Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Любовь, семья и верность

Романтические истории бывают короткими и яркими, как вспышка, трепетными и непродолжительными, как пламя свечи на ветру. Мы же расскажем про любовь, которая перерастает в крепкую семью и взаимную преданность.

Не все счастливые истории начинаются радужно. Чаще всего счастье приходится заслужить. Для этого надо пожертвовать комфортом или проявить мужество, смириться с обстоятельствами или, наоборот, решиться на радикальные перемены.

Шесть лет назад Сергей Шараухов не смог пройти мимо детской беды. Тогда он не рассчитывал, что за это жизнь его вознаградит счастьем. Обычным, семейным.

Максим и Дима жили в одном из сёл Алтайского края, в избушке, приобретённой на материнский капитал. Непутёвая мать частенько оставляла маленьких сыновей одних. В очередной загул соседка, увидев мелькающие головы детишек в избе, позвонила в полицию. На вызов приехала группа, в составе которой был прапорщик полиции Сергей Шараухов.

- Когда зашли в дом, сердце сжалось, - вспоминает Сергей.

На тот момент он работал в конвойной службе. Полицейский прошёл армию, потом служил в батальоне патрульно-постовой службы, в сводном отряде ППС «Тигр» и ОМОНе. За плечами Шараухова четыре служебные командировки на Северный Кавказ.

За эти годы Сергей повидал многое, но такую картину впервые. В жутко холодном домишке было выбито стекло. Трёхлетний Максим затыкал отверстие вещами, чтоб не дуло. В доме ни подушек, ни штор. На столе лежала буханка хлеба - единственное из съестного, что оставила мать. Максим экономил булку, так как не знал, сколько придётся сидеть одним. Мальчик давал её погрызть двухлетнему брату, после чего убирал. Кроме хлеба в доме были бутылка керосина и спички. Вот такой странный набор оставила мать. Детский горшок переполнился, и братья не могли сходить в туалет. Грязные, немытые, замёрзшие мальчуганы. Максим завернул Диму в матрасы, пытаясь согреть. У меня в голове пронеслось: «Заберу их», а вслух спросил: «Поедете ко мне, мальчишки?»

Детишек отвезли в больницу обследовать, отмыть и, конечно, накормить. От грязи ножки были похожи на ржавые трубы. Шесть дней они просидели одни в холодном доме. Сергей тут же позвонил жене. Наутро супруги поехали навестить мальчишек, набрав фруктов и игрушек.

- Придя домой, муж места не находил, - вспоминает Елена. - Мальчишки перед глазами стояли, как признался потом. То молчит, погружённый в свои мысли, то повторяет: «Давай их заберём, Лен!» Это уже и не обсуждалось. 

Тогда они как раз продали машину. На вырученные деньги накупили ребятишкам одежды - и летней, и тёплой. Начали собирать документы на опекунство, продолжая навещать Максима и Диму в больнице. Намоталась по кабинетам Лена на руках с годовалым Серёжкой - сыном Сергея и Лены.

Они познакомились в 2007 году, когда у обоих за плечами уже было по неудавшемуся браку.

- Я уже не верила в любовь, воспитывала одна трёх дочек, полагая, что с детьми устроить личную жизнь нереально. Да и Серёжа младше меня. Думала, что ничего серьёзного не выйдет. А когда он позвал на свидание, бегом побежала, - с улыбкой вспоминает Лена.

С той поры не расставались. Дочери Лены сразу же приняли Сергея. Катерина и Ксения взрослые были, а Маше только исполнилось три годика. В 2008 году влюблённые поженились, купили участок, начали строить дом.

Сергей безумно хотел сына. Когда на УЗИ увидел, что будет мальчик, заплакал. Роды у Лены были трудными, поэтому жену Сергей застал в реанимации под капельницами. Но его пропустили к ней. Как вспоминает Лена: «Стоит, держит букет, а у самого слёзы. Несколько дней подряд как придёт - молчит, не налюбуется на сына». С рождением Серёжи Сергей бросил курить.

Кровная мать Максима и Димы пришла в больницу спустя три недели, подписала отказ. Дети кинулись ей в ноги, вцепились в руки. Врачи силой оттаскивали. А у матери безучастное выражение лица. Больше её не видели.

Братьев выписали в день рождения Сергея. Мальчишки, хоть и подлечились, выглядели жалко. Дети страдали рахитом: живот большой, а ноги словно вывернуты. Предстояло долгое лечение и усиленное питание.

Новоиспечённых родителей Максим и Дима ещё в больнице стали называть мамой и папой. Первое впечатление от нового дома мальчишки помнят до сих пор. Когда ложились в чистую постель, в кроватки, тщетно пытались выговорить слова с буквой «р»: «Ой, мамочка, как холосо! Дома такая холодлыга была и глязно очень!»

Родители учили детишек не чавкать за столом. Сначала малыши наесться не могли, норовили покушать впрок. Банан братья кусали с кожурой: его, как и многие фрукты, никогда не пробовали. Не видели дети и каруселей, и воздушных шаров. Маша учит братиков рисовать и писать. Когда она была маленькой, они с мамой развешивали на стенах буквы, чтобы лучше запоминать. Сейчас тем же способом Маша разучивает алфавит с мальчиками.

В три года Максим рассуждает как взрослый: «Я буду как наш папа - полицейским. У меня будет большая семья, дом, и я никогда не брошу детей!» Несмотря на условия, в которых вырос, Максим всегда моет руки, поддерживает порядок. Мальчик старается быть похожим на папу во всём: увидит цветочек, тут же сорвёт и несёт маме, стульчик принесёт мамулечке, заботится, чтобы мамочка вовремя пообедала.

На увлечения у Шарауховых всегда хватает времени. Дружной семьёй ездят за грибами, отдыхать на природу. Мальчишки впервые увидели реку, поплавали на лодке.

На день рождения жена подарила Сергею пневматическое ружье, зная о его хобби. Лена рассудительная и терпеливая женщина, а добрые глаза просто источают любовь. А где царит любовь, там и все проблемы кажутся решаемыми.

На вопрос: «Как удаётся справляться с детишками, если муж всё время на работе?» Лена только улыбается: «С двумя малышами тяжелее, чем с четверыми. Когда ребёнок тебя обнимает и говорит: «Мамочка, я тебя так люблю!», понимаешь, что не зря живёшь!»

Такая вот гармония: мужество и человечность Сергея дополняет рассудительность и терпение Лены. Это ли не пример любви, семьи и верности?

Елена ПЕТРУШИНА
Фото автора
и Владислава ГАЛЕНКО
Алтайский край

06.07.2017

партнёры