Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Юридические сенсации от Верховного суда

Самого пристального внимания заслуживают две темы: экономические преступления и судебные приговоры. Именно они стали превалирующими в работе Пленума Верховного суда Российской Федерации в ноябре. В СМИ об этом было сказано много. Но либо слишком эмоционально, либо поверхностно. А потому - в обоих случаях - фрагментарно. Попробуем же оценить их практическую значимость максимально объективно.

Бизнесменам СИЗО не грозит

Начнём с постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.11.2016 № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности». Этот документ - следствие июльских новшеств: тогда в силу вступили изменения в УК РФ, ослабившие ответственность за некоторые виды преступлений незначительной и средней тяжести - среди них есть и экономические, - заменив уголовное наказание судебным штрафом. Стоит уточнить, что судебный штраф - денежное взыскание, назначенное судом. Он не является наказанием, а относится к иной мере уголовно-правового характера. Назначение штрафа не влечёт за собой судимости.

Итак, вернёмся к ноябрьскому постановлению Пленума. Здесь самое главное - понять, как отличить преступления, перечисленные в этом документе, от банального мошенничества. Оказывается, чтобы ответить на этот вопрос, нужно отталкиваться от того, кто именно нарушает закон. В постановлении Пленума речь идёт об индивидуальных предпринимателях, бизнесменах малого и среднего звена, а также лицах, не зарегистрировавших свои «отношения» на рынке потребления, но фактически состоящих в них. Все вышеперечисленные категории могут попасть под следствие только по заявлению потерпевших. Более того, по общему правилу их отныне не заключают под стражу. Остаётся добавить, что в таких условиях следствию будет крайне сложно подписать действия этих лиц под классический обман.

Не решённым до конца вопросом остаётся лишь судьба самозанятых граждан. Но на это отдельно обратил внимание Президент Российской Федерации в своём Послании к Федеральному Собранию 1 декабря 2016 года. Владимир Путин дал прямое поручение исключить трактовку работы самозанятых граждан как незаконную предпринимательскую деятельность.

- Не нужно цепляться к ним по надуманным поводам. А чтобы таких поводов вообще не было, прошу в течение следующего года чётко определить правовой статус самозанятых граждан, дать им возможность нормально, спокойно работать. Каждый, кто честно трудится в своём бизнесе или как наёмный работник, должен чувствовать, что государство, общество - на его стороне, - заявил Владимир Путин в Послании.

Настоящей юридической сенсацией можно назвать тот факт, что отныне те бизнесмены, которые были ранее судимы, но не по экономическим статьям, а, например, за дорожную аварию, даже повлекшую жертвы, в случае попадания на скамью подсудимых будут рассматриваться как ранее не судимые лица.

А всё потому, что понятие «впервые совершённое злодеяние» Пленум трактует применительно к одной конкретной статье УК РФ.

Постановлением Пленума сделан и ещё один шаг навстречу оступившимся. Теперь возместить ущерб и загладить вред за них могут родственники, друзья, а если речь идёт об уклонении от налогов или сборов - сама фирма. Необходимые условия для зачёта - просьба виновного, его согласие и документальное подтверждение уплаты. Вероятно, в силу нашего правоприменительного менталитета, специально оговорено, что суд не вправе верить в обещанные «завтраки» и клятвы о погашении задолженностей.

Зато неизменным для освобождения от уголовной ответственности остаётся тот факт, что денежный вопрос должен быть улажен до первого судебного заседания по делу. Безусловно, с учётом недоимок, пеней и штрафов.

- Очевидно, такая позиция Верховного суда Российской Федерации и её последовательная реализация российскими судами позволят разгрузить систему исполнения наказаний, пополнять российские бюджеты всех уровней, освобождать сотрудников правоохранительных органов для выполнения государственных задач на других, не менее важных, направлениях, - прокомментировал «Щиту и мечу» кандидат юридических наук, доцент Всероссийского государственного университета юстиции Максим Тимец.

Впрочем, по мнению председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева гуманные тенденции распространяются не только на предпринимательскую преступность.

- За последние пять лет на 40 % сократилось число лиц, осуждённых к лишению свободы, - с 312 тысяч человек до 219 тысяч, - заявил журналистам Вячеслав Лебедев.

Можно сделать вывод, что суды понимают «баланс между защитой общества от преступников и дифференциацией наказания». Сокращается и число арестов. За тот же период на 80 % снизилось число обвиняемых, которым была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Так что можно сказать: введённые изменения, касающиеся предпринимателей, - часть положительной динамики.

Сломал - сделай! Обидел - извинись!

Вышедшее следом постановление Пленума Верховного суда РФ от 29.11.2016 № 56 «О внесении изменений в некоторые постановления Пленума Верховного суда РФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» отчасти вдаётся в детали возмещения ущерба. И касается напрямую вышеупомянутого постановления Пленума Верховного суда РФ от 15.11.2016 № 48. А значит - экономических преступлений. Так вот, этот новый документ объясняет, как конкретно можно возместить ущерб и загладить вред. Как вариант, можно вернуть стоимость утраченного, отремонтировать испорченное или оплатить лечение. А загладить вред - путём компенсации морального вреда или принесения извинения.

- Мы серьёзно обновили правовую базу в сфере предпринимательства. Сейчас важно обеспечить эффективное правоприменение, и прежде всего - на местах, - такую оценку проведённым изменениям дал Президент Российской Федерации всё в том же послании к Федеральному Собранию.

Виновен? Докажи!

А теперь поговорим о новых правилах написания текстов судебных приговоров и некоторых моментах модернизации судопроизводства, содержащихся в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре». Этот документ пришёл на замену постановлению 20-летней давности. Глобальных изменений в нём нет, но есть масса мелких, которые вынудят изменять механизмы применения методик защиты.

Основные изменения коснутся описательно-мотивировочной части приговора. Верховный суд установил запрет на написание «флеш-приговоров». То есть таких, которые дублируют текст обвинительного заключения или ранее вынесенного решения. Теперь все доводы судьи «за» и «против» будут досконально объясняться не только устно, но и письменно. В решениях должны чётко прослеживаться логическая цепочка и причинно-следственная связь. Содержание нужно раскрыть во всех деталях. Но есть исключения: следует избегать чрезмерно подробных описаний способов совершения преступлений, связанных с изготовлением наркотиков, взрывных устройств и взрывчатых веществ и т.п. Не стоит вдаваться в излишнее описание посягательств на половую неприкосновенность и половую свободу несовершеннолетних.

- Российский судейский корпус весьма разнообразен. На этом фоне принцип свободной оценки доказательств (по своим внутренним убеждениям) прямо отражается в мотивировочных частях приговоров, - считает Максим Тимец. - Суды по-разному оценивают свидетельские показания и акты органов государственной власти, часто отдавая предпочтение вторым. Однако типичны ситуации с прямо противоположными оценками.

При обсуждении проекта массу вопросов со стороны прокуратуры вызвала норма об обязательном разъяснении процессуальных прав раскаявшемуся. Ведь в некоторых случаях разъяснить права невозможно - к примеру, если чистосердечное признание написали дома, а затем вручили следователю.

В итоге пришли к тому, что суду надлежит выяснять, разъяснялись ли права, только в тех случаях, когда проверяется сообщение о преступлении и подозреваемый обратился с заявлением о явке с повинной. И только в том случае, если оно используется в качестве доказательства стороной обвинения.

К слову, о доказательствах. Пленум напоминает о существовании документов, в которых провозглашаются права обвиняемых на допрос «показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, а также право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него».

«Суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, воспроизводить в судебном заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий, проведённых с их участием, а также ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу не была предоставлена возможность оспорить показания указанных лиц», - говорится в постановлении Пленума.

Остаётся отметить, что если доказательства признаны недопустимыми, то «не могут быть восполнены путём допроса сотрудников органов, осуществлявших оперативно-разыскные мероприятия».

Отдельного внимания заслуживает вопрос о так называемых пыточных признаниях. Далеко не всегда жалобы на давление на подозреваемого «имеют место быть», и ещё реже они находят подтверждение, но…

«Если подсудимый объясняет изменение или отказ от полученных в присутствии защитника показаний… то судом должны быть приняты достаточные и эффективные меры по проверке такого заявления подсудимого» - говорится в постановлении Пленума. И при этом, как указывается, «бремя опровержения доводов стороны защиты лежит на прокуроре, по ходатайству которого судом могут быть проведены необходимые судебные действия».

При всём этом, несмотря на новые положения о явке с повинной и признании, никто не отменяет презумпцию невиновности: обвиняемый невиновен, пока не доказано обратное. Необходима «совокупность других собранных по делу доказательств».

Ну что же, всё это очень интересно… А самое интересное - как все эти новые правила в совокупности будут применяться на практике. Поживём - увидим.

Ольга ИВАНОВА
коллаж 
Евгения КАРТАШОВА

15.12.2016