Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Если дом - не крепость

Дельцов, купивших долю в квартире и вынуждающих «основных» владельцев жилья продать им квадратные метры почти даром - запугивая их, устраивая невыносимую жизнь, можно привлечь к ответственности не только за порчу имущества, но и за принуждение к сделке. Именно такой опыт наработало свердловское полицейское следствие. И большая заслуга в этом - старшего лейтенанта юстиции Натальи Кудрявцевой.

Жёсткое уплотнение

Приобретая за бесценок - в силу её очевидной неликвидности - незначительную долю в квартире, чёрные риелторы получают почти неограниченные возможности владеть и распоряжаться не только купленной частью, но и всем жилым помещением. К сожалению, в российском уголовном законодательстве нет такого понятия, как «квартирное рейдерство». Поэтому правоприменителям приходится работать с тем, что есть - подстраиваться под существующие правовые нормы.

Привлечь злоумышленников к ответственности непросто. Положительные примеры в российской правоприменительной практике пока немногочисленны. Но старшему следователю УМВД России по г. Екатеринбургу Наталье Кудрявцевой это сделать удалось. Старший лейтенант юстиции довела до суда и добилась обвинительного приговора циничным чёрным риелторам, уверенным в своей безнаказанности.

Перед судом предстали братья Олег и Виталий Жигаревы. Найдя через Интернет объявления о продаже долей в праве собственности на квартиры, они выходили на связь с продавцами и совершали покупку.

И вскоре перед «основными» собственниками жилья вставал выбор: продать долю чёрным риелторам по бросовой цене добровольно либо пойти на это после череды изощрённых издевательств.

Братья создавали невыносимые условия для жизни: снимали входные двери и окна, портили мебель, рассыпали химикаты, обливали стены мазутом, раскладывали протухшую рыбу - делали всё возможное, чтобы принудить вторых хозяев к сделке. Если сособственники сопротивлялись, братья применяли насилие.

Трое потерпевших обратились в полицию. Расследование уголовного дела, возбуждённого в октябре 2014 года по ч. 1 ст.179 УК РФ «Принуждение к совершению сделки», поручили Наталье Кудрявцевой. Начав работу, сотрудница следственного подразделения столкнулась с отсутствием правоприменительной практики по такой статье. Тем не менее было очевидно: чёрных риелторов необходимо приструнить.

Доля безнаказанности

Адвокаты дельцов настаивали: их подзащитные являются полноправными собственниками долей, поэтому вольны владеть, пользоваться и распоряжаться ими по своему усмотрению. А тот факт, что они демонтировали окна и двери, никак не противоречит нормам действующего законодательства. Что касается «незначительных конфликтов» с потерпевшими, то ссоры с соседями носят гражданско-правовой характер и не являются уголовно-наказуемыми. Вне зависимости от того, кто поставил двери и платил за них, на основании ч. 1 ст. 36 ЖК РФ они являются общим имуществом всех собственников. Следовательно, и имуществом Жигаревых тоже. Закон же не предусматривает ответственности за повреждение общего имущества.

Сами братья давали согласованные и не противоречащие друг другу показания. Отрицали факт применения физической силы к потерпевшим и утверждали, что никакие двери-окна не ломали.

Видимо, именно такая прочная позиция защиты позволяла чёрным риелторам избегать наказания.

Согласиться с тем, что издевательства над собственниками не выходят за рамки гражданско-правового регулирования, было сложно. Но для того чтобы обосновать преступный характер действий братьев, Наталье Кудрявцевой необходимо было доказать, что деятельность родственников носила системный характер.

- Санкция ч.1 ст. 179 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 2 лет. Такое преступление относится к разряду «небольшой тяжести», - рассказывает Наталья Кудрявцева. - На практике это означает невозможность избрать в качестве меры пресечения для Жигаревых заключение под стражу. Уверенные же в своей безнаказанности братья, находясь под подпиской о невыезде, продолжили заниматься «квартирным рейдерством».

Поначалу следователь не располагала достаточной доказательственной базой и не имела возможности переквалифицировать действия аферистов с ч. 1 ст. 179 УК РФ на более тяжкий состав.

Дело в том, что ч. 2 данной статьи имеет только два квалифицирующих признака: «с применением насилия» и совершение преступления «организованной группой».

Так вот Наталья Кудрявцева столкнулась с тем, что суды уже рассматривали дела по применению насилия братьями Жигаревыми. И даже выносили решения. А согласно действующему законодательству за одно и то же деяние нельзя привлекать к ответственности дважды.

Теперь что касается «организованной группы». Несмотря на то что в деле имелись доказательства, что преступные действия совершались совместными усилиями заранее договорившихся братьев, дифференцировать ответственность каждого из них не представлялось возможным. Ведь в статье 179 УК РФ нет такого признака, как «группой лиц по предварительному сговору». А для квалификации действий по признаку «совершение преступления «организованной группой» показаний трёх потерпевших было явно недостаточно, и требовалось время для сбора доказательственной базы.

Койко-место в СИЗО

Чтобы оценить масштабы деятельности жуликов, старший следователь сделала запрос в управление Федеральной службы регистрации и картографии по Свердловской области. Судя по выписке из Единого государственного реестра регистрации прав на недвижимое имущество, за 10 лет на старшего брата - Олега Жигарева было зарегистрировано 24 доли в праве собственности.

Благодаря планомерной и кропотливой работе Наталье Кудрявцевой удалось собрать более 60 материалов проверок по обращениям жертв Жигаревых в 10 разных отделах полиции. Выяснилось, что дельцы проворачивали аферы не только в Екатеринбурге, но и городе Березовский.

Начиная с 2006 года жертвы чёрных риелторов получали постановления об отказе в возбуждении уголовных дел. Такие решения были мотивированы тем, что отношения сособственников долевого имущества регулируются гражданским законодательством и не подлежат уголовно-правовой оценке.

Старший следователь допросила в качестве свидетелей всех собственников жилья, уступивших Олегу и Виталию Жигаревым свои доли в квартирах, а также родственников потерпевших. Было проведено более полусотни очных ставок между потерпевшими, свидетелями и обвиняемыми.

Дополнительные эпизоды преступной деятельности, которые удалось выявить старшему следователю, позволили переквалифицировать действия негодяев. Им, наконец, вменили пункт «в» ч. 2 ст. 179 УК РФ. Аферистам стало грозить до 10 лет лишения свободы. Под стражу заключили организатора группы - старшего Жигарева - Олега. Сразу же после этого младший брат, Виталий, подался в бега. Во время обысков по месту жительства братьев изъяли предметы, которые они использовали для демонтажа дверей и окон, цистерны с мазутом, мешки с хлором - Жигарев утверждал, что он понадобился ему для дезинфекции помещений, вилы, которыми угрожали одному из потерпевших, и... учебное пособие для риелторов.

В общем, доказательства были собраны серьёзные. Оценив их, Октябрьский районный суд города Екатеринбурга признал Олега Жигарева виновным в совершении 11 эпизодов принуждения к совершению сделки в составе организованной группы. По трём эпизодам - с применением насилия. По шести - с умышленным повреждением чужого имущества. По четырём инкриминируемым фактам принуждения к совершению сделки Жигарев был оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Приговор - пять лет лишения свободы. Младший брат Виталий объявлен в розыск.

Судебное решение не устроило ни осуждённого, ни потерпевших, поэтому было обжаловано обеими сторонами. Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила его без изменения в части, касающейся признания Жигарева виновным. А вот те 4 эпизода, по которым он был оправдан, отменила. Уголовное дело направили в районный суд на новое рассмотрение в ином составе. В итоге подсудимый был признан виновным в совершении тех четырёх эпизодов.

Очень важно, по мнению Натальи Кудрявцевой, что суд оставил признак организованной преступной группы. По совокупности приговоров «квартирный рейдер» получил наказание в виде шести лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Приговор вступил в законную силу. Есть надежда, что он произвёл впечатление на тех дельцов, что выселяют людей из квартир, прикрываясь гражданско-правовыми отношениями.

Нина ПЕЛЕВИНА
Фото Евгения КРЮКОВА
и из материалов уголовного дела
Свердловская область

16.05.2017

партнёры