт-Петербурге имел VI классный чин, что соответствовало армейскому званию полковника. Жалование же ему было установлено в размере 2000 рублей в год, примерно как армейскому генерал-лейтенанту. Кроме того, начальнику полагалось 1800 рублей столовых и разъездных, а также оплаченная квартира.

Подготовил
Михаил БАКУЛИН

17.04.2019