Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

«Мы понимали: смерть ходит рядом…»

15 февраля - день вывода войск из Афганистана

Горные плато, серпантины, ожесточённые бои, обстрелы и тесные улочки древнего Кабула… Казалось бы, столько лет прошло, а они до сих пор приходят к нему во снах. Наверное, слишком тяжек груз пережитого, и никак не хотят заживать раны на сердце от потери друзей… «Я пробыл в Афганистане всего семь месяцев, а кажется, что прожил целую жизнь», - вспоминая о той войне, говорит ветеран органов внутренних дел подполковник милиции в отставке Василий Максимович Доронцов.

В 1980 году начальнику Каргопольского ОВД Василию Доронцову было 38 лет. Размеренную и устоявшуюся жизнь милиционера изменил вечерний звонок. На проводе начальник УВД по Архангельской области Виктор Николаевич Вдовин: «Василий Максимович, мы посоветовались и решили отправить вас советником в Афганистан. Утром жду вас у себя. Говорить о предстоящей командировке, как сами понимаете, никому нельзя».

- В те времена информация о событиях в этой стране была очень скудной, толком мы ничего и не знали. На следующее утро в 10 часов я вместе с девятью коллегами уже был в Архангельске и проходил медкомиссию. Затем - совещание в кабинете у генерала, - рассказывает Василий Максимович.

Через пятнадцать дней, 4 сентября 1980 года, Василий Доронцов вместе с группой других сотрудников милиции прибыл в Ташкент. Здесь им, собранным со всего Союза, сообщили: они будут служить в оперативно-разыскном отряде. Вместо месяца тренировочных сборов на подготовку дали всего девять дней. Затем тревога, военный самолёт и… Кабул. Василий Максимович был распределён в 9-й отряд «Кобальта». Дислоцировались на военном аэродроме столицы Афганистана. Жили в палатках на тридцать человек. Из Архангельской области в отряде оказались ещё два сотрудника органов внутренних дел - Николай Жаров и Виктор Киргинцев.

Как говорит Василий Максимович, все семь месяцев его жена и родные не знали, где он находится. Для них он был в заграничной командировке. Адрес для писем был короткий: полевая почта в/ч № 35919 «А-Т».

- Скрывать не буду - было тяжело. Мы словно попали на другую планету. В отдалённых кишлаках люди вообще жили, как при первобытно-общинном строе. Народ в основном неграмотный, голодный. Свои обычаи, нравы, о которых мы имели очень поверхностное представление. Климат для нас просто ужасный: в горы поднимаешься - там лютый холод, спускаешься - жара. Воды мало. Множество неизвестных нам насекомых. Болезни. Нам столько прививок делали, чтобы ничего не подхватили… Языка мы вообще не знали. С людьми говорили через переводчиков: один владел пушту, другой дари. Они сначала между собой пообщаются, а уж потом только на русский переведут, - вспоминает ветеран.

Отряду поручили вести оперативную работу среди местного населения - получение информации: по каким тропам пойдёт очередной караван оружия, где базируются бандформирования, их численность, планы и передвижения. Работали в Кабуле и его окрестностях и в самой большой республиканской тюрьме Пули-Чархы, что была расположена в 20 км от столицы. Там содержались как совершившие уголовные преступления, так и политические заключённые. Людей там было очень много. Утром их всех выпускали из камер, и весь день они свободно передвигались по внутренней территории, а вечером всех вновь закрывали в камеры. Государство не кормило заключённых - это была обязанность родственников. Поэтому там даже небольшие лавочки открывались, где торговали некоторые тюремные обитатели.

- От охраны во время работы в тюрьме мы отказались сразу, чтобы не настраивать против себя людей. Слух о том, что на территории работают советники из СССР (так нас называли), просочился быстро. Относились к нам в Афганистане неплохо, ведь ещё до введения войск там работали наши врачи и инженеры, от которых местное население видело только хорошее. К нам потянулись люди с различными жалобами, в том числе и на незаконный арест. Тогда мы помогли выйти из тюрьмы многим ни в чём не повинным афганцам, - вспоминает Василий Доронцов.

Помимо этого, члены отряда участвовали в спецоперациях по перехвату караванов с оружием и задержанию моджахедов. В одной из таких операций погибли два бойца из группы, в которой служил Василий Доронцов, - Пётр Русаков и Виктор Юртов, один сотрудник - Николай Жаров - был ранен. Возвращаясь с задания, кобальтовцы были обстреляны боевиками. Этой потери Василий Максимович не может забыть до сих пор…

- Нельзя сказать, что мы не были готовы к худшему. Все прекрасно понимали, что смерть ходит рядом. Словно напоминание об этом, на окраине военного аэродрома стояла огромная гора пустых гробов, прикрытых маскировочной сеткой… Отправляясь на задание, мы периодически проезжали мимо них, - вздыхает ветеран.

Как бы ни было тяжело и сложно в чужой стране, сотрудники органов внутренних дел из Советского Союза как могли помогали местному населению. Делились драгоценной водой, хоть у самих была одна фляжка на троих на целый день, подкармливали ребятишек и бедняков, помогали лекарствами, о которых многие афганцы никогда не слышали.

25 марта 1981 года Василий Максимович вместе с сослуживцами сел в самолёт, направлявшийся на Родину.

- Когда летели, в салоне стояла гробовая тишина. Самолёты часто обстреливали - не все долетали до пункта назначения. Когда командир экипажа объявил, что мы пересекли границу, все выдохнули и только тогда начали разговаривать.

А ещё он привёз с собой из Афганистана картинку, купленную в Кабуле на одном из рынков, - на ней изображена женщина с ребёнком. Такая висела в палатке отряда, и, уходя на задание, все милиционеры говорили ей «До свидания», а возвращаясь, - «Здравствуй». Василий Доронцов до сих пор бережно хранит её у себя как память. Память о том, что пришлось пережить, и о тех, кто не вернулся…

Александра КОЛОТОВА
Фото из личного архива
Василия Доронцова
Архангельская область 

15.02.2017