Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Пропуск... в плен и на Парад Победы

Начальник информационно-аналитического отдела Главного следственного управления ГУ МВД России по Воронежской области полковник юстиции Анатолий Ионкин собирает редкие значки и нагрудные знаки периода Великой Отечественной войны и послевоенных лет. Но есть в его коллекции и другие экспонаты - чудом сохранившиеся свидетельства тех далёких дней…

Вернувшись с войны, дед супруги Анатолия привёз из Германии трофейные корабельные часы английского производства, которые благополучно отсчитывают мгновения до сих пор - сегодня это одна из главных реликвий семьи Ионкиных.

- А то, что вы видите сейчас, - это в какой-то мере дань памяти Василию Андреевичу и всем фронтовикам - погибшим и живым, - говорит Анатолий Анатольевич, доставая из сейфа пухлый альбом.

Коллекционеры - люди своеобразные. Они никогда не рассказывают истории приобретения своих экспонатов, окутывая их ореолом особой таинственности. Ну и ладно, для зрителей главное - посмотреть, подержать в руках, ощутить связь времён. Эту связь как раз и удалось прочувствовать Ионкину. За несколько лет он смог собрать более сотни подлинных документов Великой Отечественной - справок, благодарностей, похоронок. Большую часть коллекции составляют фашистские «агитки» - листовки и обращения к советским воинам. Когда-то министр пропаганды гитлеровской Германии Йозеф Геббельс считал, что пропагандистская война ничуть не менее важна, чем столкновение войск на поле боя. И придерживался этого постулата, неуклонно воплощая его в жизнь.

Берём наугад несколько листовок: «Бойцы! Командиры! Сталин и его приспешники в интересах интернационального капитала гонят вас на верную смерть. Гонят, в то время как в освобождённых от большевизма областях строится новая жизнь без каторжных колхозов, без… потогонной стахановщины и социалистических соревнований. Решайтесь: хотите умереть или жить? С пленными мы обращаемся хорошо. С перешедшими на нашу сторону - по новому приказу Гитлера - обращение ещё лучше: они получают особые удостоверения, обеспечивающие им лучшее питание и ряд других льгот». И приписка: «Этот пропуск действителен для неограниченного числа воинов и командиров Красной армии… Этот пропуск действителен до конца войны... Переходить на сторону германских войск можно и без пропуска. Достаточно крикнуть: «Штыки в землю!»

А вот более «адресное» обращение, свидетельствующее о том, что враг знал о положении дел в конкретном соединении Красной армии: «Бойцы 286-й С.Д. (стрелковой дивизии. - Прим. ред.) полковника Царинова! Почему вы голодаете? Вы ведь тоже можете жить хорошо, как ваши товарищи, которые перешли к нам. На этом снимке (к листовке прилагается фото. - Прим. ред.) вы видите, как они питаются и как они прекрасно выглядят. Ваш полковник Лучников, которого вы хорошо знаете, рассказывает вам всевозможные басни по поводу вашего плохого питания. Не верьте ни одному его слову: так как все штабники, а также сапёры, находящиеся в тылу, питаются хорошо. Только вы, находящиеся непосредственно на передовой, питаетесь впроголодь и уже давно не наедались досыта. Мы об этом знаем от ваших товарищей, нашедших дорогу к нам. Кончайте с этим невыносимым пребыванием в окопах и переходите к немцам. Эта листовка действительна как пропуск».

- А вот совсем другое. - Анатолий выкладывает на стол ещё одну агитку. - Тут немцы надёргали цитат из произведений Ленина, написанных им по поводу Первой мировой войны: «Мы требуем немедленно прекратить войну с немецким народом. Немецкие солдаты - такие же рабочие и крестьяне, как и мы; у нас против них нет вражды. Наши общие враги - капиталисты всех стран»... Далее - несколько подобных цитат и вывод:

«...Братайтесь с немецкими солдатами!» - Моя мечта, - рассказывает Анатолий, - отыскать листовки советского производства, которые наши лётчики разбрасывали над вражескими окопами. Интересно сравнить, как действовали гитлеровские и сталинские пропагандисты. Но именно наши листовки - большая редкость. На их след я пока не напал.

В «немецкой» коллекции Ионкина имеются номера и нашивки для советских граждан, угнанных на работу в Германию, и тех, кто был мобилизован захватчиками для строительства укреплений на оккупированной территории нашей страны...

Среди советских документов военных лет тоже немало любопытных экспонатов: есть справка от 10 сентября 1943 года о снятии судимости со старшины 35-го стрелкового полка 30-й стрелковой дивизии Георгия Уманца, воевавшего на Воронежском фронте. Будущий бравый вояка был осуждён в 1937 году по приговору Хабаровского крайсуда за кражу. Спустя шесть лет за проявленное в боях мужество судимость с него была снята.

Вот ещё одна справка, рукописная, с печатью школы особого назначения украинского штаба партизанского движения, датированная 12 мая 1944 года, которая является временным удостоверением старшего сержанта Ивана Карасёва. Это документ об окончании диверсионной школы для работы в тылу врага.

Любопытно читать предписание, выданное отделом контрразведки «СМЕРШ» гвардии капитану Константину Иденко о назначении на новую должность. Начальник отдела контрразведки «СМЕРШ» 70-й армии полковник Насыров закончил документ не совсем обычной директивой: «О прибытии и принятии дел донесите мне». Не «доложите», а именно «донесите». Слово это в те годы употреблялось очень часто...

А вот две благодарности, выданные супругам Логунковым: жене, трудившейся в тылу, как «гвардейцу весеннего сева» (датированная 31 мая 1943 года), а мужу - лично приказом Сталина № 372 от 23 августа 1945 года - за боевые действия с «японцами на Дальнем Востоке».

И снова фотография военных лет: некий Николай Быков глядит на нас настороженно, даже с опаской. Ещё бы - он «штрафник», воевал в 76-м отдельном штрафном батальоне Южного фронта. А на основании приказа, который я держу в руках, в 1942 году Быков по ранению освобождён и восстановлен во всех правах и воинском звании - интендант III ранга.

И ещё редкий экспонат - пропуск № 06577 на имя «тов. Щербакова В. В.» - для входа на Красную площадь в день Парада войск Красной армии 24 июня 1945 года.

До Парада Победы, куда был приглашён товарищ Щербаков, дожили не все. А с каждым годом фронтовиков остаётся всё меньше: ещё десяток лет - и их поколение уйдёт совсем. И тогда историю той войны люди смогут изучать только по таким вот редким документам, которые собирает Анатолий Ионкин.

И если долг любого сотрудника органов внутренних дел - бороться за справедливость, то полковник юстиции Ионкин внёс ещё и солидный вклад в борьбу за историческую справедливость, в изучение истории нашей страны.

Леонид ШИФРИН 
Фото Андрея АРХИПОВА 
Воронежская область

01.12.2016

партнёры