Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Не расплескать удивительный дар

Её голос и особую доверительную интонацию не спутаешь ни с кем. И если поначалу она заводила публику «Летом пьяным», то чуть позже репертуар пополнился тонкой лирикой - «Приходите в мой дом», романсами. Тогда же появились песни, которые у других артистов прозвучали бы, скорее всего, искусственно - «Андреевский флаг», «Это Крым», «Офицеры России», «Северный ветер». Но только не в её исполнении - искреннем, душевном, органичном! В гостях у редакции - певица Вика ЦЫГАНОВА.

- Виктория, как я понимаю, вы сейчас находитесь на очередном творческом витке: звучание новых композиций в корне изменилось…

- Да, мы с мужем работаем над большим проектом «Россия», включающем не только музыку, но и скульптуру, живопись, различные выставки, творческие акции. В какой-то момент пришли к мысли, что пора менять звучание наших песен. Стали искать, переслушали массу исполнителей и поймали себя на мысли, что постоянно возвращаемся к последним альбомам Адриано Челентано - так они здорово сделаны, что ни трек, то отдельный мини-спектакль.

Надо сказать, уже несколько лет я сотрудничаю с саундпродюсером Вадимом Голицыным. Он два десятилетия работает в Италии, у него много престижных премий, включая два золота Сан-Ремо. Так вот, Вадим и рассказал, что всю музыку для нынешних альбомов Челентано делает маэстро Фио Дзанотти, выдающийся музыкант, композитор, дирижёр, аранжировщик и звукорежиссёр, на счету которого 12 платиновых дисков. И я поняла: хочу с ним работать.

- Вот так всё просто - захотела и сделала?

- Конечно, не просто! Сначала мы с мужем отправили маэстро свои песни, затем встретились с ним в Италии. Фио сказал, что ничего не понимает в славянской этнике, но то, как я её пою, ему очень нравится, особенно мелодика и произношение всех этих непонятных ему звуков. И он не прочь придать моим композициям фирменное итальянское звучание.

Но когда дело дошло до подписания контракта, стало понятно - мы не потянем финансовую сторону, спонсоров у нас нет, а объявленную сумму так сразу не заработать… Вадим очень расстроился. А я не сомневалась в успехе. Ведь на эту поездку меня благословил старец отец Илий! Предложила рассказать о батюшке Дзанотти, но муж усомнился, что итальянец поймёт и проникнется нашей историей.

В этот момент маэстро, наблюдавший за нашим разговором, спросил Голицына: «О ком они сейчас говорили? У меня зашевелились волосы и по телу пробежало электричество…» Ему перевели. Тогда он сказал: «Я буду с вами работать. И хочу увидеть Россию и этого старца».

Дзанотти научил меня и музыкантов моей группы совсем другому отношению к звуку в студии, на сцене. Помог так отстроить аппаратуру, что сегодня на любой площадке - в клубе или на стадионе, играем с «фирменным» саундом, о котором прежде можно было только мечтать. Да что говорить, приходите на мои концерты - всё сами услышите, увидите и поймёте. Я безмерно благодарна маэстро!

- Вы сказали, что ваш новый проект - это не только музыка.

- Совершенно верно. Скажем, мой муж давно задумал и наконец сделал эскиз памятника Игорю Талькову, замечательному певцу. Так вот, эта работа Вадима очень понравилась народному художнику России Салавату Щербакову, который согласился изваять скульптуру. Надеемся, в скором времени на Чистых прудах, которые Игорь так трогательно воспел, появится памятник трагически погибшему музыканту.

Весной в Санкт-Петербурге в Русском музее, а если точнее - в Михайловском замке, мы провели выставку картин великого путешественника Фёдора Конюхова. И тоже в рамках проекта «Россия». Жаль, на вернисаже автор живописных работ не смог присутствовать лично - он совершал одиночное кругосветное плавание на вёсельной лодке. На пути к мысу Горн попал в сильнейший шторм, волны там достигали 12 метров, лодка перевернулась и серьёзно пострадала… Но в день открытия экспозиции Фёдор смог выйти на связь по спутниковому телефону и сказал, что очень рад выставлять свои произведения в Русском музее, который во время учёбы в Ленинграде часто посещал.

- В вашем творчестве, как и в человеческой жизни, соседствуют разгульная лихость, любовь, трагизм и особое, я бы сказал, трепетное отношение к своей стране, её истории. Как сегодня народ встречает?

- Мне грех жаловаться - замечательно! Понимаете, люди очень тонко чувствуют и благодарно принимают, когда ты с ними честен и выкладываешься по полной. А у нас коллектив работает только вживую, мы постоянно репетируем, поддерживаем форму, добиваемся качественного саунда. Это при том, что музыканты в группе подобрались прекрасные, настоящие виртуозы.

В своё время был забавный случай. Маэстро Дзанотти для песни «Лето красное» написал потрясающее и очень сложное инструментальное соло. Отдавая ноты баянисту, он сказал: «Ну, может быть, за месяц ты это выучишь!» А Андрюша, пока шла настройка инструментов в студии, удалился и через 15 минут сыграл это соло! Как говорится, знай наших!

Публика очень хорошо встречает те перемены, которые произошли в музыке благодаря маэстро. Я прекрасно вижу в зале людей, которые любили меня и мои песни все эти три десятка лет, привыкли ко мне прежней. Когда предлагаю послушать новое, они настораживаются. Но при первых же звуках включаются, подпевают и пританцовывают, а потом - шквал эмоций, аплодисментов! Значит, наш эксперимент удался, всё работает! И это настоящее счастье.

- Жанр патриотической песни сложен тем, что в нём очень просто скатиться в пошлость и конъюнктуру. Как удаётся всё это время поддерживать такой накал искренности?

- Во-первых, помогает профессионализм, актёрский опыт, соответствующее образование. Но гораздо важней, на мой взгляд, другое. Ведь сегодня очень многие замечательно поют и играют на сцене. Но мы им не верим.

Сейчас уходит плеяда старых артистов, которых любили безгранично. В чём их секрет? Это что-то внутреннее, сокровенное. Наверное, с талантом такого рода надо родиться, а потом всю жизнь работать над собой, чтобы не расплескать этот удивительный дар.

Сохранить это божье в себе очень трудно, это всегда внутренняя борьба - с амбициями, слабостями, ленью. И очень велик соблазн привлечь на свою сторону демоническое, от чего меня ещё 30 лет назад предостерёг прекрасный поэт Леонид Дербенёв. Вот и стараюсь каждодневно поддерживать профессионализм и преодолевать себя.

Уверена, многое идёт из семьи. У меня все музыкальны - мама, сестра, дедушки, бабушки. А отец вообще был необыкновенно одарённым, творческим и разносторонним человеком: играл на фортепиано и гитаре в джазовом коллективе, прекрасно рисовал. Ещё у него было обострённое чувство справедливости. Он из семьи староверов, человек глубоко верующий, на флоте оказался по настоянию моего деда-фронтовика, которого не посмел ослушаться. А ведь папу брали в Ленинградскую академию художеств - без экзаменов…

Кстати, по маминой линии во мне течёт донская казачья кровь. Теперь вы понимаете, в кого я такая?

У нас в России никогда не было лёгких времён. И сейчас люди живут очень непросто. Знаю, что мои песни дают им веру, надежу и волю преодолевать неминуемые трудности, помогают не впадать в тяжкий грех уныния.

И я буду петь для них, покуда хватит сил.

Беседу вёл Владимир МАКАРОВ
Фото Анны СОЛОВЬЁВОЙ


Визитная карточка

Виктория Цыганова (Жукова) родилась в Хабаровске в семье флотского офицера. Окончила Дальневосточный институт искусств по специальности «актриса театра и кино», занималась вокалом на кафедре оперного пения того же вуза. Играла в Камерном еврейском музыкальном театре, Ивановском областном театре драмы и Молодёжном музыкальном театре Магаданской филармонии, была солисткой группы «Море».

Сольную карьеру начала в 1990 году одновременно с возникновением творческого, а позже и семейного союза с поэтом, продюсером и дизайнером Вадимом Цыгановым. Участница многих благотворительных акций в поддержку российских воинов в горячих точках, сирот, инвалидов, матерей погибших военнослужащих и полицейских. В дискографии певицы около 30 альбомов.

08.11.2019