Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Если злодей пустился в бега…

Это только в кино лихие опера в считаные часы изобличают преступника. В жизни же чаще розыск подозреваемого занимает довольно долгое время, а главное - требует от сыщиков немалых усилий, помноженных на высокий профессионализм.

Когда не поможет компьютер

Казалось бы, давно прошли времена, когда сотрудникам правоохранительных органов приходилось стаптывать не одну пару башмаков, гоняясь за пустившимися в бега преступниками. Сегодня есть разнообразные электронные базы данных, повсеместно действуют АПК «Безопасный город», применяется множество иных технических средств. От «всевидящего ока» правоохранителей скрыться непросто. А от самих сотрудников вроде бы особых телодвижений и не требуется: понажимал на кнопки компьютера, и вот он - беглец.

- Это только на первый взгляд, - говорит начальник 1-го отделения 2-й оперативно-разыскной части ОУР УВД по Юго-Западному округу г. Москвы майор полиции Юлия Шутова. - Если сравнивать с «милицейскими» временами, то, конечно, работать стало легче. Но всё же существует ряд факторов, сильно затрудняющих розыск. Во-первых, каждый пятый разыскиваемый живёт по поддельным документам. Зачастую это качественные подделки или вовсе документы, заполненные на оригинальных, но когда-то похищенных бланках.

Например, осенью прошлого года в Волгограде был задержан участник ОПГ, специализировавшейся на квартирных кражах. Выяснилось, что параллельно он числился у нас в розыске. Так вот, во время обыска у него в квартире изъяли целые пачки поддельных «корочек»: только выбирай, кем быть.

Во-вторых, в СМИ, а также криминальных телесериалах зрителям рассказывают о множестве технических мероприятий, которые проводят сотрудники полиции. В том же Интернете, например, вообще можно найти инструкцию о том, как правильно скрываться от слежки. Люди сейчас подготовленные, обладают информацией о методах и способах нашей работы. Вот и приходится порой вести разыскную деятельность исключительно путём личного сыска.

Наконец, в-третьих, существует проблема межгосударственного взаимодействия в вопросах розыска и выдачи лиц, преступивших закон. Большинство наших «клиентов» скрываются в странах СНГ. А с некоторыми государствами, как известно, не всегда удаётся найти общий язык.

Вот, например, задержали участниц «женской ОПГ», промышлявшей торговлей «лекарствами» для похудения. Одну из подозреваемых взяли под стражу. К началу следственных действий за ней числилось совершение более семи десятков противоправных эпизодов. Пока велась работа, все возможные сроки содержания в СИЗО истекли. Женщину выпустили, и она уехала в одну из соседних стран. Там поменяла документы и пропала. Мы объявили её в федеральный розыск, но по сей день концы не найдены… Считаю, что с учётом нынешних реалий по многоэпизодным делам было бы правильно увеличить сроки содержания подозреваемых под стражей.

Розыск по кругу

Есть и ещё одна трудность. Нередки случаи, когда оперативникам приходится в рамках одного уголовного дела искать одних и тех же лиц по второму, а то и по третьему кругу. Это связано с тем, что по сложившейся практике расследования преступлений небольшой и средней тяжести следователи и дознаватели редко ходатайствуют о заключении подозреваемого под стражу. Получается примерно так: задержали разыскиваемого, доставили к следователям, а его после допроса отпускают под подписку о невыезде. Он опять скрывается, его снова объявляют в розыск, и так далее. Понятно, работу разыскников такое положение не облегчает. А ведь их «клиенты» - отнюдь не мелкие хулиганы или семейные дебоширы. На сегодняшний день это чаще всего преступники, совершившие мошенничество в особо крупных размерах либо в составе организованной группы. Нередко, например, в результате их посягательств граждане лишаются квартир. То есть в 90 процентах случаев опера имеют дело с теми, кто совершил тяжкие экономические преступления.

Тем не менее служба идёт, на вооружение принимаются всё более совершенные современные средства. Скажем, экспертизы ДНК.

- Возможность использовать подобные исследования появилась у нас в прошлом году, - продолжает Юлия Шутова. - К хорошему же привыкаешь быстро, и сегодня нашу работу без этого уже и представить невозможно. ДНК-экспертизы необходимы в первую очередь для идентификации личности. А если говорить масштабно, то хотелось бы, чтобы законопроект «О внесении изменений в отдельные акты РФ по вопросам государственной геномной регистрации», предложенный нашим ведомством в марте этого года, претворился в жизнь. МВД России предлагает, чтобы образцы ДНК брали не только у совершивших тяжкие преступления и отбывающих срок, но и у всех граждан, совершивших даже административное правонарушение. Это важно потому, что на данный момент база данных ДНК недостаточно информативна. Представим ситуацию: к девушке вечером сзади подбегает неизвестный, бьёт по голове, выхватывает сумку, а она только и видела, что брошенный им окурок... Кого искать? Будь база обширнее, наверняка бы всё расследование началось и закончилось анализом той самой папироски.

Аргументов против нововведения тоже немало. Звучат упреки, что, мол, преступников хотят приравнять к чипированным животным.

- На мой взгляд, страхи преувеличены, - говорит Юлия Владимировна. - К примеру, все ходят в банк, где при открытии счёта или оформлении кредита сообщают о себе не менее конфиденциальные данные. Вот и мы выступаем за создание такого же механизма, только не для валютно-кредитных отношений, а для личной безопасности и в национальных масштабах.

Вместо онлайн - вечность

Действительно, наличие информационных технологий способно заметно повысить эффективность розыска, да и в целом деятельности полиции. Базы различных данных, как ведомственные, так и коммерческие, сведения гражданских органов при умелом использовании могут оказаться отличным подспорьем, ведь буквально за несколько минут вполне реально узнать всю, так сказать, подноготную скрывшегося преступника.

Однако специалисты, отдавая должное современным возможностям, смотрят на вопрос несколько скептически. Взять, к примеру, ведомственные базы данных. Они есть, информация в них заложена ценная, а вот онлайн-доступа к ней у сыщиков как не было, так и нет. Ещё сложнее строить отношения со сторонними организациями. Скажем, Росреестр предоставляет полиции необходимую информацию исключительно по старинке - в бумажном виде. Причём и сам запрос должен поступить через Почту России, а не по электронному ресурсу. К счастью, не отказывают, но на рассмотрение, подготовку ответа и пересылку уходит месяца два-три… Целая вечность для современного ритма жизни, а уж об оперативности и говорить не приходится. Не лучше ситуация складывается и с другими структурами.

Сложнее стало работать с гражданами, которые когда-то оказывали большую помощь в поиске беглецов. Раньше подчас было достаточно побеседовать с бабушками у подъезда, они-то всё знали, всё видели. Сегодня люди редко дверь открывают даже участковому.

Кстати, об участковых уполномоченных. Вот уж кто может реально помочь в розыске преступника!

- Бесспорно, мы часто с ними общаемся, - делится майор полиции Шутова. - Но надо признать, что сотрудников этой службы, действительно знающих всё о своём участке, осталось мало. В СССР было наоборот. Участкового знал весь район, шпана его боялась. Анискин, разбуди его ночью, тут же мог рассказать и про жильцов интересующей квартиры, и про саму квартиру.

Точка отрыва

Мелочей в работе разыскника быть не может. Однако именно незначительные на первый взгляд фактики, слабенькие, казалось бы, зацепки нередко приводят к успеху. Об одном таком случае из собственной практики рассказала Юлия Владимировна.

- На протяжении 16 лет в международном розыске находился убийца. Взяли его лишь в прошлом году в Санкт-Петербурге с поддельными документами. Суд вынес обвинительный приговор.

Как же удалось выйти на преступника? Мы проверяли множество вариантов, поставили на контроль все связи - результата не было. Тогда решили «покопаться» в юности разыскиваемого. И выяснилось, что за полгода до совершения убийства его задерживали в Калужской области за административное правонарушение и помещали в спецприёмник. Коллеги в тот момент оказались молодцами - откатали ему пальчики! Запросили данные дактилоскопии… И это была точка отрыва! Под «узорами» всплыл рецидивист с богатой криминальной биографией. И что самое интересное, он оказался одноклассником нашего беглеца. Оказалось, разыскиваемый сделал себе документы на бандита-однокашника. Более того, уже даже отсидел за него! Вот и судите сами, важны ли в нашем деле мелочи.

Ольга ИВАНОВА
Фото Дмитрия ЛЫКОВА

19.05.2017

партнёры