Главная|О редакции|
Издания
|Опросы|Информация |Реклама|Подписка|Вакансии|Контакты
Слушайте
он-лайн радио
ВКЛЮЧИТЬ
-=Радио Милицейская Волна=-
ГРОМКОСТЬ
35

Интервью / Выступления

Виктор Балашов: «Важно дать жёсткий ответ клеветникам»

18 декабря – 20 лет службе собственной безопасности МВД России

За два десятилетия оперативниками подразделений собственной безопасности раскрыто множество преступлений, в которых были замешаны сотрудники органов правопорядка. Однако, помимо обеспечения «чистоты мундира», малоизвестной страницей работы остаётся защита полицейских. О том, как служба противостоит дискредитации и участвует в отстаивании чести, достоинства и деловой репутации российской полиции и её сотрудников, в беседе с главным редактором газеты «Щит и меч» рассказал первый заместитель начальника ГУСБ МВД России генерал-­майор полиции Виктор БАЛАШОВ.

Ярлык примеряли на каждого

- Виктор Васильевич, защита сотрудников органов внутренних дел от дискредитации является, пожалуй, самым молодым направлением деятельности подразделений собственной безопасности системы МВД России. Почему было принято решение о проведении этой работы?

- Необходимость защищать стражей порядка от ответных мер воздействия со стороны криминала существовала на протяжении, пожалуй, всей трёхсотлетней истории полиции в России. Однако в наш информационный век этот вопрос стоит особенно остро.

Нетрудно вспомнить, какой общественный резонанс вызывали несколько лет назад публикации в прессе о преступлениях, совершённых сотрудниками органов правопорядка. По сути, был создан ярлык «оборотней в погонах», который «примерялся» даже на сотрудников, которые честно и профессионально исполняли свой долг, спасали людей от пьяных водителей, освобождали заложников, раскрывали преступления. Одним словом, делали всё для благополучия граждан.

К слову, органы внутренних дел были отнюдь не главной целью информационных атак. Конечная же заключалась в том, чтобы лишить доверия граждан все государственные и общественные институты.

Вот, например, стал священник виновником ДТП, а клеймится вся церковь, и в результате люди теряют уверенность в непоколебимости нравственных ценностей. Также и с сотрудниками органов внутренних дел. В результате у граждан создаётся убеждение, что лучшая защита от криминала ­- это самозащита.

И что в итоге? Неприкрытое хамство в адрес сотрудников, находящихся при исполнении, придирки к постовым и выкладывание ёрнических роликов в Интернет.

Главное управление собственной безопасности на протяжении многих лет отслеживало любое резонансное чрезвычайное происшествие с участием сотрудников органов внутренних дел. Однако применение исключительно внутриведомственных мер противодействия клеветникам не способствовало снижению активности оппонентов «извне». Не сосчитать, сколько раз мы безрезультатно приглашали авторов роликов прийти к нам для объяснений.

Поэтому министром внутренних дел Российской Федерации с 2012 года решено использовать объединённый ресурс подразделений собственной безопасности, правовых подразделений и подразделений по взаимодействию со СМИ для защиты чести и достоинства сотрудников и деловой репутации органов внутренних дел.

Кстати, МВД России стало первым ведомством, которое начало работу по противодействию дискредитации в отношении своих сотрудников.

- Какие методы дискредитации в информационных ресурсах чаще всего используют клеветники, чтобы навязать читателям и зрителям «нужные» стереотипы о стражах порядка?

- Прежде всего это тенденциозный способ подачи информации журналистами и блогерами. Так, нам часто приходится сталкиваться с ситуацией, когда автор даёт личную оценку законности происходящего. Например, он стал жертвой вора, а следователь, с его точки зрения, «не так» расследует дело, «не те» вопросы задаёт, ­- значит, по мнению автора публикации, заодно с преступниками. Затем журналист перечисляет аналогичные случаи. Подчас даже имевшие место в действительности, но пресечённые подразделениями собственной безопасности. Завершает картину указание на конкретных должностных лиц, которые потворствуют нарушениям закона. Вот так на ровном месте создаётся миф о преступном бездействии полиции.

Ещё один метод манипуляции общественным мнением ­- привлечение внимания к заголовку, но не к самому событию, которое послужило основанием для публикации. Причём в самой статье может и не содержаться лживых сведений, но читателю запомнится именно броский заголовок, искажающий факты. Добавляются ссылки на мнения разного рода «экспертов» и «источники» в правоохранительной системе. И вот уже выстроена целая конструкция.

Блогеры, интернет­-каналы, представители журналистского сообщества, преступающие рамки профессиональной этики, ­- все они являются лишь средствами достижения цели опорочить сотрудника.

Стоимость их услуг колеблется от нескольких тысяч рублей до десятков тысяч долларов в зависимости от объекта очернения. Задачей подразделений собственной безопасности является изучение ситуации и установление возможного заказчика дискредитации.

Есть и ещё одна проблема, связанная с утечкой информации из полицейской среды. В настоящее время Главным управлением собственной безопасности проводится несколько проверок по фактам разглашения служебной информации в Интернете.

Нужно защищать имя так же, как имущество

- И как сегодня построена работа по защите органов внутренних дел от дискредитации?

- Прежде всего, системно. Два года назад в структуре ГУСБ МВД России был создан отдел защиты деловой репутации ОВД и организации пропагандистской работы. К основным его функциям и полномочиям относится незамедлительное реагирование на материалы в СМИ и Интернете, порочащие сотрудников и подразделения системы МВД России. Беда в том, что тема правонарушений сотрудников полиции является больной для нашего общества: ежедневно в СМИ и Интернете появляются сотни таких сообщений. Для примера приведу следующие цифры: только в первом полугодии текущего года в средствах СМИ и Интернете опубликовано 74 676 материалов негативного характера о деятельности органов внутренних дел, что составляет почти 5 % от общего потока информации о полиции.

Для своевременного выявления фактов дискредитации ведётся круглосуточный мониторинг публикаций. Все данные тщательно проверяются, и при установлении факта оговора сотруднику рекомендуется защищать своё доброе имя. Конечно, разобраться с каждым случаем клеветы у нас не хватит людских ресурсов, но в наиболее сложных ситуациях, особенно если в них попадают руководители территориальных органов или оклеветанным оказывается целое подразделение, наши специалисты выезжают на место и проводят проверки, по результатам которых рекомендуют руководителям дальнейший алгоритм действий по защите.

Сам механизм защиты от дискредитации для каждой конкретной проблемной ситуации подробно описан в методических материалах, которые мы неоднократно рассылали в территориальные органы внутренних дел. Только в этом году совместно с ЭКЦ МВД России нами подготовлены и направлены в регионы рекомендации, как на первоначальном этапе определить, является ли опубликованная информация дискредитирующей или нет и имеются ли судебные перспективы защиты.

- А если полицейский не захочет защищать честь, достоинство и деловую репутацию? Это принято в Европе и Штатах. Для россиян же довольно непривычно отстаивать своё доброе имя в суде.

- Вы абсолютно правы. У нас в стране правовая традиция защиты и восстановления доброго имени гражданина в случае дискредитации лишь начала путь становления.

К сожалению, у сотрудников не всегда присутствует убедительная, в первую очередь ­- для себя, мотивировка на самостоятельные действия по судебной защите своего доброго имени. Знаете, многие не рискуют действовать, опасаясь большей огласки компрометирующей информации. Но это контрпродуктивная позиция.

Информация, которая попала в прессу или оставила след во Всемирной паутине, принесёт гораздо больший ущерб, если на неё своевременно не отреагировать. В этом прослеживается прямая аналогия с медициной: если не принимать мер по лечению раковой опухоли, она даёт метастазы.

Так же и с информацией: не опровергнутый факт, оставленный без внимания, формирует ошибочное мнение о человеке. Поэтому своё доброе имя, как и собственное имущество, надо защищать всеми доступными способами.

В МВД России ведётся такая практика: если при проведении служебных проверок не устанавливается виновность сотрудника в совершении проступка, инкриминируемого ему в публикации, в обязательном порядке ему разъясняется право на судебную защиту. И материалы соответствующей проверки могут быть предоставлены суду для изучения и оценки наравне с материалом публикации.

По принципу равенства сторон

- Но ведь опорочили­-то его как представителя власти! А оправдываться он должен как простой гражданин?

- Обращаю внимание на два важных момента. Первый. Если в отношении сотрудника совершены противоправные действия, ответственность за которые предусмотрена соответствующими статьями Уголовного кодекса, то в этих случаях действуют механизмы уголовного преследования нарушителя. Например, в случаях публичного оскорбления полицейского, который находится при исполнении должностных полномочий. К сожалению, таких фактов немало.

Второй ­- когда применяются средства гражданско­-правовой защиты чести и достоинства сотрудника. В этих случаях он выступает в судебном процессе как гражданин. Потому что данный способ правовой защиты основан на равенстве сторон. В свою очередь, сотрудник может воспользоваться возможностью ведомственной поддержки в форме правовой консультации, использования материалов проверок. Но, как вы понимаете, отследить все процессы, в которых принимают участие сотрудники, ­- очень трудоёмкая задача.

К сожалению, в нормативных актах отсутствует норма, которая обязывала бы сотрудника ставить руководителя в известность о своём участии в судебных процессах. Хотя признаю, что в настоящее время мы как раз прорабатываем возможность установления такой обязанности для сотрудников.

- Часто ли полицейские отказываются подавать иски в суды по этим поводам?

- К сожалению, да. Бывает так, что, проведя проверку по изложенным в очередном пасквиле фактам и установив невиновность сотрудника, мы сталкиваемся с его нежеланием защищать своё доброе имя. В качестве примера приведу такие случаи. На сайте одной из иркутских газет опубликована статья, в которой сообщалось о фальсификации уголовного дела, укрытии преступления сотрудниками ДПС УГИБДД ГУ МВД России по Иркутской области. По результатам проведённой проверки сведения не подтвердились. Опровержение не опубликовано, порочащий контент не удалён, иск о защите чести, достоинства и деловой репутации не подан.

На другом интернет-­сайте была размещена информация об избиении гражданина сотрудниками полиции. По результатам проведённой УСБ ГУ МВД России по г. Москве проверки сведения не подтвердились. Опровержение не опубликовано, контент не удалён, иск о защите чести, достоинства и деловой репутации не подан.

И мы хотим, чтобы после этого общество доверяло полиции? Вот почему мы всегда говорим о необходимости подачи исковых заявлений и возбуждении уголовных дел в случаях, когда доброе имя сотрудника опорочено.

- Вы упомянули о том, что служба собственной безопасности мониторит интернет-­пространство в поисках клеветнических публикаций о полиции. А на какие из них приходится реагировать наиболее часто?

- Нередко в ходе проверок устанавливается, что описываемого события не было либо что его участником выступал не полицейский, а рядовой гражданин. В наиболее проблемных ситуациях выясняется, что сотрудника намеренно провоцировали на негативную реакцию, пытались дестабилизировать его работу.

Но ведь чтобы проверить каждую такую публикацию, затрачивается время наших сотрудников и материальные средства министерства! А всё уходит в песок.

Когда капля воды подтачивает монолит

- Как вы оцениваете результаты работы по противодействию дискредитации сотрудников полиции?

- К настоящему времени нами накоплена большая судебная практика по таким делам. В рамках реализации Концепции обеспечения собственной безопасности ГУСБ МВД России ежегодно изучаются и обобщаются сведения, поступающие из территориальных ОВД России, по защите их сотрудников от дискредитации, на основании которых формируются соответствующие обзоры. Обобщаются и распространяются в регионах результаты судебной практики по защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников ОВД с учётом как положительных, так и отрицательных решений судов.

Если проанализировать данные о подаче исковых заявлений в защиту чести, достоинства и деловой репутации, то можно говорить о повышении активности сотрудников в защите своих нематериальных благ. Если за весь 2013 год таких исков было всего 70, то в 2014­-м их стало вдвое больше - 134, в этом году положительная тенденция сохранилась.

Кроме того, при участии территориальных подразделений информации и общественных связей внесено 40 опровержений в отношении не соответствующих действительности материалов, опубликованных в СМИ и на интернет-­ресурсах.

Что касается преступлений, то, согласно официальной статистике, на дискредитирующие деяния приходится половина всех преступлений, совершаемых в отношении сотрудников органов внутренних дел. Только по итогам девяти месяцев текущего года по данным фактам возбуждено 9326 уголовных дел, из них 9276 - по ст. 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»), 46 - по ст. 306 УК РФ («Заведомо ложный донос») и 4 - по ст.128.1 УК РФ («Клевета»).

Например, на интернет-­портале YouTube некий гражданин разместил видеоролик, в котором мужчина в форме сотрудника полиции в состоянии опьянения на улицах Нижнего Новгорода с оружием в руках провоцирует конфликт с гражданами. В тот же день службой ОИиОС ГУ МВД России по Нижегородской области в прямом телеэфире организовано выступление автора публикации, где он принёс официальные извинения сотрудникам полиции, сообщив при этом, что снятый им ролик является постановочным, и дал по этому поводу опровержение. Дискредитирующий контент с интернет­-портала он удалил в добровольном порядке.

Однако основные последствия размещения в открытом доступе негатива о полиции лежат за рамками правового реагирования. Мы можем привлечь и привлекаем виновных лиц к ответственности, однако запущенный ими механизм уже необратим. Каждую такую публикацию можно сравнить с каплей воды, которая подтачивает монолит общественного доверия к полиции.

- И каков же нынешний образ полицейского, создаваемый в публичном пространстве?

- К сожалению, он далёк не только от идеального, но и от действительного. Так уж сложилось, что наши граждане привыкли доверять написанному.

В этом году по инициативе МВД России РГСУ было проведено исследование общественного мнения о деятельности органов внутренних дел. Оно показало, что почти 80 % граждан готовы поверить негативу о деятельности полицейских, подаваемому в СМИ и Интернете. При этом преобладающее большинство опрошенных сами никогда не сталкивались с фактами нарушения законов сотрудниками полиции.

Что касается теле-­ и киноиндустрии, которая является важнейшим инструментом формирования общественного мнения, то в современных условиях основной её целью является получение максимальной прибыли. На это и ориентируется создаваемая продукция, когда в ущерб объективности измышляются сюжеты, не выдерживающие никакой критики.

У нас имеется опыт просмотра рабочих материалов фильма, посвящённого деятельности нашей службы. В данном фильме имелись сцены проведения оперативно-­разыскных мероприятий в отсутствие понятых, что абсолютно несовместимо с требованиями законодательства, героями-­полицейскими допускались оскорбительные выражения в адрес своих коллег, общение шло на языке жаргона и просторечий. По результатам проделанной работы создателям фильма было предложено вырезать отдельные позорящие полицейских сцены и переозвучить некоторые реплики и эпизоды.

В прошедшем году по заказу ГУСБ МВД России Автономной некоммерческой организацией по развитию социокультурной деятельности «Центр социокультурных экспертиз» проведено исследование ряда популярных фильмов и сериалов. Оно показало, что в представленных на исследование кинопродуктах искусственно создаётся социальный антиимидж сотрудников полиции. Они наделяются качествами, присущими выходцам из криминального мира: это и недисциплинированность, и жадность, и ненадёжность, и привычка обманывать всех и вся. Под воздействием такого образа происходит деформация социальной роли полицейского и всей полиции в целом.

И тут мы вплотную подходим к проблеме отсутствия системы консультирования, следствием которой выступают не только юридически безграмотные фильмы, но и дефекты правового информирования населения. При подготовке новостных сюжетов рядом российских каналов не учитываются особенности нормативного правового регулирования вопросов прохождения службы в органах внутренних дел, а это способствует неоднозначному восприятию аудиторией подаваемой информации.

В настоящее время МВД России выступило с инициативой восстановления института консультантов­-специалистов при производстве теле-­ и кинофильмов, освещающих деятельность сотрудников органов внутренних дел.

Главное - не молчать!

- В завершение беседы, что вы могли бы посоветовать стражам порядка, которые стали жертвой навета, а также руководителям органов внутренних дел?

- То, что мы советуем всегда в таких ситуациях: ни в коем случае не молчать. Нужно защищаться, защищаться всеми имеющимися способами, а их закон нам предоставляет достаточно. Да и сам механизм проведения проверок по фактам дискредитации способен обеспечить довольно прочный фундамент для отстаивания сотрудниками своего доброго имени. В ходе проверок изучается колоссальное количество материалов, задействуются силы специалистов, уже имеющих опыт борьбы с дискредитацией, в необходимых случаях осуществляются выезды в служебные командировки и назначаются экспертные исследования, позволяющие подтвердить порочащий характер сведений. И отказ отдельных сотрудников от права на защиту сводит на нет результаты проведённой работы.

Важен ещё и такой аспект: оскорбление полицейского бросает тень на всю систему. Наше почти библейское многотерпение по отношению к безосновательным обвинениям только убеждает граждан в негативном мнении: если не оправдываются, значит виновны. Причём общественное восприятие таково, что любые действия сотрудника переносятся на всю систему органов внутренних дел в целом. Падает общественное доверие.

А отсутствие партнёрских отношений с населением способно существенно осложнить противодействие преступности, и плоды этого мы видим уже сейчас: количество преступных деяний, совершаемых в отношении наших сотрудников, растёт. Причём 75 % таких случаев происходит во время исполнения сотрудниками служебных обязанностей: это и убийства полицейских, и умышленное причинение вреда здоровью. Массовый характер носит неповиновения законным требованиям сотрудников полиции. Отмечается нежелание граждан сотрудничать с органами внутренних дел в качестве свидетелей. Люди не верят в возможность полиции защитить их законные права и интересы, а вслед за полицией не доверяют и всей государственной власти в целом. Поэтому так важен жёсткий ответ на распространяемую в отношении российской полиции ложную порочащую информацию.

Беседу вела Богдана ЛАГУТИНА

16.12.2015