Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Остаться в живых, или Почему красота требует жертв?

Случайно встретил на улице бывшую одноклассницу и… не признал в ней некогда бесшабашную симпатичную Маринку. Вернее, первой узнала она меня. Да, прошло энное количество лет, как прозвучал наш последний школьный звонок, мы изрядно постарели, изменились. «Но не до такой же степени!» - с содроганием думалось мне. Смотрю на неё и вижу: брови сдвинулись на глаза, подбородок «упал», правая часть осунулась. «Неудачная пластика...» - тихим голосом, словно оправдываясь, объяснила тогда Марина, смахивая рукой слезу. А ещё через месяц от знакомых узнал, что она покинула страну и навсегда уехала жить за границу.

Поход за апгрейдом

В последнее время СМИ часто рассказывают о недобросовестных «эстетических эскулапах», подпольных частных клиниках пластической хирургии, пациенты которых, придя в прямом смысле слова за красотой, теряют не только здоровье и внешний облик, но порой и жизнь. В мире, да и в России, количество операций по дизайну внешности из года в год растёт в геометрической прогрессии.

Точную статистику сделавших апгрейд самого себя в нашей стране никто не ведёт. Мало того, некоторые жёны скрывают от мужей тот факт, что обращались за улучшениями собственного тела, а внешние изменения объясняют результатом воздействия чудо-кремов или занятиями фитнесом.

Казалось, ещё недавно пластика была уделом особой когорты людей - соотечественников с увесистыми кошельками, знаменитостей. Сейчас позволить себе это могут многие. Россия, по данным независимых источников, вошла в топ-15 стран по количеству эстетических оперативных вмешательств.

Клиенты специализированных клиник в 95 % случаев - женщины. В этом нет ничего удивительного - не зря же они представительницы прекрасного пола, которым всегда хочется хорошо выглядеть. Вот только последствия походов за красотой, увы, иногда ужасают.

Эстетики ради…

В последнее время то и дело появляются сообщения о смертельных случаях пациентов, обратившихся за медицинской помощью не по причине болезни, а эстетики ради. Новости приходят из разных регионов.

...Волгоградка умерла во время операции по коррекции подбородка. Трагедия произошла три года назад. Студентка пятого курса медакадемии, 23-летняя Мария, решила улучшить форму лица и сделать ментопластику. Обратилась в известную в городе клинику, выбор в её пользу сделала только потому, что за услугу можно было заплатить в рассрочку. Оперировал пациентку Алессандро Норе с 17-летним стажем, он же руководитель центра.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что девушка погибла от анафилактического шока, вызванного анестезирующим препаратом «Убистезин». В ходе расследования обнаружился ряд грубейших нарушений. Пациентка не прошла обязательный предоперационный осмотр, который бы выявил наличие хронической патологии. Помимо этого, процедура проводилась без анестезиолога-реаниматолога. По утверждению следователей, именно этот специалист мог спасти Марию. Как выяснилось, такого врача не было не то что в операционной, а вообще в клинике. Хотя за три года до трагедии волгоградский Минздрав предписал её руководителю ввести анестезиолога в штат.

Уголовное дело возбудили по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекших по неосторожности смерть человека». Главным обвиняемым стал Алессандро Норе. Судебный процесс продолжался более полугода. Осенью 2018-го фигуранта приговорили к трём годам колонии общего режима. Но уже летом текущего года Верховный суд Российской Федерации не согласился с решением и своим постановлением передал кассационную жалобу адвокатов подсудимого на рассмотрение в судебном заседании президиума Волгоградского областного суда. То есть обязал инстанцию обратить внимание на допущенные нарушения уголовно-процессуального законодательства. В итоге Алессандро, дождавшись переквалификации статьи, был освобождён от ответственности из-за истечения сроков давности. Однако потерпевшая сторона с этим категорически не согласилась. Точка в громком разбирательстве до сих пор не поставлена…

В сентябре того же 2016 года 26-летняя уфимка умерла после неудачной ринопластики - операции по исправлению формы носа. Девушка легла под скальпель после того, как её избили и сломали перегородку. Операцию провели, прошла неделя, а пациентке стало хуже: нос почернел, лицо опухло, началось внутреннее кровотечение. Ещё через несколько дней она скончалась.

Врачи обнаружили отторжение импланта, а также констатировали ранее незамеченное иммунное заболевание - гранулематоз Вегенера. Перед хирургическим вмешательством не было проведено необходимое в таких случаях исследование крови, что и привело к трагедии.

«Серый» препарат, ужасные клостридии

Весной прошлого года скончалась 29-летняя Марина из Кабардино-Балкарии. Молодую женщину оперировали в частной московской клинике, из которой её доставили в НИИ Склифосовского. Доктора несколько дней боролись за жизнь пациентки. А она всего лишь хотела исправить носовую перегородку. С каждым часом после хирургического вмешательства ей становилось хуже. Последний звонок мужу: жаловалась, как болью сводит горло… В один из апрельских вечеров сердце Марины остановилось.

За вычурным блеском помещений столичного медцентра скрывалось страшное: только в апреле из его стен в тяжёлом состоянии в другие больницы увезли несколько прооперированных женщин.

Правоохранительные органы нагрянули в учреждение с обысками, когда шестую пострадавшую доставили в реанимацию. Предыдущие пять случаев руководство клиники утаило. Генеральный директор продолжала рекламировать своё детище и зазывать клиентов.

Следствие рассматривало пять версий загадочной гибели женщин: от бракованных препаратов до инфекции, которую занесли в операционную. Была даже такая: губительные инъекции могла вводить медсестра, страдающая психическим заболеванием. То есть на работу в медцентр брали людей с улицы. Клиентов же уверяли, что персонал весь как на подбор высокопрофессиональный. Однако уже первые выводы экспертов подтверждали: как минимум трёх женщин, обратившихся с целью усовершенствования внешности, погубила опасная бактерия рода клостридий.

Весна того же 2018-го. Уже в другой московской клинике скончалась 32-летняя мама двоих детей. Ей делали операцию по подтяжке груди. В результате - отказ сердца. И это далеко не все случаи, которые закончились летальным исходом пациентов, пожелавших стать красивее.

Звезда экрана

Оперировать гражданин Азербайджана Эмин Самедов начал в середине нулевых. Десять лет назад был звездой одного телеканала, снимался в телепрограмме, посвящённой красоте, слыл модным гуру пластической хирургии.

Получив российское гражданство, мужчина стал учредителем двух клиник в Москве. К этому времени от рук Самедова пострадали несколько женщин. Расскажем лишь об одном случае.

После проведённой операции Наталья Жукова полгода мучилась от адских болей. Эмин говорил ей, что это нормально. Она умерла бы от начавшегося сепсиса, но была спасена во время экстренной операции: врачи достали салфетку, которую забыл в её теле пластический хирург.

В 2012-м при обысках у Самедова изъяли медицинские документы, признанные экспертизой фальшивыми. Уже потом выяснилось, что оперировал он, имея незаконченное высшее образование азербайджанского вуза по специальности…. «педиатрия»! Российский сертификат челюстно-лицевого хирурга тоже оказался поддельным.

Доктор зло, как окрестили его в прессе, поспешил скрыться от российского правосудия. Его объявили в международный розыск. По некоторым данным, мужчина отправился к себе на родину и продолжает заниматься пластическими операциями. Розыском фигуранта занимается Интерпол.

Доктор Франкенштейн

Недалеко ушла от азербайджанского «коллеги» и уроженка Украины Алла Вербе, прозванная в народе доктор Франкенштейн. Пациенты её знали под одним именем, а в паспорте значилось другое. Количество пострадавших от рук этой дамы в белом халате переваливает за десяток. Кто-то после её операций по улучшению внешности ослеп или не может выпрямить спину, другим пришлось долго исправлять искромсанное тело, а одна из жертв скончалась.

Вербе, согласно материалам Ленинского районного суда города Краснодара, обвиняли в причинении смерти по неосторожности. Осенью 2017 года после абдоминопластики - коррекции живота - умерла 43-летняя жительница Краснодарского края. Операция прошла в штатном режиме и длилась несколько часов. Женщину отвезли в палату интенсивного наблюдения. Ночью самочувствие резко ухудшилось, поднялось давление, участилось сердцебиение. Сотрудники клиники принялись реанимировать пациентку. В течение нескольких минут пытались вернуть к жизни, но безуспешно: скончалась от острой кровопотери.

Согласно заключению эксперта, смерть наступила в результате ошибок, допущенных при проведении операции хирургом. В суде свою вину Алла Вербе признала. Её оштрафовали на 150 тысяч рублей и прекратили производство по уголовному делу.

Расплатившись, что называется, без отрыва от производства, доктор продолжила медицинскую практику, но уже в другом учреждении. Однако позже выяснились не менее шокирующие подробности. Помимо клиники, у Вербе была съёмная квартира в одной из новостроек в центре Краснодара, где, по словам пострадавших пациенток, делались те же самые пластические коррекции, но значительно дешевле. Причём под операционную Алла отвела… кладовку. А порой не гнушалась делать процедуры на кухне.

Какие последствия? Самые разные! У клиенток Вербе на память остались - шрамы, некрозы, кисты. После операции по увеличению груди одна из женщин уже дома обнаружила торчащие из швов куски проволоки. А с другой девушкой после хирургических манипуляций случилось, пожалуй, самое страшное - онкологическое заболевание.

Два диплома доктора Франкенштейна о высшем образовании оказались фальшивкой, впрочем, как и все сертификаты.

Сама же подозреваемая все претензии отвергает. По её словам, кто-то просто хочет опорочить её репутацию.

Между тем многие знакомые Аллы говорят о странностях в её поведении. Она могла запросто на кухне, сидя за столом, взять шприц и сделать себе экспресс-липосакцию. Однажды перед зеркалом провела операцию на своих ушах.

Анастасия дважды попадала под скальпель Вербе, а потом долго исправляла ошибки. Хирурги, которым пришлось спасать женщину, отмечают: операции сделаны с грубейшими нарушениями, в полости обнаружен шовный материал, даже пупок клиентке был пришит на 10 сантиметров ниже. Чтобы зафиксировать ошибки и то, как сложно было их исправлять, многочасовое хирургическое вмешательство снимали на видео.

Фигурантка уголовного дела планировала скрыться в Израиле, но была задержана. Расследование продолжается.

Не потерять лицо

Главная защита от лжеврачей - бдительность самих пациентов. Большая часть печальных историй могла не стать реальностью, будь люди хоть чуточку разборчивее в выборе. Профессиональные доктора и юристы постоянно предупреждают: подумайте десять раз перед тем, как ложиться под нож, не поленитесь - изучите диплом врача, почитайте отзывы о нём, чтобы в борьбе за красоту не только не потерять лицо, но и жизнь.

Правоохранительные органы работают. В 2018-м таких уголовных дел возбуждено в четыре раза больше, нежели годом ранее.

Чтобы остановить конвейер жертв, необходимы действия не только стражей правопорядка уже постфактум, но и превентивные меры. Специалисты ждут от законодателей и медицинского сообщества принятия конкретных решений по этому вопросу. На одной из пресс-конференций, посвящённой жертвам пластической хирургии, адвокат Людмила Айвар отметила, что отечественному здравоохранению необходимо введение обязательного страхования ответственности. В таком случае страховая компания будет внимательно относиться к клинике, квалификации её врачей, безопасности. И едва ли в ущерб себе будет оказывать услуги подозрительному медицинскому центру. Таким образом, со временем клиник станет меньше, но зато останутся самые «чистые».

Коллегу поддерживает и адвокат Игорь Трунов. По его словам, если не привести в норму законодательство, разорвать порочный круг массовых врачебных ошибок и преступной халатности не удастся. В приведении отрасли в порядок не стоит оглядываться на то, государственная это медицина или частная. Порог ответственности должен быть для всех единым. В том числе и при взыскании морального вреда в пользу потерпевших.

- В одной только Москве работает около 200 клиник, где оказываются услуги пластической хирургии, - рассказывает президент Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов Константин Липский. - Сколько всего в этой индустрии задействовано хирургов, сказать сложно.

Из независимых источников ясно: в данной сфере крутятся громадные деньги. Например, увеличение груди стоит порядка 250-300 тысяч рублей. Обычно хирург получает с этой суммы 10-30 %. Востребованный врач с большой клиентской базой оперирует 300-350 раз в год - практически каждый день. Понятно, что такие аппетитные заработки привлекают многих. Число желающих получить документы, подтверждающие допуск к пластическим операциям, неуклонно растёт. Увеличивается и количество «случайных» людей, порой к медицине не имеющих никакого отношения.

Как известно, главный надзорный орган за этой индустрией - Росздравнадзор.

- По факту и у него порой связаны руки, - комментирует председатель Лиги защиты пациентов доктор медицинских наук Алексей Старченко. - Плановые проверки клиник, которые считаются малыми предприятиями, можно проводить раз в три года. Но многие даже их избегают. Когда подходит срок, ушлые владельцы быстренько переоформляют юридическое лицо и продолжают работу как другое ООО.

В заключение

Проблем предостаточно. И в том, что решать их необходимо как можно быстрее, никто не сомневается. Назрело! Ведь не исключено, что пока читаете эти строки, где-то очередная жертва лжехирургов, ничего не подозревая, ложится под скальпель.

…С одноклассницей Мариной удалось связаться через социальную сеть. Сейчас, на чужбине, она готовится к очередной операции по исправлению результата столичного пластического хирурга. Благо, средства у неё есть. Говорит, не собирается подавать на врача в суд. В клинике ей объяснили, что просто… попала под тот самый мизерный процент «неудачных операций» - стала заложницей ситуации, воли случая. Выяснять, так ли это на самом деле, у Марины нет ни сил, ни желания.

Сергей БАШКАТОВ
Имена и фамилии фигурантов уголовных дел изменены


Примерно 25 % случаев пластических вмешательств имеют незапланированные или негативные последствия. К наиболее тяжёлым относятся - постоперационное кровотечение, некроз от задетого нерва, попадание инфекции и заражение крови, анафилактический шок, кома.

***

Самой популярной пластической операцией в России является маммопластика. Следом идут коррекции носа (ринопластика), век (блефаропластика) и удаление излишков жировых отложений.

***

Специалисты утверждают: клиники, замешанные в громких скандалах, как правило, быстро меняют всю юридическую «окраску». «Рождается» вроде бы новое медучреждение, но всё с теми же чёрными пятнами в истории.


Из истории вопроса

От папируса и дальше

На протяжении всего существования медицины не было периода, когда бы не практиковались операции по реконструкции внешности человека.

В Египте уже во времена изобретения папируса (1600 до н.э.) врачи заботились об эстетических аспектах своих операций. Можно предположить, что в основу техники хирургических вмешательств, описанных в писчем материале, легли древние знания, что даёт нам ещё более раннюю дату - около 3000 лет до н.э.

Однако толчком для активного развития пластики послужили другие известные события. В середине 1920-х годов, после Первой мировой войны, в Европе появилось огромное множество изувеченных людей. Они не хотели мириться с недостатками и обращались к хирургам с просьбами улучшить не только функцию той или иной повреждённой части тела, но и её внешний вид. Эти доктора были пионерами в разработке сотен новаторских методов, включая пересадку тканей, микрососудов, техник для челюстно-лицевой хирургии и липэктомии. Одним из новаторов и основателей пластической и реконструктивной хирургии является известный армяно-американский хирург Вараздат Газандян.

Дальнейшее совершенствование техники пересадки кожи после второй мировой войны в 1950-е годы и новое качество анестезии (возможность проводить операции под местным обезболиванием) сделали пластические операции более безопасными и, следовательно, распространёнными.

В нашей стране данному направлению пришлось пройти нелёгкий путь. Минздрав России официально признал пластическую хирургию самостоятельной специальностью только в июле 2009 года. Однако история развития пластики у нас уже перешагнула вековую отметку. Ещё в 60-х годах XIX века профессором Юлием Шимановским был создан неоценимый по значимости труд «Операции на поверхности человеческого тела».

В 1936 году в СССР издана на русском языке переведённая с немецкого книга Эйтнера «Косметические операции». В 1930-м в Москве открылся стационар во главе с Надеждой Гилельс, где впервые в Советском Союзе начали регулярно проводить косметические пластические операции.

Узких специалистов на тот момент медицинские вузы не готовили, поэтому столь велика роль в подготовке кадров для советской пластической хирургии, которую сыграли выдающиеся врачи Анастас Лапчинский и Александр Литинский. Благодаря этим подвижникам от медицины в СССР появилось первое поколение хирургов-пластиков.

Ситуация начала меняться коренным образом лишь в 80-е годы XX века. В это время новое направление активно развивается на базе РОНЦ имени Н.Н. Блохина. Там впервые разработали методику реконструкции молочной железы после радикальной мастектомии.  

12.12.2019