Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Публикации

Бил врага и декламировал Пушкина

С жизнью этого сильного человека связана целая эпоха. Ветеран Великой Отечественной войны полковник внутренней службы в отставке Александр Пашковский отметил 95-летний юбилей. Особая его гордость - боевые ордена, медали и 42 года верного служения Родине. Об этом он может говорить долго - как гнали фашистов с родной земли, встречали Великую Победу. А потом была работа в милиции, расследование запутанных уголовных дел.

Качели детства

Александр Кириллович родился в белорусской деревне Лесины. Старший из троих детей в крестьянской семье.

- Никогда не был отличником, а вот любителем печатного слова - да, - признаётся ветеран. - Скупал школьные учебники, с особым интересом читал «Пионерскую правду», спешил на занятия по языку и литературе, декламировал со сцены Пушкина. Шутка это или нет, но частенько меня называли первым парнем на деревне!

Александр Пашковский и сегодня ясно помнит, как в 1933-м люди умирали от голода, но никто не брал чужого, не воровал.

- Жили бедно, но являлись одним целым - вот первооснова того времени. Раньше семьи были большие, неразлучные, дружные, может, это и стало залогом будущей Победы, - рассуждает он.

Необычный шум пролетающих самолётов в первые дни войны семью Пашковских настораживал, но тогда беда обошла стороной - целью немцев была Москва. Те практически не заезжали во встречающиеся по пути деревушки.

Знакомство с врагом произошло позже, когда Саша присоединился к партизанскому движению отряда «За Отечество».

- Пока не прошли огневую и медицинскую спецподготовку - о боях категорически запрещалось даже думать, - отмечает фронтовик.

Впоследствии он смело гнал с родной земли фашистов. Мстил за близких, которых 12 мая 1943-го вместе со 170 местными жителями они заживо сожгли за помощь партизанам. Деревня Лесины так и не возродилась. Оставшийся на её месте серый пепел, воспоминания о семье и детстве придали сил сражаться дальше…

Эпизоды, которые не забыть

Вспоминает Александр Кириллович, как выживали в экстремальных ситуациях, учились с точностью прогнозировать действия врага. Так, июньским днём 1943-го получили новость, что немцы будут переселяться в зону действия бригады. Точного маршрута следования не знали, но могли предположить, где они пойдут: через реку Удранку по деревянному мосту. Два взвода роты - около 300 партизан - тут же направили в засаду. Вскоре начался бой.

- Я тогда был вторым номером в пулемётном расчёте, снаряжал диски патронами. Сначала наши открыли огонь по реке, следом начали основной обстрел. Как только 15 фашистов зашли на мост, они оказались в таком положении, что ни отступить, ни двигаться вперёд возможности не было, - рассказывает ветеран об одном из многочисленных эпизодов войны.

Бередя душевные раны, Александр Кириллович повествует о тех днях, когда в целой роте не находилось фляжки с водой и куска хлеба. Не было тёплой одежды, а вместо одеял и походных палаток - куски древесной коры.

Победу Пашковский встретил, уже работая заведующим читальным залом УМВД Минской области. Те необыкновенные моменты - и салют, и партизанский парад - помнит детально.

- В ту ночь нёс дежурство и должен был быть начеку до рассвета. Услышав выстрелы, с опаской выбежал на улицу, а там город наполнялся оглушающим звуком и слепящим светом! Не забыть и утреннее, уже осознанное чувство счастья: «Я буду жить! Свободен!» Хотя первое время боялся спать - безжалостно преследовали картины прошлого, которые невозможно стереть из памяти.

Дорога длиною в жизнь

Белосток, Гродно, Минск, Витебск, Полоцк, опять Минск… Нет, это не маршрут странника. Начиная с 1944-го вчерашний народный мститель по этому пути шёл в качестве сотрудника органов внутренних дел.

- Как-то собрали партизан и попросили поднять руки тех, у кого было школьное образование, а также имевших профессию. Определили меня в группу окончивших восемь и больше классов. Вскоре получил бумагу - направление на работу в архив Белостока, - возвращается к началу своей карьеры полковник внутренней службы в отставке.

В 1946 году он стал слушателем курса Минской высшей школы МВД СССР, а после её окончания вновь встретился с немцами: с февраля по апрель 1947‑го работал в Витебском лагере для военнопленных.

Потом ещё три года трудился в должности начальника отдела секретных фондов Центрального государственного архива Октябрьской революции и социалистического строительства БССР. Там же, в читальном зале, и познакомился со своей будущей супругой Евгенией Михайловной.

- Так и складывалась дорога длиною в жизнь, - с улыбкой говорит Александр Кириллович. - Помню каждый подаренный ей букет. В счастливом браке мы прожили полвека.

Параллельно офицер получил диплом об окончании юридического института, после чего его назначили помощником заместителя министра внутренних дел.

Генсек и аферистка

В личном архиве ветерана множество фотографий, запечатлевших сразу несколько поколений. Вот один примечательный снимок. На нём следователи - делегаты Первого слёта отличников милиции. Александр Кириллович признаётся: именно тогда почувствовал, что выбрал верный путь.

В начале 1960-х он получил назначение в инспекцию по личному составу, после в отдел дознания, а оттуда перешёл в Следственное управление МООП БССР.

Одно из самых незаурядных дел, которое довелось расследовать, - фантастическая история приехавшей из Украины аферистки Веры Чёрной. В её криминальной копилке десятки историй, масок и псевдонимов. Обворожительная женщина с лёгкостью находила контакт с людьми, быстро завоёвывая их расположение и доверие. Да и документы имела при себе весомые. В своё время обманным путём встала на учёт в женском РВК как дочь Героя Советского Союза Корсунова. А бумагу, подписанную заместителем председателя Президиума Верховного Совета Украинской ССР Ковпаком и свидетельствовавшую о том, что Вера в годы войны была его личной связной, мошенница использовала для воровства из государственной казны. Вымогательница путешествовала по стране и собирала дань с исполкомов городских и областных Советов депутатов трудящихся.

Её турне в Минск совпало с приездом в столицу Беларуси Генерального секретаря ЦК КПСС Хрущёва. Авантюристка решила воспользоваться случаем: на глазах толпы прошла на трибуну к Никите Сергеевичу и завела с ним светскую беседу. Полагая, что женщина вхожа в круг руководителя державы, охранники даже не попытались её остановить.

Вскоре удача покинула Веру: она попала в поле зрения милиции. Было возбуждено уголовное дело, предстояли поиск и доказательство её махинаций на территории едва ли не всей страны. На каждом допросе женщина имитировала потерю сознания. Но со следователем Пашковским подобные выходки не работали. Как только мученица закатывала глаза, Александр Кириллович незамедлительно вызывал врача. Приходилось сознаваться. Талантливой шарлатанке суд назначил наказание в виде десяти лет лишения свободы.

Требующие расправы

Ещё одно нашумевшее преступление, контроль за расследованием которого возложили на Пашковского, было совершено в Слуцке.

- 12 октября 1967 года служащий исполкома во время ссоры нанёс тяжкие телес­ные повреждения другому мужчине. Тот скончался, - рассказывает ветеран. - Прокуратура возбудила уголовное дело, начали расследование. Как сейчас вижу того высокого мужчину с чёрной шевелюрой. Ему сделали поблажку и разрешили не стричься в СИЗО. А горожане приняли этот факт за чиновничью вседозволенность и решили устроить самосуд. Разъярённая толпа подожгла здание, где проходило заседание, - в результате погибли судья и один из сотрудников милиции, ещё около 80 человек получили телесные повреждения. Вот и парадокс: от этой неконтролируемой агрессии столько людей пострадало, а преступник остался невредим.

С этим делом связана невероятная ситуация: главный подозреваемый стал основным свидетелем. Разыскивая поджигателя, сыщики вышли на парня, которого очевидцы якобы видели поднимающимся по лестнице на чердак здания суда. Его рассказ и пролил свет на всю историю. В вечер поджога он возвращался с работы и увидел толпу, требовавшую расправы. У зачинщиков был план: поджечь ветошь, а когда подсудимого выведут - отбить его у охраны и бросить в огонь. Горело плохо, поэтому какой-то мужчина достал из машины бутылки с бензином. Парень запомнил приметы водителя и марку автомобиля. Вскоре истинного виновника ЧП задержали.

- Как-то раз в гастрономе заявили о недостаче, - вспоминает Александр Кириллович другое дело. - Приехав на место, мы с коллегой в одном из шкафов кабинета заведующей тут же обнаружили то, что искали. Но я, признаюсь, дал слабину. Семья этой женщины была в очень тяжёлом положении, и похитила продукты она вынужденно, а не из жадности или корысти. Поэтому из своего кармана погасил недостачу и прекратил расследование.

Допрос - как шахматная партия

Особенно гордится офицер тем, что практически все подозреваемые по уголовным делам, которые он вёл, сами рассказывали правду и раскаивались.

- К допросу готовился как к шахматной партии. Никогда не начинал разговор с принуждения признаться в содеянном - в голове был чёткий план, начинавшийся со знакомства и перераставший в продуктивную беседу. Ещё секрет: когда доходило до вопросов, касающихся дела, подследственного сажал лицом к свету - так ему было труднее проконтролировать мои жесты и мимику. Поведенческая психология всегда помогала в раскрытии дел. Кстати, тогда сделал для себя вывод: представительницы прекрасного пола не признаются, пока их вина не будет полностью доказана.

Александр Пашковский без тени зазнайства говорит, что за 20 лет работы в следствии все громкие дела поручали именно ему. Он бескорыстно помогал оступившимся людям, никогда не получал упрёков в том, что избрал неверный путь.

Последние десять лет до отставки офицер руководил инспекцией по личному составу МВД БССР - предшественницей нынешнего подразделения собственной безопасности. Признаётся: был готов трудиться на благо Родины и дальше, но надо уступать дорогу молодым.

Сейчас главное несокрушимое оружие ветерана - перо. Он пишет живые зарисовки о былых годах, коллегах. На столе у полковника внутренней службы в отставке всегда лежит книга из богатой личной биб­лиотеки, свежая газета, а рядом - семейный фотоархив: ценные своей исторической правдивостью чёрно-белые карточки, глянцевые цветные снимки детей, внуков и правнуков. Всё это даёт Александру Пашковскому силы продолжать свою мирную летопись…

Елизавета БАРАНОВА
Фото Вячеслава ЦУРАНОВА и из личного архива Александра Пашковского 
Республика Беларусь

15.01.2020Читать далее