Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Бриллиантовая лихорадка, или Как распутывали тройное убийство

В конце 70-х - начале 80-х годов прошлого столетия по столице прокатилась серия громких преступлений, связанных с драгоценностями. Октябрь 1979-го - убийство вдовы генерала Липодаева, фронтового друга и однополчанина самого генсека Брежнева. Из жилища пропали бриллианты и ювелирные украшения на фантастическую по тем временам сумму - более ста тысяч рублей. Ноябрь 1980-го - ограбление вдовы писателя Алексея Толстого. Спустя почти год - кража из квартиры первой тогда в стране дрессировщицы львов Ирины Бугримовой. Но эти случаи меркнут в сравнении с преступлением, случившимся в Москве летом 1983-го в элитном доме на Беговой улице.

Не вышли на связь

Три женщины были жестоко убиты неизвестными, а из квартиры пропал мешок с раритетными ювелирными изделиями. Цену похищенного не смогли назвать даже в Эрмитаже и Алмазном фонде СССР. Об уникальном расследовании одного из самых громких дел советского периода вспоминают легенды сыска того времени…

Ветеран органов внутренних дел Игорь Васильев кладёт передо мной слегка потёртый толстенный блокнот с пожелтевшими от времени страницами.

- Вот он, родимый, - улыбаясь, говорит бывший опер, поглаживая его словно живое создание. - Как будто вчера было, а минуло с тех пор ни много ни мало 36 лет. На этих листах уместились ровно два года кропотливого труда - столько мы расследовали дерзкое убийство. Мои записи: оперативные планы-задания, опросы свидетелей и соседей, отработка всех участников событий, приметы подозреваемых, командировки.

…Шёл 1983 год. В то время старший оперуполномоченный по особо важным делам 2-го (убойного) отдела МУРа капитан милиции Игорь Васильев - уже опытный сыщик: за плечами - без малого 15 лет службы в уголовном розыске.

1 июля Игорь Юрьевич вышел из отпуска, сразу заступил дежурным по городу. Выезжал на все преступления. В этот же день, как потом выяснится, произошла трагедия и в том самом доме на Беговой улице. Но об этом стражи порядка узнают спустя несколько суток - 4 июля. Именно тогда в дежурную часть местного, 63-го отделения милиции позвонила взволнованная женщина и сообщила, что приятельница вот уже третьи сутки не выходит на связь. Затем последовал аналогичный звонок, но уже от других знакомых. Потом ещё…

По указанному адресу выехал наряд милиции с участковым.

Первой тревогу забила Эльза Яновна - близкая подруга погибших. Дело в том, что Ксения Троицкая была уже в почтенном возрасте и сильно болела. Из дома не выходила. Дочь Татьяна взяла больничный по уходу за матерью и тоже практически не покидала жилище. Зачастую просили купить продукты, вещи первой необходимости именно соседей. На дню по многу раз созванивались. На свою беду в квартире оказалась и домработница - 39-летняя Надежда Фролова, которая навещала семью и помогала по хозяйству.

Преступники никого не пощадили и не оставили женщинам никаких шансов выжить.

На месте происшествия

- Ближе к пяти часам вечера от начальника отдела Анатолия Егорова поступила команда: всем срочно прибыть к руководству и получить задание, - вспоминает Игорь Васильев. - Нам сообщили о совершении дерзкого преступления. После оперативного инструктажа сразу же отправились в адрес. То что увидел в квартире, поразило даже меня. В те времена в Москве ежегодно совершалось порядка 125 убийств. Но чтобы одновременно от рук злодеев погибли три человека, да ещё самой что ни на есть мученической смертью, - такого не было. Этим преступлением лица, совершившие его, бросили вызов обществу. И его приняли лучшие сыщики Советского Союза. Для оказания помощи в расследовании к месту трагедии прибыли более 50 муровцев. Только из нашего отдела в отработке жилого сектора участвовали 30 опытнейших сыскарей. Они и вошли в конечном итоге в созданный оперативный штаб по раскрытию тройного убийства. В следственно-оперативной группе были и старшие следователи по особо важным делам прокуратуры города Москвы, высочайшие профессионалы своего дела - Николай Жабин и Василий Сидельников.

К осмотру места происшествия привлекли криминалистическую лабораторию НТО ГУВД Мосгорисполкома, оснащённую на то время по последнему слову техники. Приехали первый заместитель министра - начальник ГУВД Мосгорисполкома генерал-лейтенант милиции Василий Трушин и первый заместитель начальника Управления уголовного розыска МВД СССР генерал-лейтенант милиции Геннадий Алексеев. Трушин сообщил нашему руководителю, что розыск преступников поставлен на контроль в ЦК КПСС. Что это значило тогда, думаю, пояснять не стоит. Понимали, необходимо в кратчайшие сроки найти злоумышленников и похищенное. Тогда же высокие руководители установили для нас ежедневные отчёты о проделанной работе, которые в результате аккумулировались на самом «верху». Поначалу злились на большой объём, думали, ни к чему эти бумажки, свалившиеся на наши головы. Но потом пришло понимание: благодаря такой системе смогли анализировать и принимать верные решения.

Бесценные раритеты

Погибшие имели большие связи и почти безграничные возможности. Из квартиры пропали несметные сокровища. О коллекции уникальных драгоценностей Троицких ходили легенды. Об этом же говорит и коллега Игоря Васильева, в те годы старший оперуполномоченный МУРа Геннадий Денисюк:

- Золото высочайшей пробы, бриллиантовые кольца, украшения на любой вкус, - перечисляет он. - А если определять их историческую значимость, то вообще нет цены. Это потом подтвердили и специалисты. Главная же проблема состояла в том, что точное количество похищенных ювелирных изделий никто не мог назвать.

Жемчужинами семейной экспозиции оказались, к примеру, кольцо «Маркиз», украшенное крупным сапфиром в обрамлении бриллиантов; перстень с изображением вольнодумца Вольтера, принадлежавший ранее Екатерине Великой; камея с профилем Екатерины II в образе Минервы в доспехах, подаренная императрице в честь победы в Крымской войне. Это богатство семья Троицких хранила в шкафу в самом заурядном тряпичном мешке с завязками: в таких когда-то школьники носили сменную обувь.

В ту пору для обычных советских граждан подобные драгоценности - что лики инопланетян. Никогда их не видели. Ну разве что в фильмах. О том, как они накапливались, их хозяева предпочитали не распространяться. Порой после подобных преступлений выяснялось, что в руках отдельных соотечественников оказывались богатства, превосходящие подборки западных миллиардеров. И семья, проживавшая на Беговой, 20, не была исключением.

Коллекционировать украшения Троицкие начали ещё во время Великой Отечественной войны. В блокадном Ленинграде муж Ксении Ивановны имел доступ к продовольственным складам: распределял хлеб по карточкам. Со слов опрошенных подруг Троицкой-старшей, у её супруга действительно имелась возможность выменивать на продукты всевозможные украшения. Что он и делал. Уже в то время в семье скопилось немало раритетов ювелирного искусства. А после войны Ксения с мужем оказались на прибыльных местах работы, что позволяло обрастать необходимыми связями и продолжать собирать дорогие изделия. Даже после смерти супруга мешок из-под «сменки» становился всё увесистее…

Дочь Татьяна, как установили оперативники, трудилась косметологом в элитном московском салоне красоты. У неё «наработалась» большая клиентская база. Заведение, расположенное вблизи Кремля, возле ГУМа, посещал практически весь столичный бомонд. Поэтому не удивительно, что в списках подозреваемых оказались и люди довольно известные. Игорю Юрьевичу, к примеру, приходилось общаться с известнейшей в то время оперной певицей Большого театра Маквалой Касрашвили, диктором Центрального телевидения Марией Митрошиной.

Среди знакомых Троицких установили нескольких художников. Оперативники попросили их по памяти нарисовать украшения. Рисунки сфотографировали и разослали во все милицейские подразделения СССР. Забегая вперёд скажем - такой ход сыграл ключевую роль в расследовании.

Свыше пяти тысяч подозреваемых

Феноменальная память Игоря Васильева поражает. По прошествии стольких лет бывший оперативник не упускает ни малейшей подробности, лишь изредка обращаясь за помощью к блокноту. Он досконально помнит детали дела, имена и фамилии фигурантов, с кем доводилось лично работать. Всего же их оказалось очень много: в квартире обнаружили 11 записных книжек более чем с пятью тысячами контактов с номерами телефонов. География - весь Советский Союз.

- Каждый автоматически попадал в разряд подозреваемых, - продолжает ветеран. - Устанавливая и отрабатывая близкое окружение убитой семьи, родственные и иные связи, нельзя было из этого числа исключать никого! Мы их всех изучали. Забивали телефоны в базу данных ЗИЦ. Уже в те времена у задержанных и подозреваемых за совершение преступлений в обязательном порядке изымались личные записные книжки, сведения вводились в общий компьютер. Делали состыковку по номерам. Это новшество мы впервые опробовали в стране, начав заниматься данным делом. Самим вручную разобраться - жизни не хватило бы. К работе подключили практически весь оперсостав города Москвы.

Игорь Юрьевич уточняет, что особенный интерес представляли те, кто был хорошо знаком с семьёй на протяжении последних 10 лет и кто регулярно посещал квартиру убитых. Среди них - шесть близких подруг Ксении и Татьяны.

Первые версии

По горячим следам на преступников выйти не удалось. При отработке жилого сектора узнали: чужакам Троицкие не открывали. Замок от входной двери не взломан, то есть злоумышленников женщины впустили сами. Значит действовали знакомые. Или по их наводке.

Семью характеризовали исключительно с положительной стороны. Врагов и недоброжелателей не было. Из бесед и поквартирного обхода сыщики поняли: Троицкие любили хвастаться и делали это при любом удобном случае. Исключительно на всех фотографиях Ксения Ивановна и Татьяна красуются в «полном обмундировании» - запечатлены с многочисленными и совершенно разными украшениями. О богатствах знали все. И это лишь усложняло работу - совершить преступление или дать наводку на квартиру мог по сути дела любой.

Ещё было ясно: женщин перед убийством пытали, по видимости, выясняя, где спрятаны драгоценности.

- По расстановке следов и поскольку двухкомнатная квартира небольшая, определили, что, предположительно, в нападении участвовало не менее двух человек, - рассказывает Игорь Юрьевич. - Мы скрупулёзно работали, каждую вещичку, что лежала рядом с трупами, досконально осматривали. Буквально по сантиметру всё вокруг зондировали. Изъятые орудия убийства кропотливо изучались. Татьяну пытали особенно сильно. У неё проломлена голова. После вскрытия часть направили на экспертизу. Необходимо было провести специальное исследование, установить, каким именно орудием нанесли травму. Оказалось, куском металлической трубы. Как выяснится позже, преступник орудовал нунчаками. По характеру злодеяния предположение о личностях, его совершивших, у нас имелось. Все версии сразу отрабатывались.

…Среди близких знакомых семьи выявлен ювелир - некто Сергей Козлов. Он частенько ремонтировал украшения по просьбе Ксении Ивановны. Как оказалось, камея с изображением Екатерины II однажды побывала в его руках. Надо заметить, что ювелиры неохотно шли на контакт с правоохранительными органами. Особенно в те времена. На то у них была причина - нелегальный оборот драгоценностей, в котором участвовало подавляющее большинство специалистов такого профиля.

Козлов попал под подозрение одним из первых. Скрывать не стал: да, мол, ремонтировал по просьбе Троицкой данное украшение. Припаивал сломанную крепёжную иголочку не золотом, а серебром. Потом эта «особенность» изделия также сыграет свою роль в раскрытии преступления. Сам же Сергей оказался непричастным к убийству.

Цыган и Галина Брежнева

Шло время. Многочисленные зацепки сыщиков не приносили желаемого результата. То они вдребезги разбивались о железные алиби подозреваемых, то молниеносно рушились под натиском всевозможных нестыковок. Но однажды операм, казалось, улыбнулась удача.

При отработке связей Троицких милиционеры выходят на Бориса Буряце - артиста цыганского театра. Именно он проявлял особый интерес к драгоценностям убитых. Установили, что тот занимался скупкой ювелирных изделий и драгоценностей. А из показаний одной из фигуранток, проходившей по делу, стало ясно: мужчина буквально вымаливал у Троицкой-старшей кольцо с изображением Вольтера. Причём выпрашивал его неоднократно и с завидным упорством: «Отдам за него всё, что захочешь!» Это ювелирное изделие всемирно известный французский поэт и прозаик якобы лично подарил императрице. Соответственно, оно представляло большую историческую и художественную ценность.

Однажды Боря, придя в гости, перед хозяйкой квартиры высыпал горсть бриллиантов. Но Ксения Ивановна и Татьяна оказались непреступными и твёрдо дали понять: кольцо не продаётся. Мало того, оперативники узнали, что как-то Буряце во время совместного чаепития подлил хозяйке в напиток некую жидкость. Она мгновенно почувствовала недомогание, и Татьяне пришлось вызывать для матери скорую. Тогда всё обошлось. Обращаться в правоохранительные органы женщины не стали.

Эти факты не могли не заинтересовать муровцев. Буряце тут же взяли в разработку. Он стал одним из главных подозреваемых. Но здесь сыщиков поджидал сюрприз. Оказалось, что Борис Иванович вхож в ближайшее окружение… генерального секретаря ЦК КПСС. Являлся близким приятелем Галины Брежневой. Правда, с самого «верха» палки в колёса вставлять не стали. Просто потребовали нигде не упоминать имя дочки вождя партии.

На тот момент цыганский актёр отбывал тюремный срок. Попался на спекуляциях с драгоценностями. Однако это не исключало причастности к убийству. Ведь запросто мог дать наводку из мест лишения свободы, спланировать и всё организовать.

В колонию к Борису направилась милицейская группа, в её составе был старший оперуполномоченный, а позже министр внутренних дел Владимир Рушайло. Но и Буряце оказался непричастным к инциденту.

Грабитель с «Катрана»

1985 год. В одном из кабинетов МУРа на Петровке, 38 раздался телефонный звонок. Это был Владимир Букин из Киева, начальник местного отделения уголовного розыска.

- Игорь Юрьевич, тут сидит на допросе задержанный за сегодняшний грабёж, - пояснил коллега. - Стал его пробивать по вашей сводке-ориентировке… Так вот, говорит, и перстень с Вольтером, и камею с изображением Екатерины II не только видел, но и в руках держал. На мои уточнения пояснил, что на последней - крепёжная иголка припаяна серебром. Две недели назад в Ялте в ресторане «Катран» он играл в покер в подпольном казино. Там ставили на кон эти ювелирные изделия. Кто сидел за столом - не знает. Имена не запомнил…

Васильев не дал договорить Букину! Возможно ли словами передать те чувства, которые нахлынули в тот миг на Игоря Юрьевича?

- Это «наши» драгоценности! - выпалил он. - Они самые, с подпайкой! Владимир Иванович, родной, только не упусти фигуранта. Срочно выезжаем. Ночь - и мы в Киеве!

Так, наконец, фортуна улыбнулась операм. Теперь уже цепкая хватка муровцев доведёт дело до победного конца - в этом никто на Петровке, 38 не сомневался. Хотя впереди ещё много работы по выявлению убийц и возвращению драгоценностей…

На правильном пути

Задержанный утверждал, что двумя неделями ранее он был в ялтинском ресторане «Катран», где играл в покер в подпольном казино. Там же один из посетителей поставил на кон кольцо с Вольтером и камею с изображением Екатерины II.

Ошибки быть не должно - именно эти украшения значились среди похищенных в квартире на Беговой. Группа оперативников Московского уголовного розыска срочно вылетела в Киев.

Первым делом сыщики допросили того самого мужчину, проходившего по делу о грабеже.

- В «Катране» играют по-крупному - ставят машины, драгоценности, японскую аппаратуру, - поведал он. - Ваше кольцо я не только видел, но и в руках держал.

Имён игроков допрашиваемый не знал. С трудом вспомнил лишь клички так называемых «воров в законе» - Эдик, Банан и Лесник. Ими и заинтересовались приехавшие из столицы милиционеры.

Первым объектом стал Лесник. Но как взять его в оборот? Сыщики пошли на хитрость. Подослали к нему «выпивоху», который предложил скинуться на троих, а получив отказ, сквозь зубы процедил обидное ругательство. На это и рассчитывали! Завязалась потасовка, заранее подготовленный наряд милиции, находившийся поблизости, тут же оказался на месте событий.

Лесника задержали. Как только перед ним предстали опера из МУРа, тот сразу всё понял и после недолгих переговоров согласился выдать перстень, выигранный в «Катране».

- Когда увидели уникальное изделие с изображением Вольтера, на душе сразу стало спокойно, - вспоминает Геннадий Денисюк, в те годы старший оперуполномоченный убойного отдела МУРа. - Поняли, что на верном пути.

А дальше милиционеры шаг за шагом выходили на граждан, «под протокол» изымали разыскиваемые ювелирные ценности. Ещё недавно казавшийся запутанным, клубок начал разматываться с умопомрачительной скоростью. Сыщики понимали: вот-вот - и нападут на след злоумышленников.

От скупщика - к продавцу, от свидетеля - к фигуранту… Вскоре милиционеры нашли того, кто приобрёл драгоценности непосредственно у одного из убийц - Олега Новицкого, к тому моменту отбывающего наказание за совершение другого преступления. Он сознался в содеянном и дал показания на своих подельников - Виктора Анкудинова, проживающего в Алупке, и Алексея Цубербиллера, уроженца Ялты, на тот момент ищущего лучшей жизни в столице СССР.

О квартире, таящей в себе богатства, Новицкий узнал от Цубербиллера, чья сестра по имени Кира была хорошо знакома с семьёй Троицких. Брат тоже несколько раз заглядывал к ним в гости.

Выпавший элемент

Чтобы понять все перипетии расследования, отмотаем время немного назад.

Сотрудники угро работали, казалось, с безграничной картотекой лиц, проходящих в качестве подозреваемых. Данные практически ежедневно пополнялись новой информацией. Шла скрупулёзная проверка фигурантов.

- За качеством работы следили пристально, - вспоминает ветеран органов внутренних дел Игорь Васильев. - Когда мы разослали ту самую сводку-ориентировку с изображением похищенных вещей по всем регионам, то и определили срок отработки того или иного субъекта, имеющего отношение к делу. И что именно должно быть отражено в документе по проверке. А это в первую очередь - наличие судимости, компрометирующих материалов, родственные и иные связи. Всё это должно указываться в бумагах, которые нам направляли с мест. Некоторые ответственно относились, другие - спустя рукава, присылали отписки. Мол, собственных проблем хватает, ещё и «на Москву пахать». Тут и кроется главная проблема. Дело в том, что в учёт местным стражам порядка тогда не засчитывались раскрытые злодеяния, совершённые в прошлые годы и на чужой территории. То есть отсутствовал действенный рычаг - не было мотивации, только… совесть. А ведь от этого зависел и итог оперативной работы. Да, преступление могли раскрыть гораздо раньше, если бы не пресловутый человеческий фактор, а вернее, элементарная халатность. Так вышло и с Лёшей Цубербиллером по кличке Лёлик - наводчиком на квартиру. Имя его сестры Киры было в списке контактов Троицких. В первые же дни её вроде как опросили, но не качественно. В результате до нас не дошли сведения, что у неё есть брат. Именно он всю эту кашу заварил! И имей мы раньше полную информацию по «контакту Кира», не пришлось бы два года, что называется, землю носом рыть. Важный тогда элемент просто-напросто упустили.

Как это было

В 1982 году Лёлик из Крыма поехал покорять Москву. Там знакомится с приятельницей сестры - немолодой, но энергичной Татьяной Троицкой. Богатства её квартиры ослепили молодого человека. Чёрная зависть жгла душу и не давала покоя: «Ну почему кому-то всё, а другим - ничего!» Однажды женщина разоткровенничалась с ним и не смогла устоять - показала по доброте душевной мешок с драгоценностями.

После того визита к Троицким Алексей теряет покой и сон. А по прибытии домой тут же отправляется в Алупку к неоднократно судимому приятелю Олегу Новицкому. В красках описывает то, что довелось увидеть собственными глазами в московской квартире, приговаривая: «Живут же люди!» Сам Лёлик наотрез отказался участвовать в ограблении квартиры. Так и сказал: «Информацией поделился, а взамен - часть похищенного».

Новицкий без труда нашёл себе другого компаньона - Анкудинова.

Троица быстро продумала план действий. Цубербиллер предупредил, что семейка посторонним двери не открывает, поэтому надо раздобыть белые халаты и под видом сотрудников санэпидемстанции попасть в логово богатеев. К тому же, со слов Лёлика, Троицкие жуть как боялись подцепить какую-нибудь заразную болезнь.

…В белых халатах и с пробирками в руках на нужный этаж поднимались Новицкий и Анкудинов.

- Откройте, санэпидемстанция! В вашем доме обнаружены споры сибирской язвы!

После этих слов замок «зашумел»…

Когда открывшую дверь Ксению Ивановну ударом в лицо свалили на пол, дочь в соседней комнате бросилась к форточке звать на помощь. Но Татьяну тут же настиг Анкудинов. Он ударил её нунчаками, которые смастерил сам, залив в полости металлических трубок свинец.

Непрошеные гости ещё долго избивали беспомощных женщин, пытаясь выведать, где лежат ювелирные украшения. Потом решили, что в живых никого оставлять нельзя.

Вернувшись в Крым, добытые драгоценности делили горстями. Преступники даже не представляли реальную цену украденного. Могли запросто отправиться на рынок и за бесценок сбыть изделие. Так коллекция семьи Троицких стала расходиться по всему Советскому Союзу. К слову, большинство украшений милиционерам удалось отыскать.

Приговор

Новицкий покончил с собой в Бутырской тюрьме ещё до суда. Однако успел побывать на всех следственно-оперативных действиях, тем самым закрепив имеющиеся доказательства по делу. Узнав о самоубийстве подельника, Анкудинов попытался свалить вину на него. Но следствие установило: инициатором убийств и исполнителем был именно он.

Преступник получил по заслугам. Из приговора суда: «Окончательной мерой наказания по совокупности преступлений считать смертную казнь - расстрел с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества».

- Это был человек без эмоций, - так говорила о нём адвокат Марина Редькина, защищавшая злоумышленника на предварительном следствии. - Родился в колонии и с детства отличался особой жестокостью: убивал птиц, издевался над животными. Не испытывал раскаяния или угрызений совести. Анкудинов хладнокровно показал и рассказал, как расправился с женщинами.

Наводчика Цубербиллера за подстрекательство суд приговорил к 12 годам колонии общего режима…

Сергей БАШКАТОВ 
Фото из личного архива 
Игоря Васильева 
и материалов уголовного дела 


Наша справка

Из протокола осмотра места происшествия: «По результатам осмотра трупов и предварительным выводам судебно-медицинской экспертизы смерть Троицкой К.И. наступила от механической асфиксии при удушении ремнем. Труп Троицкой Т.Н. имеет 9 колото-резанных ран в области шеи, два проникающих ранения грудной клетки, пять ушибленных ран в височно-теменной области справа… Причиной смерти является открытая черепно-мозговая травма. На трупе Фроловой Н.И, удушенной двойной петлёй из черного пояса, имеются две поверхностные резанные раны на шее слева. Во всех помещениях квартиры в беспорядке разбросаны различные носильные вещи и предметы обихода».

***

За 24 месяца опергруппа, занимающаяся делом гибели семьи Троицких и Фроловой, параллельно раскрыла ещё 47 преступлений, из которых 5 - убийства.


22.04.2019