Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

А сэру Маккартни сложней…

Песни группы «Чайф» узнают по первым аккордам и исполняют от мала до велика. Её участники давно стали легендами, но не превратились в «капризных звёзд». Для нас, как и много лет назад, они просто ребята из соседнего двора, умеющие дружить, от души веселиться и грустить. В гостях у редакции - лидер группы Владимир Шахрин.

- Что нового в жизни вашей легендарной группы? Или коллектива единомышленников?

- Скорее, семейного предприятия! Потому что «Чайф» - это такая родственная история с детьми, внуками, жёнами, все друг друга знают и общаются.

Лучшее, что может случиться с рок-группой, - быть в движении. Мы в седле, сейчас в туре, отмечаем 20-летие альбома «Шекогали». Исполняем все композиции по порядку. А второе отделение добиваем новыми песнями и старыми хитами. С удовольствием играем эту программу. Тур, по нашим меркам, не очень большой - 20 городов.

Ещё мы записали пять песен для следующего проекта, думаю, в январе-феврале закончим остальные.

- Будете выпускать традиционный альбом или, как нынче принято, выложите треки по очереди в Интернете?

- Песня «Чей чай горячей» крутится уже с лета, а сейчас и вторая - «Что мы делали в прошедшем году» - зазвучала. На неё есть клип, очень милый. По крайней мере, людям нравится его смотреть. Конечно, можно и выкладывать, тут общего правила нет.

- Ваша аудитория привыкла к физическим носителям или уже перенастроилась на электронные?

- Диски по-прежнему покупают. Мы за нынешний тур продали уже порядка 15 тысяч CD, это по нынешним временам очень много. Переиздание альбома «Шекогали» расходится - и компакт, и винил.

Но в принципе формат альбомов - уже анахронизм, только «староверы» вроде нас выпускают их - в большей степени для себя и таких же, как мы. А люди сегодня сами собирают трек-листы из отдельных песен, которые им нравятся, заставить их целиком послушать пластинку - сложно.

Мы по-прежнему стараемся много внимания уделять мелодии, чтобы запев, припев, проигрыши были запоминающимися. Не зря же многие говорят, что научились играть на гитаре под наши старые песни. Хотим, чтобы и новые их не разочаровали. Уж не знаю, рок или не рок играем, но точно работаем в жанре хорошей песни.

- Как выглядят концерты сейчас? У вас такое количество хитов, которые люди хотят услышать! Как вы с этим справляетесь?

- Это самая сложная история - написать плей-лист для концерта. Точно знаю, каким бы хорошим ни было выступление, после него обязательно найдутся недовольные, которые скажут: мол, вот это не сыграли, а ещё и вот то… С другой стороны, понимаю, что сэру Полу Маккартни ещё сложней, у него хитов больше (смеётся. - Прим. авт.).

Вообще, если вернуться к вопросу о том, что представляет собой «Чайф» сегодня, думаю, мы одна из немногих, можно сказать, последних российских «олдскульных» групп, которые на сцене выглядят и звучат так, как и была придумана рок-музыка в начале 60-х. У нас нет никаких компьютерных подкладок, так называемых плейбэков, метронома в ухе, который задаёт темп. Барабанщик отстучал палочками счёт согласно тому настроению, в котором он сегодня проснулся, - в таком ритме мы и играем. Можем во время концерта перемигнуться и исполнить ещё один или несколько инструментальных фрагментов, если нас «качнуло», повторить припев или целый куплет.

Прошлой осенью был небольшой тур по США, Канаде и Великобритании, и на американской таможне по недоразумению не пропустили три наших чемодана с проводами, звуковыми обработками и прочей аппаратурой. Для кого-то это стало бы полным крахом. А мы прилетели в Сиэтл с одними гитарами в руках, усилители на сцене были, шнуры нам дали. Подключились и сыграли с тем же привычным для всех нашим фирменным звуком без педалей и звуковых обработок. Мы это умеем.

- Сколько лет «Чайфу»?

- 33 года, считая с первого концерта, когда 29 сентября 1985 года вышли на сцену и сказали, что наша группа называется «Чайф». А так с Володей Бегуновым играем уже 42 года.

- Столь долго в каноническом составе у нас, пожалуй, выступает ещё только «Машина времени». Как вам удалось сохранить задор, желание играть и сочинять вместе?

- Мы совершенно не случайно собрались. С Бегуновым учились в школе, играли в студенческом ансамбле, точки соприкосновения нашли ещё в детстве. С барабанщиком Валерой Севериным познакомились в армии в 1979 году. Славу Двинина, который играет у нас «всего» 22 года, с 96-го, знаем гораздо дольше - ещё с первого фестиваля свердловского рок-клуба… То есть, все эти люди не по объявлению, не по конкурсу пришли. Никогда не выбирали в коллектив участников по профессиональному признаку. Нам, скажем, нужен не барабанщик с такими-то техническими параметрами, а наш друг, который как умеет, так и играет, а мы уж подстроимся, сделаем нужные аранжировки.

Вот мы с Бегуновым, считаю, паршивенькие гитаристы. Но когда играем вдвоём, то переплюнем сотню замечательных виртуозов. Потому что те ритмические качели, которые мы с ним делаем, это… Ну, примерно, как у Кита Ричардса с Ронни Вудом из The Rolling Stones, когда помимо сцены вас очень многое в жизни связывает, и ты чувствуешь внутренний ритм человека.

- Уже много лет идут споры о том, существует русский рок-н-ролл или нет.

- Для меня ответ однозначен: существует. Я его вижу: эти группы, афиши, бываю на концертах и фестивалях, слушаю записи. Это востребованная музыка. По крайней мере, русский рок, на мой взгляд, ничуть не хуже и занимает не меньшие позиции, чем немецкий, мексиканский или итальянский.

- А молодая кровь есть?

- В принципе, да. Тут дело в том, что играют они очень круто, а вот мотивация совсем другая. В прошлом году Слава Двинин пригласил на свой юбилей одну группу. Вот исполняют они первые два отделения - всё супер! А на третьем понимаю: что-то пошло не так, словно холодом повеяло. Спрашиваю потом ребят: зачем компьютерные партии добавили под конец? Чтобы фирменно звучало, отвечают. Но получилось скучно и казённо. А как иначе, если ты не сам играешь, а аккомпанируешь компьютеру?

Мы в Екатеринбурге занимаемся фестивалем «Старый новый рок», молодые коллективы приглашаем. Бывает, появляется отличная команда, а через пару лет её уже нет. Почему разбежались? Говорят, что «выхлопа» нет, гастролей, денег и так далее. Так вам же нравится играть - играйте! Разве это не «выхлоп», не мотивация - просто быть парнем с гитарой?

Молодым не хватает терпения пересидеть, переждать какое-то время. Группа «Чайф» тоже не проснулась в одно утро знаменитой. Настоящая популярность пришла только в 92-м, когда мы с Бегуновым уже 16 лет музицировали.

В прошлом году вышел хороший двухчасовой документальный фильм «Про рок», где три музыканта из разных коллективов в течение шести лет снимали свою жизнь. Это уникальная возможность посмотреть, как менялось сознание людей, взаимоотношения в группах и вокруг них. Там есть ответы на многие вопросы, в том числе и почему сейчас в музыке, на сцене всё не так, как в 80-е.

- Было несколько прекрасных работ, когда вы перерабатывали чужие произведения. Я имею в виду песни Владимира Высоцкого, альбомы «Симпатии» и «Свой/Чужой». А кого из современных музыкантов выделяете, может, кому-то предлагали вместе исполнить их песни?

- От меня такая инициатива ни разу не исходила, а вот сами музыканты иногда с таким предложением обращались. И если оно мне нравилось, с удовольствием участвовал. Например, записали хорошую песню с Ютой. С питерской группой «МоnоЛиза» выпустили клип на трек «Линии» о людях с тяжёлыми болезнями, у которых нет линии жизни и надежды на завтра…

Вообще, больше люблю старую музыку, у меня хорошая коллекция виниловых пластинок, до сих пор открываю в них для себя много нового. Того, что в своё время просто не дошло до Урала.

Если же говорить о молодых исполнителях, очень нравится землячка Монеточка, а ещё больше Татьяна Ткачук из коллектива «Моя Мишель» - там и с текстами, и с музыкой всё хорошо. Екатеринбургская группа «Курара» радует - даже несмотря на обилие электроники, слова и музыка пробирают, там есть какое-то шаманство. Их альбомы я могу слушать от начала до конца.

- У группы «Чайф» огромная дискография, море любимых народом песен, и этот список постоянно пополняется новыми. Откуда они берутся?

- Для меня это абсолютно непонятный процесс, некая стихия. Словно ветер задул, тучи налетели, дождь пошёл… Как это началось? Я не спрашиваю, просто радуюсь появлению слов и мелодий. Записываю их ручкой, на бумаге. Кстати, у меня очень много черновиков на пакетах, которые выдают в самолётах на случай болтанки. Это же первое, что попадает под руку в полёте. Наверное, там, в небе, ты находишься ближе к источнику творческой информации, вот и накатывает вдохновение!

Беседу вёл Дмитрий ШИРОКОВ
Фото из архива 
Владимира Шахрина


Визитная карточка

Владимир Шахрин родился 22 июня 1959 года в г. Свердловске. Основатель и бессменный лидер группы «Чайф», музыкант и автор песен. Срочную службу проходил на погранзаставе, а позже - в ансамбле песни и пляски Дальневосточного пограничного округа. По окончании в 1981 году Свердловского строительного техникума семь лет работал монтажником. Почётный гражданин г. Екатеринбурга.

08.11.2018