Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Времени на раскачку не осталось

Проблема распространения экстремистских взглядов в молодёжной среде, вербовки в ряды запрещённых организаций - тема сегодняшнего разговора с экспертом в данной области: известным политологом, автором публикаций, посвящённых внутриполитическим процессам в России и странах СНГ, этнорелигиозным проблемам на постсоветском пространстве, Яной АМЕЛИНОЙ.

В революцию - от скуки

- Яна Александровна, исследуя проблему псевдоисламского экстремизма, вы натолкнулись на многочисленные факты вербовки молодёжи в ряды ИГ-ДАИШ (запрещено в России) через Интернет. Какие методики используют экстремисты, чтобы втянуть российских подростков в свои ряды?

- Вступающему в жизнь человеку показывают многочисленные ролики, в которых унижают и даже убивают мусульман, включая женщин и детей. Парня призывают встать на защиту обиженных, убивая угнетателей во имя «исламского государства», девушку - стать женой такого парня, «приходящей матерью» для тысяч мусульманских сирот.

В начальный период существования т. н. «Исламского государства», сразу после его провозглашения около двух лет назад, такие ролики оказывали серьёзное пропагандистское воздействие. Во всяком случае, многие выходцы с постсоветского пространства, оказавшиеся в «ИГ» (запрещено в России), ссылались именно на желание защитить единоверцев. Однако после начала операции российских военно-космических сил в Сирии и особенно после первых успехов, поддержанных ими сирийских правительственных войск привлекательность игиловской пропаганды стала неуклонно снижаться. Уменьшился и её объём. Масштабы распространения исламистских пропагандистских роликов, групп и так далее в социальных сетях сейчас уже значительно (условно говоря, на порядок) меньше, чем всего год назад. Безусловно, огромную роль в этом сыграла и жёсткая позиция контролирующих органов, массово «банивших» проигиловские сообщества и группы.

- Если исламскую молодёжь, «клюющую» на такие приманки, понять ещё можно, то чем «цепляют» лозунги исламистов других ребят? Почему вообще это возможно?

- Изучая этот вопрос, мы с коллегами из КГК обнаружили в виртуальных рядах исламистов, кроме молодых мусульман, чрезмерно увлечённых религией, но мало разбирающихся в ней, довольно большую группу неисламской молодёжи, в первую очередь - представителей славянских народов.

Это молодые люди, психика которых находится в пограничном состоянии. Им мучительно скучно в реальности, где они, скорее, неудачники - отсюда многочисленные репосты «глубокомысленных» статусов про недоступных им девушек, про «крутых пацанов», которые «горой за своих», про бессмысленность и пустоту жизни, в которой им «ничего не светит». Эти вчерашние школьники настолько запутались в своих политических предпочтениях, что, публикуя исламистские лозунги, забывали или не считали нужным стереть репосты из сообществ «Антимайдан», «Военный Донецк» и тому подобных, ранее заполнявших их страницы в соцсетях. Тогда эти 20-летние пареньки называли себя «донецкими сепаратистами» и писали, что едут на войну в Новороссию (конечно, если это не была пустая бравада, как и грустные сообщения о несчастной любви) - год назад они же спрашивали в тематических группах, как попасть в «ИГ» (запрещено в России). Сейчас, спустя ещё год, многих больше не волнует ни то, ни другое - их странички, как и ранее, заполнены контентом, характерным для членов депрессивных подростковых групп.

Молодёжь, что естественно в этом возрасте, жаждет подвига, и государство обязано обеспечить ей сферу приложения усилий. Ради общего блага, ради защиты национальных интересов, укрепления государственности и стабильности. Большая часть интересующихся «ИГ» (запрещено в России) - молодёжь цветущего возраста, родившаяся и выросшая в условиях не просто отсутствия государственной идеологии, но фактически конституционного запрета на неё, падения уровня образования, слома социальных лифтов и отсутствия жизненных перспектив. Нет знаний, работы, денег, семьи, самореализации, а главное, подвига - остаётся бессмысленное (вернее, откровенно вредное) сидение в Интернете с единственной целью: чем-то себя занять.

В обнимку со смертью

- В вербовочной работе часто проскальзывают суицидальные мотивы, романтизация смерти. Как могут молодые люди, у которых вся жизнь впереди, «клевать» на подобную чушь?

- Проблема в том, что это не чушь - вернее, не совсем чушь. Как мы уже говорили, молодёжь ищет подвигов и славы, а наше унылое время предлагает ей даже не «учиться, учиться и учиться», а «зарабатывать, зарабатывать и зарабатывать», чтобы потом бесконечно потреблять. Иначе ты вроде как не совсем человек, а просто «лузер», выражаясь на этом отвратительном современном новоязе. Вот только возможности зарабатывать далеко не одинаковы, как и доходы. Всё это влияет на молодёжь в куда большей степени, чем многим кажется.

Подозреваю, что основная масса читателей вашего издания крайне редко открывает гламурные журналы, формирующие (а судя по их тиражам, это действительно происходит) самосознание современной девушки и молодой женщины. Так вот, если в девяностые и двухтысячные основное содержание этой «глянцевой гнили» составляли советы и рассуждения о том, как строить отношения с мужчиной, то последние несколько лет вектор направлен совершенно в другую сторону.

Вариантов, собственно, два. Первый: мужчина - это «забавное животное», которое можно завести, а можно и не заводить (о детях, как правило, речи вообще не идёт), потому что проблем от него больше, чем удовольствия. Второй, проповедуемый сейчас с удвоенной силой: женщине гораздо лучше вовсе без мужчины, потому что она - самодостаточная личность и не должна терпеть претензии этого самого «лузера» или вышеупомянутой «зверушки». Молодым мужчинам, в свою очередь, твердят, что все женщины - жадные и ограниченные существа, интересующиеся исключительно содержимым их кошельков, и жену с успехом можно заменить домработницей и проституткой. Ни о какой любви в подобной ситуации речи, понятно, идти не может.

Что же получается? Подвига нет и быть не может, любви нет и быть не может. Так что это за жизнь такая? Зачем за неё держаться? Заметим, что «ИГ» (запрещено в России) предлагает молодёжи комплексное решение проблем: тут тебе и «подвиг», и «любовь», как говорится, в одном флаконе.

Впрочем, смотреть надо ещё глубже. И призывы к суициду, и вербовка в «ИГ» (запрещено в России) - лишь актуальные направления (возможно, далеко не все) одной общей социальной технологии управления деструктивным поведением молодёжи, проходящей сейчас «обкатку» в социальных сетях. В зависимости от темперамента, интересов и тому подобного кукловоды склоняют молодых людей или убивать, или умирать самим. Причём в нужный момент обе линии могут сомкнуться - феномен террористов-смертников появился далеко не вчера. Опасность происходящего в том, что новое поколение «живых бомб» может практически не быть мотивировано идеологически. Это серьёзно затруднит профилактику подобных терактов. Сейчас как «исламисты», так и «суицидальники» часто ставят на аватары символы радикального исламизма или фотографии «геройств» «ИГ» (запрещено в России), что свидетельствует как минимум об идейном родстве, а скорее - об определённой координации между администраторами и вдохновителями этих групп.

Битва за умы

- И что могут сделать органы власти, правоохранительная система, лидеры религиозных конфессий, родители, наконец, чтобы остановить эту ползущую угрозу?

- Первое и главное - это полное исключение сетевой анонимности. Законопослушному гражданину скрывать нечего, а необходимость регистрации в Интернете и конкретно - в социальных сетях, например, по паспорту сразу остудит многие горячие головы. И уж точно серьёзно затруднит преступникам реализацию их замыслов. Социальные сети, задуманные как средство общения между людьми, к сожалению, во многом превратились в площадки для обливания грязью, троллинга, оскорблений, распространения дезинформации, вербовки в «ИГ» (запрещено в России) и прочие радикально-исламистские структуры и, наконец - в конвейер по доведению детей до самоубийства. Как можно защищать анонимность, если она явно бьёт по российским национальным интересам? Назрел и вопрос о введении возрастных ограничений (например, по получении паспорта, то есть с 14 лет) для регистрации в социальных сетях. До этого возраста доступ детей в соцсети, которые лишают их живого общения со сверстниками и формируют совершенно ненормальные, деструктивные стереотипы поведения, на мой взгляд, должен быть запрещён.

Многие, причём далеко не только откровенные либералы, уверяют, что запретительные меры якобы ничего не дадут. Разумеется, это не так. Другое дело, что они должны идти рука об руку с разъяснительными мерами и, самое главное, с предложением идеологической альтернативы. Государство и общество проигрывают в битве за умы именно потому, что им нечего противопоставить деструктивной идеологии, прежде всего, на идейном уровне. Противостоять псевдорелигиозной идеологии может лишь… религиозная идеология. Пока, на мой взгляд, ни традиционный российский ислам, ни Русская православная церковь не справляются с этой ролью - они кажутся молодёжи чрезмерно формализованными и заорганизованными. Духовным, религиозным лидерам основных конфессий необходимо как можно скорее навёрстывать упущенное время и возможности. Тем более, что светское общество не может предложить ничего конкурентоспособного - не считать же прорывными идеи «потребления ради потребления» и, тем более, «развития нанотехнологий»? Остаётся уповать на традиционную семью, которую необходимо всячески укреплять. Это должно стать едва ли не главной задачей государства, обладающего инстинктом самосохранения. Однако скорость идущих в мире глобальных процессов не оставляет нам времени на «раскачку».

Беседу вёл Роман Илющенко, религиовед
Фото из архива Яны АМЕЛИНОЙ

29.06.2016