Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

120 км на лыжах по следу истребителей кабарги

Информация о фактах хищнической добычи кабарги в Тофаларском заказнике, расположенном в одном из таёжных медвежьих углов Иркутской области, поступила в региональное управление МВД в конце прошлого года. Эмоциональный рассказ заместителя руководителя ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Владимира Богатыря, душой болеющего за судьбу маленького мускусного оленя - охота в заказнике запрещена - не оставил равнодушными четверых полицейских из различных служб, приглашённых на экстренное совещание при начальнике главка. Все они понимали: предстоит командировка в заснеженную горную Тофаларию.

Накануне похода

- Ну чем, скажите на милость, так провинилась кабарга перед человеком? - горячился немолодой уже служитель заказника Владимир Богатырь. - Это грациозный, изящный и по большому счёту беззащитный олень, добыть которого горят желанием многие лесные бродяги - назвать их охотниками не могу. Мы надеялись, что в пределах заказника он будет недосягаем для браконьеров, однако куда там! С некоторых пор они достали его и здесь. А всё из-за чего? Да в каждой газете можно наткнуться на объявление: «Куплю струю кабарги. Дорого». Вот вам и ответ. Все знают, что мускусная железа самцов оленя - это ценнейшее сырьё в парфюмерии, медицине и фармакологии, что на чёрном рынке цена за килограмм мускусного порошка перевалила за 20 тысяч долларов. Отсюда криминальная составляющая этой проблемы.

- Нет, уважаемые стражи порядка, мы должны, нет, обязаны на корню пресечь все поползновения браконьеров истребить поголовье этого редкого животного, - в голосе руководителя заказника зазвучали стальные нотки. - Я знаю, что в настоящее время на территории заказника незаконно промышляет группа браконьеров, поэтому готов лично взять на себя роль проводника в предстоящей экспедиции.

К владениям «чёрных гусей»

Через два дня из иркутского аэропорта в небо поднялся мощный вертолёт Ми-8, выделенный известным местным предпринимателем специально для выполнения поставленной задачи, и взял курс на юго-запад области. Помимо Владимира Богатыря, через иллюминаторы «вертушки» с высоты птичьего полёта город рассматривали четверо молодых мужчин. По одежде их можно было принять за полярников.

Старшим спецгруппы был назначен оперуполномоченный по особо важным делам УЭБиПК областного главка майор полиции Антон Викулов, прекрасно знающий охотничий промысел и многие секреты, с ним связанные. Рядом, водрузив на огромный рюкзак тёп­лые ботинки с рифлёной подошвой, сидел инспектор отдела по применению административного законодательства майор полиции Дмитрий Аргучинцев. Напротив расположились коренастый боец СОБРа Росгвардии мастер спорта по рукопашному бою капитан полиции Андрей Сидоров и опытный участковый уполномоченный из Нижнеудинска старший лейтенант полиции Николай Фомин, хорошо изучивший свой район и не раз бывавший в гостях у тофаларов, или, как их называли раньше, карагасов, что в переводе означает «чёрные гуси».

Вопреки законам предков

Во время полёта майор полиции Викулов перебирал почерпнутую из Интернета информацию о конечной точке полёта. Итак - площадь Тофаларии - прекрасного региона, приютившегося на склонах Восточного Саяна, - около 22 тыс. кв. км. Население - где-то 800 коренных тофов, проживающих в трёх посёлках: Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха, затерянных в непроходимой тайге, связь с которыми можно держать лишь по рации. Религия «чёрных гусей» - шаманизм, тотемизм, а традиционные занятия - рыбалка и охота на лося, медведя, изюбра. Но самый желанный трофей - самец кабарги, обладающий бесценной мускусной железой - так называемой струйкой. Самки и молодняк добытчику не нужны: их мясо имеет неприятный привкус и годится разве что на корм собакам. А вот безжалостное уничтожение самцов этого животного может привести к вырождению популяции.

Из проведённого Владимиром Богатырём экскурса полицейские узнали, что у каждого местного охотника есть официально закреп­лённый за ним участок, путик, или, как они сами его называют, тайга с ударением на первый слог. Нарушить чужие границы для тофа - большой грех, который может повлечь жестокое наказание. Но вот теперь, похоже, появились люди, которые в нарушение неписаных законов не только промышляют в чужих наделах, но и забрались в государственные заповедные места. Они отстреливают там копытного зверька, загнанного собакой в отстойник, или расставляют беспощадные петли и самоловы на кабарожьих тропах ради небольшого мускусного мешка.

Вдоль по реке Агул

- Под нами озеро Агульское! - старался перекричать рёв двигателей участковый Николай Фомин. - Сейчас будем садиться, а дальше пешком. Так что, как говорится, бросай курить, вставай на лыжи!

Дождавшись полной остановки лопастей винтокрылой машины, все пятеро вместе с вещами, продуктами и оружием десантировались на небольшой площадке, получили обитые камусом широкие охотничьи лыжи, поужинали и переночевали на берегу озера, а наутро отправились по незнакомому маршруту. Так начались поисковые мероприятия.

Уже в первые километры, пройденные по руслу замёрзшей реки Агул, вытекающей из озера, путники поняли, почему в этих краях не признают снегоходы. Всё чаще на льду реки попадались огромные промоины, вылизанные стремительным течением. Чтобы миновать эти смертельно опасные полыньи-ловушки, надо было обходить их по склонам гор, карабкаться по крутым откосам. Обход занимал чудовищно много времени. К тому же буреломы сделали своё дело. Многослойные завалы иногда приводили в отчаяние - повсюду поваленные стволы в три слоя, зачастую направленные в разные стороны. Порой приходилось снимать лыжи и продвигаться по пояс в снегу. Ствол пихты, а именно это дерево подвержено ветровалу больше остальных, зимой становится словно намыленным. Стоит неосторожно наступить на него, как кора соскальзывает с комля, и ты, нагруженный тяжёлым рюкзаком, да к тому же с лыжами в руках, теряешь равновесие. А повсюду торчат острые пихтовые сучья, намеревающиеся нанизать тебя, как шашлык на вертел.

Однако не станем подробно описывать все перипетии, выпавшие на долю участников рейда: были ошибки в выборе правильного пути, досадные просчёты и даже травмы.

Охота на «стон»

Первая ночь застала их в пути. Разбили стоянку, перекусили и устроились на ночлег у костра. С помощью спутникового телефона Антон Викулов держал связь с Большой землёй, а навигатор GPS подсказывал верное направление.

Как растолковал своим спутникам Владимир Богатырь, весь заказник разбит на квадраты. Одна сторона такого квадрата может достигать нескольких десятков километров, и на территории каждого из этих участков обязательно есть кордон. По сути, обычное охотничье зимовье.

- Мы будем идти от кордона к кордону, пока не найдём тех, за кем приехали, - обрисовал диспозицию страж заказника. - У них сейчас самый «сенокос», потому что у кабарги здесь полно пищи - подкормка, которую мы даём, древесные лишайники, кора деревьев, мох. В морозы олень передвигается очень энергично, поэтому угодить в петлю ему проще простого.

Майор полиции Викулов, научившийся неплохо разбираться в тактике и методике охоты на зверя, знал, что, кроме самоловов, промысловики-браконьеры используют собак, специально натасканных именно на самцов кабарги. Когда лайки загонят оленя в отстойник, где он, понимая безвыходность ситуации, в растерянности застывает на месте, добытчики спешат на собачий лай и стреляют с подхода. Это называется охотой на «стон».

Лайка в петле

В следующие семь суток спецгруппа обошла несколько кордонов, останавливаясь на ночь в зимовьях, и везде находила следы недавнего присутствия браконьеров: нарубленные дрова, проволоку для изготовления петель, клочья оленьей шерсти, остатки мяса дичи в лабазах. Наконец, недалеко от очередного зимовья, на звериной тропе полицейские заметили лайку, запутавшуюся в кабарожьей петле, поставленной, без сомнения, браконьерами. Собака была настолько обессилена и истощена, что при виде людей у неё хватило сил только едва слышно заскулить. Позднее они узнают: из ловушки спасли вожака собачьего эскорта браконьеров по кличке Рекс. Отогрев и накормив животное, группа собралась на короткое совещание.

- Судя по всему, хозяева пса где-то недалеко, - рассуждал майор Викулов. - Не исключено, они начнут его искать и могут вернуться сюда. Сами знаете, что хорошая собака для охотника-аборигена - это его «всё». Поэтому предлагаю разделиться на две группы: одна останется здесь, в засаде, другая проверит следующий участок. Всем осмотреть оружие: нельзя исключать нештатных ситуаций. И помните, что карагасы белку бьют в глаз.

Последний кордон

Оперативник оказался прав: на следующий день, едва успели вернуться ушедшие дозорные, полицейские заметили на белом снежном фоне две приближающиеся тёмные фигуры. Когда навстречу им из дверей зимовья вышли незнакомцы, гости подумали было, что это туристы. Но увидев в руках одного из них короткий автомат, догадались: для них сезон охоты в заповедном лесу закончился.

На последнем кордоне, где охотники на кабаргу оборудовали свою стоянку, полицейские обнаружили десяток туш крупных особей оленя, у которых уже были вырезаны мускусные мешочки.

Выяснилось: обитатели этого таёжного жилища - двое жителей посёлка Большая Гутара, причём один из них раньше работал гос­инспектором по охране территории Тофаларского заказника. Кому, как не ему, были известны все особенности миграции северного оленя, места его обитания и все нюансы деятельности администрации заказника? Бывшего инспектора хорошо знал Владимир Богатырь.

Кроме туш убитых животных, полицейские изъяли у задержанных оружие, капканы, петли и пять чистокровных восточно-сибирских лаек.

Уголовные дела были возбуждены по фактам незаконной охоты и нарушения режима особо охраняемых природных территорий. Ущерб, нанесённый заказнику, предположительно оценивается в полмиллиона рублей.

Когда вызванный по спутниковому телефону Ми-8 доставил подозреваемых в отдел МВД России по Нижнеудинскому району, а все персонажи нашего повествования вернулись домой в Иркутск, майор Викулов подсчитал: они провели в этой служебной командировке 11 дней, пройдя по декабрьской тайге на лыжах 120 км.

Аркадий КАЗАК
Фото участника операции
Иркутская область

16.02.2017