Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Партнёры|Контакты

Публикации

Как «пилили» советский бюджет

За плечами полковника милиции в отставке Николая Гойкалова раскрытие сотен экономических преступлений. Среди них и самые громкие дела эпохи СССР.

Если можно разбить бутылку, её непременно «разобьют»

Борьбу с расхитителями социалистической собственности Николай Иванович начал в 1971 году в РОВД Хохольского района Воронежской области. Туда выпускника Минской специальной школы милиции МВД СССР направили по распределению.

Его первое уголовное дело обернулось сразу шестью делами. «В Хохольском районе был сахарный завод, и под покровом ночи так называемые несуны воровали с предприятия сахар, - вспоминает Николай Иванович. - В результате недельной засады удалось возбудить шесть уголовных дел». Потом были разоблачения и более серь­ёзных преступников. На скамью подсудимых отправлялись и председатели колхозов, и расхитители бюджетных средств, выделенных на строительство дорог. В 1976 году перспективного оперативника пригласили в отдел БХСС областного управления. За свою милицейскую службу Николай Иванович распутал не один преступный клубок, нити которого очень часто тянулись на партийный верх. Более двадцати лет Гойкалов служил в УБХСС УВД по Воронежской области, а в 1987 году как самый опытный сотрудник возглавил это управление. Его даже откомандировывали в облпрокуратуру для расследования уголовного дела горпищеторга.

«Схема там была сложная, - рассказывает Николай Гойкалов, - в результате у гастрономов, которые входили в систему горпищеторга, появлялись теневые излишки денежных средств. К примеру, при отгрузке можно было разбить две бутылки водки. И по документам их обязательно разобьют. На деле же советские граждане их купят в гастрономе. Да и обычный обвес покупателей тоже никто в торговле не отменял. Вот вам и 100 % прибыли. Директор делал, как сказали бы сегодня, «откаты» главе Департамен­та торговли облисполкома. А там обеспечивали покровительство и не ворошили «осиное гнездо». Один из главных фигурантов того дела получил 10 лет лишения свободы».

Про усушку, утруску и пожары

Довелось Гойкалову принять участие и в расследовании знаменитого «хлопкового дела».

Всё началось с сомовской ватно-войлочной фабрики, расположенной в пригороде Воронежа. По словам Николая Ивановича, сначала получили оперативную информацию о том, что продукцию там делают из отходов хлопковой промышленности. Вместо первосортного, по документам, хлопка в цеха приходит так называемый улюк. Начали копать. Оказалось, что товарищи из братской Республики Узбекистан привозили деньги и «благодарили» воронежскую верхушку фабрики за недогляд.

«Чтобы выполнить взятые на себя «повышенные обязательства», сборщики хлопка начали подкладывать камни в мешки, - объясняет Николай Гойкалов. - Приписки делались на всех уровнях. Сначала лишнюю цифру дописывает бригадир, за ним - председатель колхоза, следом - руководитель области. В результате Узбекистан получал огромные деньги за хлопок, в том числе и за приписанные тонны. Они расходились по карманам местных чиновников. Конечно, приходилось скрывать тот факт, что нужного количества хлопка нет. Начиналась усушка хлопка, его утруска, случались регулярные «пожары» на заводах. Так родилась система, в которой были завязаны все: и сборщики хлопка, и бригадиры, и председатели колхозов, и главы районов. Позже установили, что директору завода, который принял несуществующее сырьё, давали взятку - 10 тысяч рублей за один пустой вагон. Такая система охватывала весь Союз. Где-то взятка больше, где-то меньше. В Воронеже она доходила до 20 тысяч за вагон. И даже такие цены не останавливали гонцов из Средней Азии».

В ходе следствия стало понятно, что кто-то давал на это карт-бланш. Как оказалось, в коррупционный клубок была втянута и партийная верхушка ЦК КПСС.

Самим тянуть за эти ниточки было крайне опасно. О расследовании воронежских сыщиков сообщили в Москву. Гойкалова вызвали в Генпрокуратуру СССР. Там воронежский оперативник узнал, что его дело - это только звено в целой цепочке коррупционных преступлений, которой был обмотан весь Советский Союз. Так Николай Гойкалов попал в знаменитую следственную группу Николая Иванова и Тельмана Гдляна. Андропов, понимая, что силами местной милиции такие преступления не раскроешь, направил из Москвы комиссию Прокуратуры СССР, в которую вошли следователи со всего Советского Союза. 3 400 оперативных работников МВД и КГБ, почти 700 бухгалтеров и экономистов, всего около 5 000 человек - таков был штаб по расследованию «хлопковых дел». Николаю Гойкалову было поручено возглавить одну из следственно-оперативных групп, которые направлялись в Узбекистан.

Кланялся низко, обещал содействие

Николай Иванович рассказывает: «Когда мы прибыли в один из районов Узбекистана, нас встретил местный прокурор. Кланялся низко, обещал всякое содействие, а после написал жалобу в Москву о том, что прибывшие следователи запросили что-то невыполнимое. Из центра ему ответили коротко: всю запрашиваемую информацию в полном объёме предоставить».

«Хлопковое дело» набирало обороты. Каждый день на допрос вызывали сотни человек. В Узбекистане началась паника. За решётку сажали самых уважаемых и неприкосновенных людей, которые за пять лет, с 1979 по 1985 год, приписали 5 млн тонн хлопка. Из госбюджета было выплачено 3 млрд рублей, из которых 1,4 млрд фактически похищено. При этом контрольные органы стали винтиком в огромном механизме хлопковой мафии. Они всё больше вовлекались в процесс «пиления» бюджета, взаимного обмана. Следователи изъяли миллионы наличных рублей, несколько тонн золотых монет, украшений - всего было так много, что трудно представить, как можно столько заработать, получая по 180 рублей в месяц!

Андропов лично контролировал «хлопковое дело». Следователи просмотрели огромное количество дел и допросили 56 тысяч человек. СИЗО были переполнены, и все арестованные частично признавали вину, мол, да, взятку получил, но передал её другому, и так по кругу.

Фактически следственная группа, присланная в Узбекистан Юрием Андроповым, «перепахала» всю республику и нарушила вековые устои жизни. В Средней Азии всегда жили по своим законам. И эти правила были нарушены.

«Хлопковое дело» стало предвестником конца существования единой страны. И дело даже не в хлопке. Коррупция в верхах власти достигла катастрофических масштабов. Так продолжаться уже не могло…

Денис БАРАНОВ
Воронежская область
Фото из семейного архива Николая Гойкалова


Наша справка

16 марта - День образования службы по борьбе с экономическими преступлениями

В этот день в 1937 году приказом НКВД СССР № 00114 в составе Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР был создан отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС).

На вновь созданные подразделения возлагалась борьба с хищениями социалистической собственности, спекуляцией, фальшивомонетничеством, вредительством в торговых, кооперативных, заготовительных организациях и сберкассах. Кроме того, их сотрудникам вменялось в обязанность оперативное руководство комендантами системы «Заготзерно». В 1941 году к компетенции ОБХСС прибавилась борьба с контрабандой.

16.03.2017

партнёры