Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Следствие вела за троих

Это сегодня женщина-следователь никого не удивляет. А лет сорок назад профессия считалась сугубо мужской. Когда вдруг должность занимала представительница прекрасного пола, к даме было приковано внимание коллег и руководства. Тем более если она с головой погружалась в работу.

А в милиции интереснее

Девчонка из многодетной семьи Светлана Комарова вместе с мамой и братьями-сёстрами перебралась в город Заозёрный из Камска в возрасте 11 лет. Незадолго до этого папу Светланы убили. Довольно банальная история - из-за денег. Отобрали отпускные, которые отец восьмерых детей нёс домой. На свою беду мужчина узнал похитителей, ими оказались рабочие строительной компании, где он был старшим прорабом. Большая семья осталась без кормильца.

Матери предлагали пристроить ребятишек в детский дом, но она отвергла такие советы. Вырастила всех. Одна.

В школе Светлана была секретарём комсомольской организации. Получив диплом, мечтала стать учителем младших классов, но решила пока не идти дальше получать образование, а работать, чтобы помочь маме поднять младших сестрёнок.

А тут - случайная встреча в райкоме комсомола с начальником их местного Рыбинского РОВД подполковником милиции Георгием Недорезовым. Он узнал ответственную вчерашнюю активистку-школьницу и спросил о дальнейших планах. Девушка сказала, что пока с поступлением повременит, хочет поработать на швейной фабрике.

Начальник подразделения пригласил на работу секретарём и обещал, что в милиции ей будет интереснее! Она согласилась, по-юношески недолго раздумывая.

Не за швейной машинкой

- Шёл 1967 год, - вспоминает Светлана Комарова. - В РОВД в то время служили почти одни ветераны Великой Отечественной. Из 70-ти сотрудников - только пятеро молодых.

В обязанности новоиспечённого секретаря входили делопроизводство и печатание документов.

- На машинке набирались только очень серьёзные бумаги. Всё остальное писали от руки. Даже обвинительное заключение, - рассказывает ветеран.

Через два года Светлана поступила в Новосибирскую среднюю школу милиции на заочную форму обучения и стала инспектором детской комнаты милиции. В свои 20 лет воспитывала мам, пап и детишек. И при этом по старой дружбе продолжала помогать следователям и участковым с документами.

Работе в детской комнате посвятила семь лет жизни. За это время окончила среднюю школу милиции и поступила в высшую. В тот момент руководитель подразделения предложил Светлане перейти в следствие. В этой службе трудились молодые специалисты, приехавшие по распределению из европейской части страны. Отработав необходимое время, старались вернуться домой. Но профессиональную планку держали высокую. Следствие считалось элитой правоохранительных органов.

Такие дела…

- Поначалу сомневалась: контингент совсем не тот - это уже преступники, а не дети или их нерадивые родители. Смогу ли взять на себя ответственность за ограничение человека в свободе? Вот только начальник вызвал меня и сказал, что приказ о моём переводе уже подписан, хватит раздумывать, - вспоминает Светлана Комарова.

Так она перешла на новую службу. В первый же рабочий день получила в производство 12 уголовных дел. Погрузилась в работу, не позволяя себе лишний раз поболтать с коллегами или выпить чашку чая. Сослуживцы по детской комнате не понимали такого рвения - мол, совсем зазналась, когда стала следователем.

Вскоре на её столе оказались материалы по изнасилованию, где фигурантами выступали несовершеннолетние. Жертвой подростков была взрослая женщина. Один из преступников оказался бывшим подопечным Светланы - работая инспектором, она как-то раз оставила его вместе с братом ночевать у себя дома.

- Они были тогда ещё совсем детьми. Отец ребят крепко выпил, его забрали в вытрезвитель. А мальчишек куда? Привела их домой, заставила помыться, переодеться, накормила, уложила спать. Утром они не хотели ехать домой, - вспоминает Светлана Комарова.

Вину в совершении особо тяжкого преступления ребята признали. Многих подследственных было жалко. Порой Светлана тайком от мужа приносила заключённым одежду супруга.

Комарова работала настолько увлечённо и ответственно, что руководство ходатайствовало о присвоении ей звания капитана «сверх потолка». Затем был перевод на должность старшего следователя. А в 1980 году её назначили начальником следственного отдела.

Лагерная поэзия

В то время в Рыбинский РОВД входил поселковый отдел милиции населённого пункта Бородино. Тогда он ещё не носил статус города. В этих местах не было как такового местного населения. Лишь приезжие да ссыльные, в основном осуждённые по политическим статьям.

- В разговоре с этими людьми я чувствовала обиду, боль, горечь за предъявленные обвинения и разрушенные судьбы, - рассказывает Комарова. - Не у всех получалось спокойно и с достоинством переносить ссылку. А вот поэт-диссидент Игорь Губерман держался с честью. Супруга, как декабристка, последовала за ним в Сибирь. Он был дружелюбным, спиртным не злоупотреблял, работал, вёл себя очень интеллигентно. Однажды начальник спецкомендатуры Владимир Луцишин, очень мягкий и добрый человек, отпустил Губермана в Москву. На три дня. Тот обещал вернуться без опозданий. И руководитель поверил, пошёл навстречу. Губерман вернулся в назначенный день, не подвёл. Но поскольку в Москве поэта встречало много людей, об этой поездке стало известно высшему руководству. Началось служебное расследование, проверки. К сожалению, Владимира Ивановича сняли с занимаемой должности.

И ещё один случай запомнился Светлане Григорьевне из бородинской практики. Просматривая дело одной из подследственных, она обратила внимание, что та тоже в своё время осуждена по 58-й, политической статье.

- За что вас? - поинтересовалась Комарова.

- За любовь, - ответила женщина.

Оказалось, во время войны её жених перешёл на сторону фашистов. А она не смогла его разлюбить и оставить. После суда парня расстреляли. А невесту отправили отбывать заключение в Норильск на 10 лет. Возвращаться на родину не разрешили, вот и приехала жить в Бородино. Семьи у неё так и не сложилось, всю жизнь она продолжала любить своего жениха. Пусть и недостойного. Но… это уже не нам решать.

Сколько судеб видела следователь за время работы…

Спустя девять лет последовало назначение заместителем начальника милиции Рыбинского РОВД. В районе впервые женщина получила такой пост.

Девяностые годы многое изменили. Появились наркотики, рэкет. Преступники стали дерзкими. Количество раскрытых преступлений снижалось. Многие опытные сотрудники уходили на пенсию. Из-за того, что зарплату выплачивали не вовремя, увольнялась и молодёжь. Порой выехать на место преступления милиционеры не могли - не было бензина.

Первопроходец и… лучшая мама

В то сложное время Светлану Комарову назначили старшим следователем по особо важным делам красноярского главка с дислокацией в Рыбинском РОВД. Под контролем пять районов: Рыбинский, Ирбейский, Саянский, Агинский, Уярский и город Бородино. Много жути пришлось увидеть, узнать, как низок и мерзок может быть человек. И как страшно завершение судеб таких людей независимо от людского суда и вынесенного приговора.

В 1998 году Светлана Григорьевна ушла на пенсию. Но отдыхать, естественно, не захотела - проработала начальником Регистрационной палаты в городе Бородино ещё 15 лет.

Сложная прежде всего в эмоциональном плане работа не отразилась на восприятии мира Светланы Комаровой. Подполковник милиции в отставке любит хорошую литературу, обожает выращивать на участке возле дома цветы, она не разочаровалась в жизни и людях, считает себя человеком верующим. А её муж и дочь уверены, что она - лучшая жена и мама.

Оксана СЕРЕНКОВА
Фото автора
и из личного архива
Светланы Комаровой
Красноярский край

29.11.2019