Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Техногенные гайки

 (Щит и меч № 10/1218)

Техногенная катастрофа, как трактуют ее словари, - крупная авария на промышленном объекте, влекущая за собой гибель людей и даже экологическую катастрофу. Вместе с тем подобное событие - следствие умышленных или не­умышленных действий человека. Но одно дело, когда человеческий фактор проявляется как элемент случайный - скажем, заснул за работой уставший крановщик. И совсем другое - когда подобным фактором является злоумышленник. Да хотя бы из рассказа Чехова, помните? Тот самый, что по глупости отвинчивал с рельсов крепежные гайки.

Современные ТЭЦ, ГРЭС, АЭС (аббревиатуры, не нуждающиеся в расшифровке) являются сложнейшими многокомпонентными комплексами, функционирование которых обусловлено качеством работы малейшего механизма, входящего в их состав. Из школьного курса мы знаем, что надежность цепи зависит от надежности каждого ее звена и вся цепь надежна ровно настолько, насколько надежно слабейшее ее звено. Именно поэтому к трубопроводной арматуре, монтируемой на магистралях, - ко всем этим кранам, задвижкам, заслонкам - предъявляются требования чрезвычайно высокие. Это если говорить на обывательском языке. А на языке инженерном технические ГОСТы на подобное оборудование содержат такое количество параметров и цифр, что, полистав документы на какой­-нибудь вентиль, смотришь затем на него совсем иными глазами. Потому и цена тяжелой литой на первый взгляд "болванки", а в действительности - сложной детали бывает чрезвычайно высока. До сотен тысяч рублей. Более того, иной раз данная "позиция" в перечне арматурной комплектации является еще и дефицитной. Ведь производит ее зачастую один завод на всю страну, да и то в малых сериях.

Работает этакое предприятие, "дает стране угля", а вернее,  тепло или другую энергию, и с неотвратимой неизбежностью те или иные его детали начинают нуждаться в замене и переустановке. А как же - все согласно нормативам и в четко отведенные временные промежутки. Скажем, вот этот вентиль подлежит замене через три года, а эта задвижка - через год. А значит, ровно к этому сроку "вынь да положь", уважаемый снабженец, на стол руководителя требуемое высокоточное изделие. Напомним, что оно, это изделие, немалых денег стоит, и на плечах снабженца - немалая забота, а главное - ответственность. Ответственность не только за ритмичную работу всего объекта, но и за безопасность персонала, а учитывая специфику предприятия - и за безопасность народонаселения. Таким образом, мы постарались подвести читателя к мысли, как в одной небольшой детали одновременно могут сойтись большие деньги, большая опасность и большая ответственность.

Сергей Белокуров (фамилия изменена - идет суд) являлся классическим снабженцем, то есть типажом, многократно описанным еще в советские времена. Его умение достать, "пробить фонды" было востребовано как в прежние годы, так и в нынешней жизни. Он трудился в различных организациях по монтажу трубопроводной арматуры и знал свой промысел, что называется, вдоль и поперек. Его супруга - Алла - была тоже не чужим в профессии человеком. Так сложилось, что муж работал на поприще производства и продажи трубопроводной арматуры, а жена представляла интересы потребителя этой самой продукции, поскольку начинала она с работы на ТЭЦ.

Кто и в какой момент додумался до незамысловатой схемы безотходного кругооборота деталей - с точностью неизвестно. Зато известно, что с конца 2006 года в Интернете и в рекламной печати на глаза заинтересованным стали попадаться объявления, что, дескать, профильный машиностроительный завод может продать им столь необходимую трубоарматуру. Естественно, со всей полагающейся документацией. Да еще и с дисконтом в 20 процентов от цены. Красота, а не предложение! Быстрее, дорогие товарищи изготовители, отгружайте нам вашу продукцию, а то наша уже положенный срок выслужила!

Разумеется, если хорошенько призадуматься, то можно было бы задаться вопросом: с чего такие бонусы да дисконты? Но задумываться некогда, "дают - бери". Да и неохота - видимая экономия (цены, как мы уже говорили, немаленькие) сулила хорошую прибыль. И невдомек (по крайней мере на этом этапе, в интересах потребителя полагаем, что так) уважаемым господам энергетикам было, что вместо демонтированного ими отслужившего свое крана на его место ставился... точно такой же! Выглядящий как новенький, со всеми положенными атрибутами и выбитыми на нем циферками, но такой же - ранее снятый с другого производства в связи с истечением срока годности.

Оригинальную трубопроводную арматуру изготавливал Чеховский завод энергетического машиностроения. А фальсифицированную - из списанных неликвидов - цех кустарей­-любителей в городе Орехово-­Зуево Московской области. Выяснить это удалось оперативникам ОРБ по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД России по ЦФО.

Началось, естественно, с информации. Оперативные позиции милиционеров, как говорится, крепки и обширны настолько, что позволили им выловить в океане интернет­-рекламы ряд объявлений касательно продажи сомнительных по своему происхождению энергетических задвижек. На продавца вышел покупатель. Им был сотрудник названного отдела. Ради документирования преступной деятельности милиционерам пришлось изыскать затребованные продавцом полторы сотни тысяч рублей. Но оно того стоило. Ибо приобретенное оперативником изделие стало впоследствии главным вещдоком по делу о масштабном мошенничестве. В процессе изобличения и задержания нарушителей есть столь же отработанная технология, как и в производстве этих самых деталей. Вот по ней и двигались сотрудники милиции, идя от покупателя к продавцу, а затем и к производителю.

Напомню, органы Ростехнадзора и Росстандарта к подобной продукции предъявляют требования крайне высокие, как к изделиям, эксплуатируемым на опасных производственных объектах, к числу которых согласно Федеральному закону РФ "О промышленной безопасности" относятся объекты трубопроводной арматуры. А какие требования могут соблюсти привлеченные в качестве неквалифицированной рабочей силы граждане Таджикистана и Узбекистана, которые, говоря казенным языком, "не имея должной подготовки и аттестации, с нарушением технологии производства проводили работы, направленные на придание изделиям товарного вида и изменение маркировочных обозначений"? На деле сказанное означало, что прибывшим на место отгрузки оперативникам открылась удивительная картина. В арендованном супругами Белокуровыми складском помещении несколько нанятых ими жителей ближнего зарубежья вовсю "механически и термически" обрабатывали металлоконструкции. Что­-то сваривали, наплавляли, заново покрывали поверхность кранов и задвижек, перебивали идентификационные номера "с целью их соответствия более позднему году выпуска, как это изображено на оригинальной продукции с товарным знаком ОАО "ЧЗЭМ". Затем изделия упаковывали и снабжали техническими паспортами, куда старательной рукой Аллы Александровны заносились липовые реквизиты, копирующие реальные заводские колонки цифр и букв. Ведь так называемую защиту от фальсификации, применяемую на заводе, легко обойти, если имеешь на этом заводе хороших (жаль ­
пока не установленных) знакомых.

Семейный подряд действовал без остановок. Глава семьи - Белокуров-­старший решал вопросы, связанные с приобретением неликвидной арматуры, выходил, так сказать, на рынок сбыта. Он же, естественно, определял цену реализуемых задвижек и распределял полученную прибыль.

Супруга изготовляла (путем ксерокопирования) бланки технических паспортов к трубо­проводной арматуре, вносила в них необходимые записи, проставляла номера изделий, реквизиты, подписи и фамилии сотрудников ОТК ОАО "ЧЗЭМ". Все это впоследствии вручалось покупателям вместе с товаром.

Нашлось дело и сыну - Белокурову-­младшему. Тот, можно сказать, руководил производ­ством. То есть командовал гвардией гастарбайтеров, придающих товарный вид списанным болванкам.

Таким образом, просвещенному читателю понятно, что в лице семьи Белокуровых он   видит организованную преступную  группу. Поскольку все квалифицирующие признаки таковой налицо. Именно с подобным набором и отправляется на судебные слушания "династия" Белокуровых.

Ну хорошо - один потенциально опасный элемент трубоарматуры не попал в сферу производства. Но ведь сколько таких вентилей и задвижек уже установлено предприимчивым семейством совместно с охочими до легкой экономии энергетиками! Стоят себе преспокойно на стыках тепловых магистралей и ждут момента, чтобы взорваться, треснуть, лопнуть, выйти из строя. А там - трах-­тарарах! - и авария, подобная той, что нынешней зимой надолго вывела из строя московскую ТЭЦ­-27. Ведь суровые условия и агрессивная среда эксплуатации в своем воздействии на теплоцентраль не разбирают, заводское ли это изделие, или белокуровский новодел. Есть основания считать, что среди переделанных задвижек были и... "атомные", то есть эксплуатируемые на АЭС. Представляете цену вопроса и риска? Естественно, неправедно установленные элементы приходится выявлять и демонтировать. Но непосредственно в процессе эксплуатации вентиль не снимешь. Нужно ждать завершения технологического цикла, а это порой недели и месяцы. Пока же установщикам этого брака остается мелко креститься и молить Бога, чтобы пронесло, да временно снижать нагрузки энергопотребления.

"Злоумышленник" Чехова вовсе не собирался пускать под откос поезда. Нет, ему нужны были всего лишь грузила на рыболовные снасти. Белокуровы не замышляли масштабных аварий и не собирались устраивать промышленные диверсии национального масштаба. По сути, их влекла все та же жажда наживы. Но скажите, читатель, разве не стали вам после всего нами рассказанного понятнее причины тех многочисленных взрывов и пожаров на ТЭЦ, магистральных трубопроводах и других промышленных объектах, которые все чаще случаются то здесь, то там? Отнюдь не всегда, более того ­
достаточно редко катастрофа является след­ствием некой прямой диверсии. Но как же прав был один из первых руководителей Советского государства, когда говорил, что "каждая авария имеет фамилию, имя и отчество".

Алим ДЖИГАНШИН

11.03.2010