Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Родной чужой

Следователь из Самарской области стал донором стволовых клеток для пациента, страдающего лейкозом.

В 2013 году курсантам Нижегородской академии МВД России, в которой учился будущий сотрудник УМВД России по городу Тольятти Леонид Ступалов, предложили поучаствовать в выездной акции Кировского института гематологии и переливания крови. Всё, что нужно было сделать, - прийти в лабораторию и сдать плазму. Будущих офицеров включили в Единый всероссийский регистр доноров костного мозга.

- Звонок от сотрудников Кировского института раздался в феврале этого года, - вспоминает следователь отдела по расследованию преступлений лейтенант юстиции Леонид Ступалов. - Мне сообщили, что я могу помочь маленькому мальчику, страдающему лейкозом. Пациент лечился в Санкт-Петербурге. Врачи объяснили, что разыскать родственных доноров не удалось. Мои стволовые клетки - это единственный шанс спасти мальчика.

В первую очередь потенциального донора ищут среди ближайших родственников пациента. Вероятность того, что родные братья или сёстры могут друг для друга предоставить трансплантат, составляет 25 %. Если родственного потенциального донора нет, обращаются к Международной базе данных потенциальных неродственных доноров. В ней содержатся параметры тканевого типирования 20 млн человек со всего мира.

80 % всех пациентов имеют хотя бы одного потенциального донора. В 1991 году находился донор только для 41 % страдающих смертельным недугом. Процент постоянно растёт, поскольку во многих странах программу неродственного донорства поддерживают и государство, и общественные организации. В России государство составлением регистра доноров не занимается. Потенциальный донор не всегда становится реальным. За ним остаётся право выбора - пойти на болезненную процедуру или нет.

Минус 10 минут, минус 15 часов, минус сутки... В жизни больного раком крови идёт обратный отсчёт времени. Следователь Ступалов понимал: от его решения зависит жизнь маленького человека, который находится за 1800 километров. Кто его родители, как зовут мальчика - для полицейского было неважно. Стать донором он согласился сразу и приехал в Киров.

Трансплантация прошла успешно. Ребёнка спасли несколько прозрачных пакетиков - клетки костного мозга следователя из Самары. В точку назначения жизненно важный материал доставил курьер.

На службе о поступке 24-летнего Леонида никто не знал. Отзывчивый молодой коллега, всегда готовый подменить на суточном дежурстве, помочь в расследовании запутанного дела, о перенесённой сложной процедуре скромно молчал.

Леонид выбрал профессию отца. Старший Ступалов, капитан милиции в отставке, служил в дежурной части тольяттинского УВД. Одним из первых милиционер приходил на помощь, если в ней действительно нуждались. Стремление помогать перенял сын.

В ближайшие два года у Леонида и ребёнка нет возможности узнать друг друга. Анонимность, предусмотренная законом, защищает донора от возможных притязаний пациента или его родственников в случае, если понадобится повторная трансплантация. Но по истечении срока донор и реципиент могут увидеться. И такие встречи в случае согласия обеих сторон врачи устраивают регулярно.

- Конечно же, хочу встретиться с человеком, которому помог, - делится следователь из Самарской области. - Врачи говорят: мы наверняка похожи внешне. Мечтаю, что у нас получится дружить.

После визита в Киров прошёл месяц. Леонид Ступалов по-прежнему расследует преступления, выезжает на места происшествий, если нужно - подставляет надёжное плечо коллегам. Только теперь он иначе оценивает происходящие вокруг события. Познав суть жертвенной любви, любви к ближнему, Ступалов живёт в ожидании встречи с родным чужим человечком, похожим на него.

Татьяна ГЕРМАН
Фото автора
Самарская область

09.08.2017

партнёры