Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Восхождение на духовный Эверест

С Александром Цурканом мы сидим в кафе напротив Театра на Таганке. Невольно вспоминается легендарная Таганка с Высоцким, Славиной, Шаповаловым, Хмельницким, Филатовым, Золотухиным, Смеховым и во главе с Любимовым. Александр показывает на окно второго этажа:

- Вот там, чуть правее входа, у меня была гримёрка. В 1996-м Юрий Любимов определил меня туда. Та самая грим-уборная, где готовился к спектаклям Высоцкий. Его стол с фотографией и цветами никогда никто не занимал.

- Что повлияло на ваш профессиональный выбор?

- В 1966 году под Новый год состоялась премьера фильма «Вертикаль». Прихожу домой с хоккея и слышу по телевизору: «Здесь вам не равнина, здесь климат иной…» Так не пели тогда. Песен красивых исполняли много, но в них не хватало такой мощной энергии, искренности, нерва.

Позже, когда участвовал в строительстве аэропорта в посёлке Ванавара Красноярского края, местный филолог познакомила с биографией Высоцкого и редчайшими студийными записями. Это ошеломило. Владимир стал для меня духовным Эверестом.

В тот момент в моём подчинении было 300 человек. Это в 24 года! Но понял - не моё. Разлиновал листок бумаги и написал: педагогика, журналистика, литература, актёрство. Вычеркнул то, чем не хочу заниматься. Остался театр.

- Как вы попали на Таганку?

- В 1987 году вернулся в Москву. Однажды жена показала газетное объявление: «Московский театр драмы и комедии на Таганке под руководством Юрия Любимова осуществляет набор в театр-студию… до 30 лет…»

Прослушивание проходило в здании театра. Утром приходишь часов в 7-8, а там уже сотня страждущих. Пытались пролезть кто как мог - кто через крышу, кто через кухню. Стремились показаться Любимову.

Встал в длиннющую очередь. Разговорился с девушкой, которая уже была в первой десятке. Только отошли выпить кофе, как первых абитуриентов увели на прослушивание. Подбегаем к организаторам, объясняем, что она была в той десятке. «А вы?» - спрашивают меня. Хотел правду сказать, но девушка перебила: «И он тоже». Так и просочился.

На прослушивании читал стихи. Александр Вилькин, помощник Любимова, спрашивает:

- Где же вы раньше были?

- В Сибири.

- Я обязательно скажу о вас Юрию Петровичу. Приходите на следующий тур. Немного позже узнал, как он охарактеризовал меня режиссёру: «У него нерв и энергия, как у Володи».

- Расскажите о первой встрече с Любимовым.

- Юрий Петрович увидел меня на последнем туре. Мы разыгрывали сценку-импровизацию: к начальнику ЖЭКа приходят посетители с проблемами: кран протекает, батарея лопнула. А я был в роли начальника-бюрократа. Сыграл настолько натурально, что хохотали все, в том числе и Любимов. Когда Юрий Петрович подошёл к нам, я ему эмоционально:

- Я пришёл к вам в театр и отсюда никуда не уйду.

- А я вас и не гоню. Сколько вам лет?

- 28, - соврал я и даже потом паспорт «потерял» для верности.

- А выглядите моложе.

- Десять лет профессионально занимался спортивной гимнастикой. Готов сальто сделать, фляки.

- Нет-нет, вижу. Я тоже умел когда-то и фляки, и сальто делать...

На следующее утро примчался к «Щуке», но не увидел себя в списках. Всё внутри похолодело. И только с третьего раза нашёл своё имя первым. Фамилии размещали не по алфавиту, а по набранным баллам.

- Что отличало актёров на Таганке?

- Любимов обладал сильной энергетикой и подбирал труппу под себя. Мужчины - физически крепкие, темпераментные, с харизмой. И женщины - Зинаида Славина, Алла Демидова, Наталия Сайко, Люба Селютина - со своим творческим почерком. Все актёры музыкальные, одержимые, глубоко преданные театру. Если репетировали вполсилы, Любимов останавливал игру. Мастера невозможно было обмануть.

Вокруг Юрия Петровича собрались талантливые композиторы, музыканты, сценаристы, писатели, художники, актёры и академики, составлявшие худсовет.

Это способствовало тому, что в 1964 году в Москве родился великий мировой синтетический музыкально-поэтический театр. Вставки для спектаклей писал гениальный Николай Эрдман. Декорации изобретали Давид Боровский, Семён Бейдерман и Виталий Прусаков.

Это они придумали в «Пугачёве» установить сцену под наклоном 30 градусов, а в центре разместить кряжистый пень. Борис Хмельницкий выходил в зипуне, с двумя огромными топорами. Со взглядом хищника он резко разворачивался, вбивал оба топора в пень и исчезал за кулисами. Появлялась в кринолине Екатерина II, садилась, облокачивалась на топоры, как на ручки кресла: «Так, что у нас происходит?» И понятно становилось, что это русский бунт - беспощадный, замешанный на крови, всегда приводящий к плахе. А наклон сцены показывал путь к пропасти. Такой ход предложить зрителю могла только Таганка!

- На сцене Театра на Таганке вы играли главные роли одновременно в пяти спектаклях: «Москва - Петушки», «Братья Карамазовы», «Марат и маркиз де Сад», «Мастер и Маргарита», «Пять рассказов Бабеля». Как вы справлялись с такой нагрузкой?

- Чего стоили наши кульбиты, стойки на руках и голове с монологами в спектакле «Москва - Петушки»! Бывало и ночевал в театре.

Помню, в 95-м репетировал поздно вечером - один на сцене, декламирую. Вдруг раздаётся голос Юрия Петровича:

- Репетируешь? Не надо одному. Иди домой, неугомонный. Отдыхай! Ты хоть знаешь, почему я тебя в театр взял?

- Очень хотел к вам.

- Ой, мало ли что ты хотел… У тебя энергия есть. Как у Володи. Ты её береги. Не у каждого актёра такой дар.

Там сцена старая. Пандус метр высотой. Он у пандуса внизу, я наверху. Поднимаю глаза, а над головой Мастера портрет Володи. Вот такая картина - Любимов, Высоцкий и я. И так тепло на душе!

- В 2000 году в вашу жизнь вошёл кинематограф. С какими режиссёрами вам было интересней работать?

- Запомнились съёмки у Владимира Мотыля в фильме «Багровый цвет снегопада». Познакомились мы с ним на Мосфильме. Владимир Яковлевич меня окликнул, предложил играть в его фильме и только потом, спохватившись, представился. Я был приятно поражён скромностью известного режиссёра.

Снимали сцену, когда мой герой умирал под колёсами машины. Мотыль говорит: «Хорошо, снято! У меня БЫЛО». И спрашивает: «А у тебя мурашки были?» Я ему: «Были». После просмотра материала режиссёр подытожил: «Переснимать не будем. А на озвучке ещё подтянем, и будут две мурашки».

Кстати, считаю, что в кадре лучше сказал, чем на озвучке. Потому что был в игре. Опять же, к разговору об энергии. Она либо есть, либо её нет. Сила воображения видоизменяет пространство и время. В этом секрет актёрского мастерства. Если нет энергии воображения, то нет и роли.

- Среди ваших героев есть сотрудники милиции, полиции. Как готовитесь к таким ролям?

- Черпаю образы из личных наблюдений. Я стараюсь показать в своих персонажах благородство офицеров.

Хотя были и исключения - роль «оборотня в погонах» Зыкова в сериале «Телохранитель». Пытался понять, где находится грань, за которой человек становится предателем. Игрой старался предостеречь: не делай так, одумайся. Иначе ты превратишься в «жижу», и у тебя не останется ни стержня, ни души. Конец личности.

- Вы пишете стихи, поёте, играете на гитаре. Насколько активна гастрольно-концертная деятельность?

- С концертами езжу часто, и не только по стране. Трижды бывал в Сирии, выступал на блокпостах. Офицеры и солдаты - публика благодарная. Каждое утро молюсь за наше воинство и прошу об этом своих зрителей. У воина во Христе больше шансов выжить. Я в это верю. Участвую в православных фестивалях. На концертах пою и читаю о мужестве, вере, любви, Родине.

Лично я счастлив, что родился в России, в Орехово-Зуеве, откуда родом меценат Савва Морозов. Это он построил МХАТ, поддержал русский театр. И как знать - не было бы Морозова, возможно, не было бы и Таганки, и актёра Александра Цуркана.

Беседу вела
Елена ШЕРШЕНЬ


Визитная карточка

Заслуженный артист России Александр Цуркан родился в 1960 году в подмосковном Орехово-Зуеве. В 1982-м окончил Московский автодорожный институт. Был заместителем начальника аэропорта в Красноярском крае, рабочим, монтажником, сторожем-пожарным.

В 1990 году поступил в Московское высшее театральное училище им. Б. Щукина на актёрское отделение: курс Ю.П. Любимова - студия при Театре на Таганке.

Исполнил в кино более 70 ролей: в фильмах «Штрафбат», «Ангел на обочине», «Бумер-2», «Опасная связь»; сериалах «Марш Турецкого», «Сибирочка», «Московская сага», «Новая жизнь сыщика Гурова», «Горыныч и Виктория», «Русский перевод», «Москва. Три вокзала», «Салон красоты» и других.

За роль капитана Карцева в киноленте Виталия Лукина «Прорыв» удостоен благодарности Президента Российской Федерации.

Награждён медалями «За укрепление боевого содружества», «За заслуги в борьбе с международным терроризмом», «Участнику военной операции в Сирии».


09.09.2017

партнёры