Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Улики выдал ультрафиолет

Парк Кумысная поляна - излюбленное место отдыха саратовцев. Едут сюда в выходные летом на шашлыки, зимой - покататься на лыжах. Лес приветливо открывает потайные места, зовёт на тропинки и лыжню. Так было и в январе 91-го. Морозец, скрипит снежок. Красота! Только у компании лыжников задорное настроение во время прогулки мгновенно сменилось тошнотворным страхом.

Приданое от Морозко

А началось всё с безобидного любопытства. На глаза молодым людям попался сваленный в кустах большой тюк - ватное одеяло, перехваченное бельевой верёвкой.

- Смотри-ка, мусор стали уже в одеяла заворачивать. И не лень тащить в такую даль…

- А может, это не мусор… Морозко приданое Настеньке не донёс…

Ребята хохмили, а потом направились к тюку. Узел оказался не тугой. Остриё лыжной палки вошло в петлю, минимум усилий, и одеяло раскрылось… Внутри был мертвец…

Компания, истошно голося, кинулась бежать. Пока пришли в себя, пока сообщили в милицию... Словом, опергруппа Ленинского РОВД прибыла на указанное место к вечеру. Машину оставили на дороге, дальше добирались пешком. Лесная прогулка была совершенно не радостной, как и повод. Милиционеры шли по глубокому снегу, проваливаясь и оттого чертыхаясь.

Тело маленького мужичка оказалось сильно обезображенным. Труп явно пытались сжечь. Осмотр места происшествия мало что дал. Смерть наступила более суток назад. Следы рядом с останками были, но большей частью их оставили лыжные ботинки ребят. Но вот ещё одни, характерные для валенок, а ещё санный след: кто-то что-то вёз на детских салазках. Возникли главные для сыщиков вопросы: кем это «что-то» было при жизни и кто его этой жизни лишил…

Сразу родилась версия о месте убийства. Посёлок рядом, скорее всего, санки со страшной поклажей прибыли именно оттуда. Ведь для дальних расстояний такой транспорт не лучший выбор.

Отлично тогда сработал поселковый участковый, вскоре установивший личность убитого: Геннадий Власов, местный житель, 45 лет, женат второй раз - первая супруга умерла. Год как бросил крутить баранку водителем на большегрузах, занялся подсобным хозяйством: разводил поросят, держал кур.

Хороший… когда трезвый

Оперативники по минутам восстанавливали последний день погибшего. Естественно, начали с опроса вдовы. Та пребывала в смешанных чувствах, но сумела взять себя в руки и, утирая слезы, поведала, что муж ушёл из дома утром и больше не вернулся. Куда пошёл? Так к соседу, на другую улицу. Лопату хотел одолжить, чтобы дорожки от снега почистить.

Сосед встретил оперативников во дворе. Стоял, покачиваясь явно не от ветра, перебрасывая из одного угла рта в другой папиросу.

- Ну, был. А я это…

Мужик замялся, но продолжил:

- Первач слил… Но аппарат не мой был…

Видя, что милиционеров факт самогоноварения не заинтересовал, хозяин начал излагать быстрее и увереннее:

- Попробовали по стаканчику. Ванёк с Васьком зашли. Пришлось бутыль доставать. Пару раз накатили, а тут жинка Васькина прискакала. Увела его, потом и моя заявилась… Разоралась… Мужики домой подались, а я спать лёг… Лопата? Да вон она стоит! А он чё, за лопатой, что ли, приходил?

Пришёл черёд Ивана, с которым, по словам соседа, убитый Власов покинул стихийную дегустацию. Мужик заметно струхнул, когда сотрудники милиции начали задавать вопросы о погибшем товарище. Мигая опухшими веками и нервно скобля заскорузлыми пальцами щёку, он чуть ли не осенял себя крестным знамением:

- Вы это… Не я это… Ей Богу, не я! Чего нам делить-то, мы ж с детства кореша. Да и пришёл я домой сразу после того, как нас из гостей выгнали. Дошли вместе до проулка и разошлись. У жены спросите...

Спросили. Действительно, у Ивана было алиби.

Что же могло случиться с пьяным Власовым в 100 метрах от дома? Девять часов вечера - темно, но не глухая ночь. Да и знал он здесь всех - и неформальных лидеров, и прочую публику. Взять с него было нечего - ушёл без денег и ценных вещей. Куда он мог деться? Почему не вернулся домой? Или всё же вернулся?

Знакомые хоть и характеризовали Власова положительно - хозяйственный, рукастый, но после паузы делали оговорку - «когда трезвый». И хотя пил он не запоями, да и не каждый день, но уж если прикладывался к бутылке, то всё… Спасайся кто может! Жена несколько раз пряталась от буйного во хмелю супруга по соседям. Может, и в этот раз дошло до рукопашной?

Нестыковки

Решено было ещё раз осмотреть дом Власовых. Овдовевшая хозяйка встретила оперативников в трауре и в не самом лучшем расположении духа. Прошли внутрь. В передней, на высокой тумбочке-этажерке, покрытой затейливо связанной салфеткой, выставлен портрет главы семейства, рядом - наполненная рюмка с ломтиком хлеба. Слёз вдова больше не лила, лишь скорбно поджала губы, присев на краешек стула у стола. А вот в глазах у неё читалось что-то ещё, то ли удивление, то ли растерянность. Хотя мало ли, может, не прибрано у неё где, а тут гости незваные. Ясно же, что не чаю пришли попить.

Осмотр начали со спальни. Супружеское ложе - две сдвинутые кровати-односпалки с деревянными полированными спинками. Всё стандартно, только вот высота у спальных мест разная, как будто одна кровать выше другой. Милиционер откинул покрывало: оказывается, с одной стороны лежит одеяло, толстое, ватное, а с другой - нет.

- Мы всегда спим… спали под одним одеялом... - поспешила с объяснениями хозяйка.

А ведь её никто ни о чём не спрашивал. Пока.

Оперативники внимательно продолжали осматривать комнату, обои на стенах, пол, в том числе под кроватями и прочими предметами мебели. Всё стерильно чистое. Будто здесь, прибираясь, не только мебель сдвигают, но и обои переклеивают. Замывали следы? Может, да, а может, и нет… Просто тщательно вымыли всё «за покойником», как принято.

Осмотрели шторы на окне: материал блестящий, да ещё цветочки мелкие, разбросанные по всему полю гардины. Всё сливается и рябит в глазах, но тренированный взгляд опера зацепился за что-то, явно лишнее в этом растительном узоре. Пара тёмных, вроде бурых пятнышек в верхней части занавески, ещё одно - внизу, почти у пола. Кровь? И опять сомнение в противовес: может быть, ржавчина осталась от железной прищепки или таза.

Но нестыковок уже две. Третью обнаружила следователь: бельевая верёвка, что растягивают через двор. Здесь её нет, а на гвозде в стене сарая - лишь обрезок с метр длиной. Внешне шнур очень похож на тот, что использовал убийца. Находку подробно описали и упаковали, чтобы потом приобщить к вещдокам по уголовному делу. Хозяйка попыталась что-то сказать, но потом замолчала.

После осмотра в доме перешли в баню, стоящую особняком на краю участка. Выгребли содержимое топки печи: зола, а в ней мелочь металлическая. Оттёрли, оказалось, пуговицы, крючки…

- Мы в печке ненужное тряпьё сжигаем. Крючки, например, - всё, что от старой юбки осталось. Вы что же, думаете, я туда мужа засунула?

Женщина не скрывала раздражения, но в конце тирады голос дрогнул, выдавая сильное волнение. Если и хотела изначально съёрничать, укоряя милиционеров за их нелепые догадки, то заданного тона до конца не выдержала. И фраза прозвучала скорее как просьба оставить её в покое…

Доказательства того, что преступление совершено именно здесь, косвенные, а потому объявить вдову виновной в убийстве было нельзя.

Засветилась

И тут на помощь пришла техника, точнее, химия. Решено было опробовать спецсостав, который только поступил в ОВД. Если обработать им помещение, а затем использовать специальную лампу, то лучи проявят следы крови, как бы ни старались их смыть.

Вновь поехали в дом убитого, пригласили понятых. Когда эксперт включил лампу, все остолбенели… Флюоресценция голубого оттенка была повсюду: на полу, на спинке кровати, тумбочке, занавесках. Не было её только на обоях, которые, как потом выяснилось, женщина успела сменить.

Нервы у подозреваемой не выдержали. Она покачнулась и стала оседать на пол, твердя: «Всё, всё... я... дура». Следственные действия прекратили. Покаялась убийца чуть позже, когда пришла в себя:

- Я уже и вещи собрала. Знала, что всё раскроется.

…Геннадий вернулся домой пьяный. Руки распускать не стал, наоборот, был настроен на «любовь», причём скорую и похотливую. Без церемоний стал тащить жену в спальню. Будь они вдвоём, она, может быть, и стерпела скотское отношение, но в доме находилась её взрослая дочь. В гости приехала, а тут такой содом… Вот и дала женщина супругу отпор, а тот с пьяных глаз налетел на падчерицу. Мать, сначала кулаками молотившая озверевшего мужчину, поняла, что не сможет его оттащить. Кинулась в сени, ища что-нибудь, чтобы усилить удар. Вернулась с топором. «Отойди от неё, скотина!» - она кричала, сжимая рукоятку до боли в пальцах. Но муж не унимался… Тогда она перестала кричать: налетела на обидчика сзади, стремительно, как птица, защищающая птенцов. Ударила обухом по затылку. Но мужчина только рассвирепел. Ударила его ещё и ещё раз, пока не затих. Когда поняла, что убила... испугалась.

- Дочь ни при чём, - я её еле в чувство привела, - закончила женщина рассказ. - Молодая она, жизнь ей не ломайте. Я всё сделала сама. Сжечь хотела, не смогла… Завернула в одеяло, на санки - и в лес. Никогда не думала, что смогу убить. Жалею, что побоялась сразу в милицию позвонить...

Позвонить, чтобы признаться или вовремя попросить защиты от семейного тирана, она уточнять не стала. Да и что было проку. 

Ольга ОРЛОВА
Саратовская область

09.08.2018