Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Составляющая профессионализма

 Лето ­ пора жаркая, причем не только в прямом смысле. Ведь в этот период тысячи юношей и девушек поступают в различные учебные заведения, в том числе и в образовательные учреждения системы МВД России.
О том, как проходила эта кампания в одном из ведомственных вузов, в беседе с нашим корреспондентом рассказывает первый заместитель начальника Краснодарского университета МВД России, профессор, доктор педагогических наук генерал­майор полиции Игорь Ганченко.
­- Игорь Олегович, вы в педагогике человек опытный. На ваш взгляд, чем абитуриент образца 2012 года отличается от своего сверстника десяти-­пятнадцатилетней давности?
­- В большинстве своем нынешние кандидаты мало чем отличаются от ребят, которые поступали на учебу 10­-15 лет назад. Но все­-таки, к сожалению, среди абитуриентов сейчас стало больше тех, кто не умеет грамотно излагать свои мысли. Эта ограниченность мышления появилась не на пустом месте. Дело в том, что средняя школа сейчас несколько иная, чем была прежде. Учеников стараются не обучать, а нацеливать на сдачу ЕГЭ. Главная задача школы ­ научить детей думать. Это гораздо важнее, чем зазубривать материал, изложенный в учебниках. Особенно это качество важно для тех, кто избрал своей профессией службу в органах внутренних дел. Работа полицейского требует умения не только логически мыслить, но и излагать свои мысли грамотно, доходчиво. Если раньше при вступительных испытаниях человек получал за сочинение “четверки”, то его смело можно было зачислять в вуз. Тем самым кандидат подтверждал, что он не только способен воспринять учебный материал, но и дать объяснение тому или иному явлению, показать пути решения тех или иных проблем.
­- Вы против ЕГЭ?­
- Нет, не против. Я против нынешней процедуры его проведения, которую необходимо совершенствовать, и, конечно же, этот экзамен не должен быть единственным способом проверки знаний. Мне приходилось общаться со многими молодыми людьми, нашими абитуриентами, которые, судя по баллам, чуть ли не ломоносовы… Увы, уровень их интеллекта оставляет желать лучшего. Так что, на мой взгляд, пока еще результат ЕГЭ - не самая объективная оценка знаний. Еще один минус нынешней средней школы ­ это сосредоточенность обучаемого только на предметах, необходимых для поступления в вуз, что, конечно же, обедняет образование.­ Но ведь при поступлении в ведомственные образовательные учреждения кандидаты сдают еще и дополнительные испытания.
­- Это абсолютно правильно. Требования к полиции со стороны государства и общества очень серьезные. Офицер должен быть развит физически, иметь глубокие знания, гибкий ум и высокие нравственные качества. Дополнительные испытания помогают нам проверить все эти составляющие.­ Но ведь факультеты разные. Неужели нет дифференцированного подхода к кандидатам?
­- Есть. Например, те, кто будут обучаться на факультете, готовящем сотрудников спецподразделений или ГИБДД, проходят более строгую медицинскую комиссию, к ним предъявляются повышенные требования на экзамене по физической подготовке.
­- Давайте представим двух молодых людей. Один поступает на факультет, готовящий оперативников по борьбе с экономическими преступлениями, его школьный друг решил стать спецназовцем. Сумма балов по ЕГЭ у обоих одинаковая. На испытаниях по физподготовке они также показали одинаковые результаты. И того, кто хотел быть спецназовцем, не зачисляют. Насколько это справедливо?
­- Он заранее знал, на какой факультет поступает. И должен был видеть то, что требования по данной дисциплине более строгие. То, что на экономическую безопасность “отлично”, то для сотрудников спецподразделений лишь “удовлетворительно”. Кстати, мы делаем все возможное для наиболее полного информирования будущих абитуриентов. Это традиционные Дни открытых дверей, богатейшие информационные материалы на официальном сайте университета. Возможность там же задать интересующий вопрос и получить оперативный ответ. Так что обижаться он может только на самого себя.
­- Раньше при университете работало подготовительное отделение, почему оно было ликвидировано?
­- Сейчас наш вуз имеет статус федерального казенного учреждения. Соответственно, ограничены возможности по оказанию платных услуг. На протяжении нескольких лет в Краснодаре существовал центр профессиональной подготовки, который посещали ученики старших классов. Три раза в неделю с ними проводились дополнительные занятия. У каждого высшего учебного заведения имелись свои группы. Наш университет курировал три таких класса. Офицеры­-преподаватели не только проводили с детьми занятия, но и рассказывали о службе в органах МВД, изучали личные качества ребят, консультировали по той или иной дисциплине. Эффективность такой работы была достаточно высокой. Более половины из этих учеников поступали в наш вуз. К сожалению, сейчас этот центр ликвидирован. Не по нашей вине. Надеюсь, что городские власти исправят эту досадную ошибку и реанимируют столь нужный проект. Что может быть лучше профильных классов в деле подготовки молодежи для поступления в вуз? Наверное, только репетитор, но заниматься с ним ­ накладно для родителей. Да и не один самый хороший репетитор не сможет убедить (а, может, и наоборот) в правильности профессионального выбора.
­- Нередко приходится слышать, что для гарантированного поступления в вуз нужно заплатить кому следует.
­- Это слухи беспочвенные. Вступительная кампания в нашем университете абсолютно прозрачная. На нашем официальном сайте мы вывешиваем рейтинг всех абитуриентов по результатам ЕГЭ, и любой желающий может его увидеть. Что же касается дополнительных испытаний, которые проводятся в университете, то все работы анонимны. То есть члены предметной комиссии не знают, чью работу они проверяют и оценивают. Ведь экзаменационный лист вкладывается в конверт, которому впоследствии присваивается шифр. Так что вмешаться в процесс оценки работ никто не может. Итоги подводятся коллегиально. Оформляется протокол, который подписывают все члены комиссии. Кстати, помимо наших преподавателей в ее состав входят директора общеобразовательных школ, завучи, опытные педагоги­предметники, то есть лица, не имеющие непосредственного отношения к системе МВД.
­- Готовясь к этому интервью, я посещал сайт www.krdu­mvd.ru. И меня удивило, что один товарищ, набравший 170 баллов, зачислен, а другой остался за бортом, хотя его рейтинг по ЕГЭ намного выше.­
- Действительно, это так. Конкурс в наше учебное заведение ­ региональный. Мы ведь не сами устанавливаем цифры набора, которые устанавливаются для нас распоряжением министра. Департамент государственной службы и кадров МВД России, выделяет определенное количество мест для поступающих в университет, для каждого субъекта федерации оно строго регламентировано. Например, из N­-ской области мы должны принять на учебу семь человек, из другой -­ только пятерых, из республики А - ­ восьмерых, из республики Б - ­ десятерых. Поэтому и получается, что соревнуются абитуриенты за право поступления только со своими земляками. Например, в этом году ГУМВД по Краснодарскому краю выслало в наш адрес учебных дел в четыре раза больше, чем предусмотрено квотой для этого региона. То есть обеспечило великолепный конкурс для жителей Кубани, который составил 4 человека на место. А кадровые подразделения нескольких соседних регионов направили на экзамены кандидатов в значительно меньшем количестве. Соответственно, и конкурс для них составил от одного до трех человек на место.
­- Были ли среди абитуриентов дети погибших сотрудников милиции и полиции?
­- Да, конечно. Ежегодно к нам поступают от 10 до 20 детей сотрудников милиции, полиции, военнослужащих внутренних войск, которые погибли при исполнении служебных обязанностей. Например, в текущем году уже на третий курс перешла курсант Дарья Шевелева ­ дочь Героя России подполковника Николая Шевелева, удостоенного высокого звания посмертно. Безусловно, таким детям мы оказываем всяческую помощь и поддержку. К сожалению, наши возможности ограничены. Ежегодно возникают ситуации, когда дети погибших сотрудников, получившие положительные результаты на вступительных испытаниях, не набирают проходного балла. При зачислении они не могут конкурировать с участниками боевых действий и детьми­-сиротами, которые зачисляются вне конкурса. Эта льгота справедлива, и она установлена федеральным законодательством. А дети погибших имеют лишь преимущественное право при зачислении. Большего федеральный закон для данной категории абитуриентов не предусматривает. Считаю, что это не совсем справедливо. Ведь это дети наших коллег, которые погибли, защищая Закон! Кто, как не мы, должны им помочь. На мой взгляд, здесь уместно конкретное предложение. Ежегодно при формировании плана набора в ведомственные образовательные учреждения должны быть заложены места для резерва МВД России. Если вузам разрешат использовать эти вакансии для предоставления детям погибших сотрудников, не прошедших по конкурсу, мы бы смогли внести весомый вклад в решение важной социальной проблемы!
 
 


 

Беседовал Евгений Катышев,
Фото Натальи Гришиной

30.08.2012