Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Не умирай, моя деревня!

Пожалуй, одна из самых страшных войн, о которых, однако, никто никогда и нигде не объявлял, завершилась практически на наших глазах. Это война между городом и деревней.

И в брёвнах, и в рёбрах

Нигде её результаты не заметны так, как в России. И у этого есть вполне рукотворные причины. С середины XIX века русскую деревню то и дело сотрясали катаклизмы: за отменой крепостного права последовала земельная реформа, за капитализацией экономики - реформа Столыпина и урбанизация… Но основной сокрушительный удар нанесён был с приходом к власти большевиков, объявивших крестьянской России беспощадную войну.

Добила едва державшуюся на плаву ещё в 70-80-е годы прошлого века, сильно поредевшую советскую и уже поголовно колхозную деревню очередная революция начала 90-х.

В результате деревня была многократно ограблена, изнасилована, развращена, споена, обезбожена и брошена подыхать при дороге. Многие тогда решили, что с ней раз и навсегда покончено и она уже никогда не сможет возродиться...

Осознавая трагичность ситуации, всё больше горожан, почти каждый второй из которых - потомок сельских жителей, чувствуют свою вину перед деревней. Но как можно вернуть долг, взятый поколениями предков из неисчерпаемого, как когда-то казалось, источника? Есть ли способ не просто навестить порой уже рассыпавшиеся в прах родовые дома или поросшие бурьяном могилы дедов-прадедов, но помочь тем, кто каким-то чудом остаётся жить в тех зачастую сказочно красивых краях?!

Этот способ нашли организаторы всероссийского проекта, переросшего уже в настоящее общероссийское движение «Общее Дело. Возрождения деревянных храмов Севера». Действительно, именно на Русском Севере больше всего сохранилась та утраченная в иных местах культура, тот русский дух, который, конечно, должен пахнуть непременно деревом, лесом, хорошо протопленной от русской печи бревенчатой избой, жаркой баней... И обязательно - старинной иконой в красном углу!

И хотя «Бог не в брёвнах, а в рёбрах», именно деревянные храмы (которые больше всего сохранились как раз на Севере) во многом остаются хранителями тех сакральных, потаённых глубин, которые и питали душу русского народа. Поэтому на них и обрушился удар захвативших власть в России в 1917 году богоборцев. Их рушили, обезглавливали, приспосабливали под амбары, конюшни и клубы.

А мы пойдём на Север!

Уже 15-й год действует проект «Общее Дело», расширяя свои границы и пополняясь всё новыми волонтёрами из различных городов России, ближнего и даже дальнего зарубежья. В этом году стартовало около 20 экспедиций в Архангельскую, Вологодскую, Костромскую области, а также в Карелию и Республику Коми. Да-да, есть люди, которые даже жарким летом спешат не к южным морям-океанам, а берут рюкзаки и устремляются в обратном направлении - на север.

Побывав в прошлом году в архангельской глубинке, где принимал участие в восстановлении часовни святых мучеников Флора и Лавра, я целый год жил полученной там радостью. И едва дождавшись отпуска, отправился в этот раз с группой единомышленников из Москвы, Петербурга и Сочи в Карелию, где на слиянии рек Водлы и Колоды затаилась старинная деревня Кубовская, с богатой и трагической историей!

Здесь был заявлен фестиваль «Плотницкого мастерства», организованный местными активистами при поддержке музея-заповедника «Кижи». Так местные активисты пытаются привлечь внимание к умирающим деревням Карелии, которых на сегодняшний день по данным местного портала «Черника» уже 110! Лично из меня плотник никакой, но ведь отдать свой долг деревне можно не только размахивая топором!

Преодолев более тысячи километров, мы попали в ту Россию, которую редко показывают по телевизору. Водлу - широкую и норовистую, как большинство карельских рек, пришлось преодолевать на пароме, частично на моторной лодке и в конце концов ещё и через подвесной мост. Удивительное место: мы словно оказались в далёком прошлом! Двери домов тут не запирают, а недешёвые моторы оставляют прямо в лодках - главном транспортном средстве кубовлян. А воду местные жители для всех своих нужд берут прямо из реки - своей кормилицы!

За неделю пребывания в селе, общения с местными жителями, из которых постоянно проживают в деревне сегодня около 30 человек, нам попался всего один выпивший. Похоже, русская деревня достигла того дна, дальше которого падать некуда. И оттолкнувшись от него, медленно поднимается! Символом этого стали и дети, которые нас встречали на берегу! Отчаянно белобрысые и голубоглазые, а ещё необычайно вежливые и гостеприимные: они первыми поздоровались и с радостью показали храм Смоленской иконы Божией Матери - главную цель нашей экспедиции.

Долгая дорога к храму

Построен он был в 1888 году. По местному преданию именно Смоленскую икону прибило к берегу реки после одного из наводнений. Деревня тогда была большая, многолюдная и состояла из двух концов, сошедшихся как раз у храма. Церковь с однокупольной, с деревянной же колокольней, так же увенчанной крестом. Храм в старину был центром духовной и культурной жизни села. В нём венчались молодые, крестили детей, встречали церковные праздники. Тут же отпевали и усопших - рядом с церковью образовался сельский погост. Сегодня о нём напоминает пара сиротливых крестов.

Основательно, многодетно и в достатке жили тогда сельчане, не ведавшие проблем повышения пенсионного возраста или безработицы. В этих края сроду не было ни крепостного права, ни барщины, ни оброков, а обилие рыбы, богатые сенокосы и лесные и охотничьи угодья позволяли вести достойную, степенную, размеренную жизнь.

О том благодатном периоде говорят сегодня сохранившиеся дома о двух и трёх этажах - настоящие терема! Даже нежилые и давно брошенные, они сохраняют стать и осанку. Но, годы берут своё, и один за другим эти старые дома падают как подкошенные в неравном бою со временем.

Отличие Кубовской в том, что здесь нашлись неравнодушные люди, которые решили побороться за свою историю. Усилиями небольшой группы энтузиастов - романтиков и краеведов - удалось добиться многого. Деревне приказом Минкульта Карелии присвоен статус исторического поселения: ведь официальной датой её образования считается 1582 год. Здесь сохранилась историческая застройка конца XIX - начала XX вв. Несколько домов, срубленных в тот период, и церковь Смоленской иконы Божией Матери внесены в список объектов культурного наследия края.

Осторожный оптимизм

Хочется верить, что деревня возродится. Для этого мы, собственно, и приехали, движимые исключительно верой.

Местные жители были рады показать московским гостям, свалившимся к ним как снег на голову, всё лучшее, что у них есть. Нас угощали местными пирогами-калитками и заваливали рыбой, картошкой и грибами. Водили с нами хороводы и пели у костра задушевные песни. Нам топили на выбор несколько бань и устраивали экскурсии по родной деревне, рассказывая о её достопримечательностях.

Вблизи села находится родник с чистейшей водой - лучшей по качеству во всём Пудожском районе, и знаменитые карельские пороги, один из которых - Щелика - привлекает множество туристов своей красотой.

Нам показалось, что в этом конкретном селе достигнуто долгожданное перемирие в изнурительной войне некогда враждующих сторон - города и деревни!

Не оставались в долгу и мы, отвечая радушным и хлебосольным хозяевам качественной топорной работой (так на Руси именовалось плотницкое дело) по консервации храма и одного из домов начала ХХ века. За неполную неделю, с учётом отрыва на отдых, обед и различные культурные мероприятия, было сделано немало. Но самым знаковым моментом стало воздвижение над храмом креста, изготовленного волонтёрами. Когда его поднимали над алтарной частью, в небе к радости всех присутствующих появилась радуга! В тот же день в храме, впервые за многие годы, был совершён чин крещения младенца настоятелем храма иеромонахом Лазарем.

Пьянство, лень и равнодушие - главные, как считается, беды русской, да и карельской деревни, здесь, кажется, преодолены. Осталось сделать нормой жизни многодетность и вернуться к вере предков! Яркие примеры этому есть. В соседнее село Пяльма возвращаются жители, когда-то его покинувшие. Брошенные родовые дома вновь обрели хозяев. И, по словам старосты села Сергея Поташева, за несколько последних лет здесь родилось уже пятеро новых членов сельской общины. А возрождение Пяльмы тоже началось с восстановления местной Ильинской часовни.

Роман ИЛЮЩЕНКО
Фото из архива автора 

13.09.2018