Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Имеет право решать

Весной 1917 года женщины России, оказав давление на властные структуры, получили право голоса и право на труд в тех сферах, где обычно служили мужчины.

3 марта 1917 года была опубликована программа Временного правительства, и прекрасная половина Петрограда тут же встрепенулась: как можно?! Об их правах «совершенно умалчивается»! Народные учительницы и курсистки обратились в Петроградский Совет: «Пусть наше заявление не прозвучит для вас мелочью, о которой теперь пока не время говорить», ведь «женщина, шедшая в освободительном движении рука об руку с мужчиной, имеет право на участие в решении дальнейшей судьбы нашей родины».

По мнению противников политического равноправия, женщина, увлекаясь общественной деятельностью, перестанет быть матерью, к тому же обладание политическими правами повлияет на её характер, и атмосфера в семье ухудшится. Но министр юстиции Александр Керенский 7 марта 1917 года на заседании Комитета общественных организаций в Москве заявил: «Я сторонник полного женского равноправия и буду отстаивать его в правительстве».

«Красная графиня» и другие


Согласно спискам кандидатов в гласные районных дум, из 663 кандидатов партии народной свободы 80 были женщинами; из 1014 кандидатов социалистических партий - 81, из 543 большевиков и интернационалистов - 55; из 219 радикальных демократических партий - 12. По замечанию современника, «у некоторых партий были особенно желанные кандидатки, которых они ставили даже на первое место». У партии народной свободы - С.В. Панина, у большевиков - А.М. Коллонтай и З.И. Лилина-Радомыльская, у социалистов-революционеров - А.Н. Чернова. И всё же партии «не особенно заботились о проведении женщин в гласные» - например, в Литейной думе их было только 5 из 63 гласных.

В царское время «красной графиней» полиция в своих донесениях именовала Софью Панину (1871-1956), дед которой был министром юстиции при Александре II. Богатая наследница всю жизнь посвятила благотворительным целям: была председателем Общества для пособия учащимся в городских народных училищах и Общества дешёвых помещений для женщин, ищущих работы, членом Российского общества защиты женщин. Именно графиня Панина в 1915 году стала организатором Биржи труда.

В феврале 1917 года Панина пришла в Государственную Думу и призвала депутатов не допускать солдатского бунта, а в октябре члены городской Думы, опасаясь гибели правительства «под развалинами» Зимнего дворца, направили на крейсер «Аврора» делегацию во главе с Паниной, но войска их не пропустили.

За равноправие женщин активно выступала Вера Фигнер (1852-1942), уже в юности проявившая себя как сторонница террора. Узнав о её аресте в 1883 году, император Александр III воскликнул: «Слава Богу, что эта ужасная женщина арестована!» Фигнер приговорили к пожизненному заключению, и 22 года она провела в одиночной камере Шлиссельбургской крепости. Февральскую революцию встретила в качестве председателя Комитета помощи освобождённым каторжанам и ссыльным. Пришедшие к власти большевики пытались склонить её на свою сторону, но в партию она не вступила. В 1941 году при наступлении фашистов на Москву власти хотели эвакуировать Фигнер - она уже была в преклонном возрасте - и услышали: «Позаботьтесь лучше о себе».

Профессиональный клуб для девиц

В августе 1917 года в Петрограде состоялись выборы в городскую Думу. Избрали 200 человек, из которых женщин только десять: две - от партии социалистов-революционеров и по четыре от партий большевиков и народной свободы. Им наказали с думской трибуны «требовать уничтожения домов терпимости и врачебно-полицейского надзора», потому что «какие бы громкие слова ни говорились с думской трибуны, страна, в которой пышным цветом распустилась проституция… не может быть названа ни свободной, ни культурной». Также они должны требовать установления «всеобщей и вечной трезвости», ведь «человечество в достаточной степени отравилось алкоголем».

Тогда же на Ропшинской улице в квартире некой Клары состоялось учредительное собрание «девиц свободной профессии». Выдвинув лозунг «В единении - сила», приняли программу своего «союза» и постановили через газеты обратиться к населению, чтобы «домовладельцы не препятствовали девицам жить и дышать в городе и не гнали их своими запретительными постановлениями». Горожан тут же информировали: «На днях девицы свободной профессии собираются идти к Государственной Думе огромной манифестацией с особыми флагами, дабы добиваться защиты своих прав и нужд… Девицы организуют свой профессиональный клуб, на что собрано уже много денег».

Дамский батальон

Много разговоров вызвала Мария Бочкарёва (1889-1920), известная под псевдонимом Яшка, сформировавшая на берегах Невы первый женский батальон. По мнению одних, барышни забавляются и на фронт не пойдут - куда им! Другие утверждали: заставим - раз обещали, пусть идут на войну. Третьи кричали: «Не позволим, они - позор русской армии!» Четвёртые были убеждены: женщин в армию не взяли, где-то работают санитарками. Но 23 июня 1917 года женский батальон ушёл на фронт. Ещё один такой же батальон сформировали в Москве, правда, Яшка уверяла: он «испорчен шёлковыми чулками и интеллектом высоких каблуков».

Равноправие женщин вызвало раздражение мужчин. В мае 1917 года общее собрание рабочих Русско-Балтийского воздухоплавательного завода постановило: «Сократить до минимума женский труд, заменив таковой мужским». Представительницы прекрасного пола возмутились: мужчины имеют право быть сытыми, а мы нет?! Пусть женщины голодают и питаются крохами, падающими со стола их господ-мужчин!

Кондукторы Николаевской железной дороги на своём собрании постановили: «Так как теперь у нас введено равноправие, то женщины, принятые в качестве кондукторов на пассажирские поезда, пускай сначала прослужат десять лет на товарных поездах, как это делают кондукторы-мужчины. Если же не желают служить на товарных, пускай оставляют службу». Не вышло! И эту «битву» дамы выиграли.

В канун 1917 года к женскому труду отрицательно относились 33 % работодателей, вскоре ситуация изменилась. В правительственные учреждения для замены ушедших на фронт мужчин стали принимать представительниц прекрасного пола с университетским дипломом юриста. Закон позволял им претендовать на должности на государственной службе вплоть до восьмого класса. Ранее такие должности занимали мужчины со средним образованием, теперь - женщины с высшим. К тому же мужчины с университетским дипломом юриста, в отличие от дам, неохотно соглашались на установленные государством невысокие зарплаты. Женщин, по сообщению официального представителя Министерства юстиции, «допустили» и на должности консультантов, а когда Керенский призвал их пополнить ряды присяжных поверенных, заполнили и эти вакансии.

Любовь САФРОНОВА,
кандидат исторических наук
Культурный центр ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области


Примечание: даты приведены по старому стилю.

14.03.2018